Газета «Новый Петербург»

ЗАХАР ПРИЛЕПИН:

РУССКАЯ ЛИТЕРАТУРА НА ПОДЪЕМЕ

На минувшей неделе состоялось вручение премии «Нацио­нальный бестселлер». Среди шестерых финалистов был автор романа «Патологии» Захар Прилепин. «Патологии» - первый роман Прилепина - был очень высоко оценен критиками и чи­тателями. Автор - в прошлом боец ОМОНа, участник первой и второй чеченских войн, пребывание на которых и послужило основой для книги. Живет в Нижнем Новгороде. Помимо лите­ратурного труда занимается публицистикой и политической де­ятельностью (член НБП).

- Насколько объективным, на твой взгляд, было присуждение премии? И как ты вообще относишься к «Национальному бест­селлеру»?

-  «Национальный бестселлер» не является корпоративной премией либералов или патриотов, которые дают премии ис­ключительно своим. Те люди, которые ее получали, этого зас­луживали. Это и Леонид Юзефович с прекрасным романом «Князь ветра» о бароне Унгерне, и Александр Проханов с «Гос­подином гексогеном», который потом действительно стал бес­тселлером. И Гаррос с Евдокимовым, и Пелевин. Михаил Шиш­кин - лауреат этого года - без сомнения серьезный писатель. «Национальный бестселлер» - независимая премия, и тот факт, что она, в отличие от всех остальных, вручается в Питере, это подчеркивает. Поэтому у меня нет никаких претензий. Меня радует, что я с первой же книжкой попал в финал премии.

- Распространено мнение, что русская литература умерла. Ты согласен с такой точкой зрения?

- Литература, без сомнения, жива. Мало того, она пережива­ет заметный подъем. У нас большое количество восхититель­ных поэтов, на уровне Серебряного века. Это Дмитрий Быков, Геннадий Русаков, недавно умершие Юрий Кузнецов, Борис Рыжий и многие другие. В прозе - Лимонов, те же самые Про­ханов и Юзефович, молодой Сергей Шаргунов. Тех, кто про­должает традиции великой русской литературы, много.

В 90-е годы ситуация была куда хуже. Это был период пост­модерна, интеллектуальных ухмылок и издевательства над всем русским. Теперь над руинами появляется совершенно новое здание русской литературы, уже не на либеральных или почвен­нических основах. Эти писатели строят свой дом в пустоте, в небе над Россией. Законы новой прозы еще не сформулирова­ны, они создаются у нас на глазах. Возможно, лет через 10 мы поймем, что все-таки хотели высказать. Все самое интересное впереди.

- Какие-то корни у русских писателей 21 века все же есть? На что в литературной традиции, например, опирался ты, когда писал свой роман?

- Леонид Юзефович проводит верную параллель между «Патология­ми» и советской военной прозой 20-х годов - творчеством Ар­тема Веселого, Исаака Бабеля. Но всё же я старался ни на кого не опи­раться, чтобы избежать подражания. А мои любимые авторы  - Эдуард Лимонов, Леонид Леонов и Гайто Газданов.

-  «Патологии» - жесткий, кровавый текст. Все эти сцены - реальность или вымысел?

- Это - кусок реальности, которая отражает мой личный опыт и опыт тех людей, которые были рядом со мной.

- Какова читательская аудитория твоего романа?

- Последнее время мне приходит в неделю по несколько писем. Люди пишут самые разные: и девушки, и прошедшие Чечню солдаты, и пенсионеры. Мне роман дорог тем, что его одинаково хорошо воспринимают и писатели-почвенники, и либералы. А вот в воен­ной среде отношение сложное. Часть «вояк» воспринимают его достаточно агрессивно, потому что он отнюдь не выдержан в ура-патриотических тонах. Хотя та чудовищная ситуация, которая описана в моей книге, когда чеченцы вырезали целую часть, зас­тав врасплох, абсолютно привычна, таких случаев были десятки, поэтому нечего обижаться.

- Великая Отечественная война продолжалась 5 лет. Война Че­ченская с перерывами идет уже больше десяти. В чем, на твой взгляд, причина? Почему великая Россия не может разобраться с маленькой Чечней?

- Ответ очевиден. У власти отсутствует воля к какому бы то ни было решительному действию. По большому счету никто не за­интересован в окончании войны, слишком многие там решают свои финансовые интересы. Российские войска выполняют номи­нальную функцию полицейских, которые сидят на базах и ни во что не вмешиваются. Никакой победой там и не пахнет. Едва из Чечни выйдут федеральные войска, Россия мгновенно потеряет контроль над этой территорией. Чтобы решить чеченскую про­блему, нужно сменить власть в Москве.

-  Как ты считаешь, русский народ способен возродиться к ак­тивной жизни и государственному строительству после всего про­изошедшего за последние 15 лет?

- Я думаю, способен. У меня нет никакого пессимизма в отно­шении нашего народа. Люди показывает свою точку зрения на происходящее в стране либо не ходя на выборы, либо голосуя «против всех», либо - за лево-патриотическую и либеральную оппозицию. Если посмотреть трезво на ситуацию, очевидно, что почти 80% населения страны не желает жить при существующей власти.

- Большинство населения выступает за лево-патриотические цен­ности, и при этом мы имеем путинский режим, который все же пользуется значительной поддержкой. Нет ли здесь противоречия?

- Страна принимает не путинский режим, а самого Путина. Рус­ские предпочитают верить своему государю. В то, что он делает никто не вглядывается. Путин нравится как картинка. Путинский ре­жим мы имеем по недоразумению, в силу того, что Россия имеет патерналистское, государственническое сознание. Она не склон­на к революции, а желает нормальной человеческой власти. Но нынешний порядок вещей не держит ничего, потому что его бес­перспективность понимают все. Путина ждет судьба Горбачева и

Ельцина, которых сначала на­род на руках носил, а спустя не­сколько лет они превращались в объект всеобщей ненависти. В России обязательно будет рево­люция, в результате которой к власти придут лево-патриоти­ческие силы. Но есть серьезная опасность развала страны пос­ле ухода Путина. В распаде Рос­сии заинтересовано колоссаль­ное количество внешних сил, и они вложатся в это. Потом мы уже не соберем территорию. Так что на оппозиции лежит большая ответственность: нуж­но не допустить такого развития событий.

- Глядя из Нижнего, какой видится роль Питера в революцион­ном процессе?

- Конечно, основные события будут происходить в Москве. Но уже сейчас видно, что дух столицы трех революций витает в воз­духе города. Питерцы - люди интеллигентные, не измученные ни московским снобизмом, ни провинциальной замшелостью. По­этому революционные подвижки могут начаться именно здесь. Кстати, я сейчас как раз пишу новый роман о том, что нашей стра­не готовит день грядущий, будет ли революция бархатной, кро­вавой или какой-то еще. О том, как живущие сегодня в России воспринимают эту неизбежность, как они ее чувствуют.

Беседовал Андрей ДМИТРИЕВ

Купить книги:

               

 

Соратники и друзья
Сергей ШаргуновНовая газета в Нижнем Новгороде Нижегородская люстрация

На правах рекламы: