ЗАХАР ПРИЛЕПИН: На встрече с президентом были затронуты ключевые проблемы страны
21 Февраля 2007, Среда

Ведущий – Николай Яременко
Гость - публицист и писатель Захар Прилепин.

Н.ЯРЕМЕНКО – Прошла встреча Владимира Путина в его резиденции в Ново-Огареве с молодыми писателями, драматургами, критиками. Каковы ваши впечатления? Ожидали ли вы себя увидеть в числе приглашенных?

З.ПРИЛЕПИН – Как раз себя я не очень ожидал увидеть в числе приглашенных. Но я давно уже в жизни привык к такому простейшему закону, что то, чего не очень хочешь страстно и чего не стремишься добиваться немыслимыми способами, то тебе легко дается. Поэтому на встречу я попал и попал на нее с колоссальным интересом и даже с удовольствием, потому что те вещи, которые были озвучены президентом касательно литературы, они были любопытны. Например, что касалось собственно детской литературы или создания детского телеканала, это было все разумно и это действительно все назрело. Назрело и на прямое дотирование этой сферы, на какие-то госзаказы, это действительно важно. Что касается разговоров на темы социальные, темы политические, они, конечно, были куда более сложны и для нас, и, я думаю, для Владимира Путина тоже.

Н.ЯРЕМЕНКО – Это что такое было? Как в прежние времена встреча руководителей партии и государства в советские годы с наказами творческой интеллигенции или Путин больше к вам обращался за вашим видением ситуации?

З.ПРИЛЕПИН – Я думаю, что тут интерес был обоюдный, хотя, собственно, говорить о встречах с творческой интеллигенцией в данном контексте, я думаю, сложно. Я думаю, что это была встреча, в известном смысле, альтруистская со стороны власти, потому что та группа писателей, которая собралась, более-менее известны из них, дай Бог, человека три-четыре-пять. Если бы президент хотел реально пообщаться с творческой интеллигенцией, чтобы транслировать свои взгляды на жизнь и заручиться какой-то лояльностью, то, конечно, он должен был бы вызывать Распутина, Солженицына, Проханова, Лимонова, Приставкина, Полякова и Даниила Гранина. А он встретился с молодыми писателями скорее для того, чтобы помочь решить какие-то назревшие проблемы, с другой стороны, быть может, услышать молодую точку зрения на то, что происходит в стране, потому что биография тех людей, которые собрались на встрече, была весьма обширна. Там были только два москвича, остальные десять человек приехали с самых разных концов страны. Кто-то приехал с Питера, с Нижнего, с Ростова, с Петрозаводска и так далее.

Н.ЯРЕМЕНКО – А каким образом вас приглашали? И в курсе ли вы, кто и как отбирал людей для этой встречи?

З.ПРИЛЕПИН – Там достаточно простая история. Половина людей приехала с подачи премии «Дебют», которой занимается Ольга Славникова, приехали лауреаты последних лет этой премии. А вторая половина людей приехала с подачи Фонда социально-экономических программ Сергея Филатова. Этот фонд проводит литературные семинары вот уже шесть лет. Это мощнейшая организация по поддержке именно молодой литературы и все мы в какой-то степени обязаны Сергею Филатову в том, что наша литературная судьба сложилась и тем, что мы попали на эту встречу. Она происходила через данные организации. Но в смысле литературной состоятельности она была вполне репрезентативна. Едва ли, если всерьез раздумывать, можно было бы придумать какие-то другие имена. Это именно те имена, какие и могли быть на этой встрече.

Н.ЯРЕМЕНКО – Мы знаем, как с представителями предпринимательских округов встречается президент, как организуются эти встречи, когда заранее участники встречи распределяют, кто о чем будет говорить для того, чтобы успеть поднять все общие проблемы, которые действительно волнуют все предпринимательское сообщество. Вы каким-то образом заранее договаривались, кто о чем будет высказываться? И о чем лично вы говорили с президентом?

З.ПРИЛЕПИН – Что касается нашей группы, которая приехала от фонда Сергея Филатова, никто ни о чем не договаривался, и все мы вели себя достаточно спонтанно, то есть каждый говорил то, что считает нужным. Вообще в ходе этой встречи, насколько я понял, была определена очередность только первых двух выступлений молодых писателей. Путин выступал в течение 10 минут с приветственной речью, а потом уже начал собственно разговор. Встреча продолжалась очень долго, по-моему, три часа, может быть, даже чуть дольше и успели поговорить буквально все участники встречи. Жесткого регламента не было.

Что касается меня лично, мне кажется, что я выступил с достаточно неожиданными для президента словами. Я говорил не о литературе. Я просил президента сохранить в стране тот климат политических свобод, который сейчас переживает не самые лучшие времена. Я просил президента зафиксироваться в истории России в качестве человека милосердного и доброго по отношению к гражданам своей страны. В числе прочего, попросил его амнистировать тех людей, которые сейчас сидят в тюрьмах по политическим основаниям. Это была одна часть нашей, собственно, беседы. Вторая часть - мы достаточно долго с ним разговаривали - касалась внутренних социальных проблем и внешнеполитических. Я высказал опасение касательно наших отношений с Белоруссией, с Грузией. С другой стороны, я посетовал на то, что достаток россиян растет не так быстро, как хотелось бы, не с такой скоростью, как растет стабилизационный фонд, и что пресловутые национальные проекты, допустим, в области сельского хозяйства обернулись ничем, а в области жилья обернулись подорожанием этого жилья. То есть меня волновали больше проблемы человеческие, нежели литературные, и я этого не скрываю.

Радио «Говорит Москва»

Купить книги:

               

 

Соратники и друзья
Сергей ШаргуновНовая газета в Нижнем Новгороде Нижегородская люстрация

На правах рекламы: