Книжный проект. Захар Прилепин.

Писатель, журналист, член НБП. Автор романа «Санькя». Участвовал в недавней встрече президента Путина с молодыми писателями.

1. Самая недооцененная, на ваш взгляд, книга столетия? (ХХ век)
Леонид Леонов «Пирамида». Роман-наваждение в трех частях, вышедший в 1994 году и являющийся в известном смысле итоговым — как в русской литературе, так и в мировой. Книга эта, скорее всего, была придумана в общих чертах еще в 30-е годы, к концу 70-х она была готова, и потом, почти 20 лет, Леонов ее правил, стремясь сформулировать абсолютный знак для понимания истории жизни человека на Земле. Все, что было в человеческих силах, он сделал. На фоне «Пирамиды» многое из того, что считается самой важной литературой столетия, кажется призрачным.

2. Самая переоцененная книга столетия? (ХХ век)
Александр Солженицын, «Архипелаг ГУЛАГ». Сегодня эту книгу стоит переиздавать с многочисленными комментариями. Должно быть уточнено, где именно Александр Исаевич преувеличил приводимые им данные и где сведения, предоставленные им, спорны, в силу существования иных исторических источников. В таком виде монументальный труд Солженицына может быть даже полезен. Но вообще, как выясняется, историческому мифу (в данном случае — национальному мифу о времени правления Сталина) не страшна никакая литература.
Есть еще хорошая плохая книга Пастернака и плохая хорошая книга Булгакова, но слишком многие их ругали (но куда больше, и столь же незаслуженно, хвалили).

3. Если бы в школьной программе решено было оставить только одну книгу, какую бы выбрали вы?
Пушкин, «Капитанская дочка».

4. Какая книга, на ваш взгляд, точнее всего отражает современность? (то, что для вас лично является сейчас современностью)
Последние книги Лимонова, Проханова, Пелевина, Сорокина, Шаргунова, Романа Сенчина.

5. Ваше самое сильное литературное впечатление за последний год?
Сборник стихов «Последнее время» Дмитрия Быкова. Роман «Надпись» Александра Проханова. Сценарий Владимира Нестеренко «Чужая». А также «Поправки» Джонатана Франзена.

6. Какая книга запомнилась вам как очень смешная?
Никакая. Все самые смешные книги — очень грустные.

7. У какого писателя, на ваш взгляд, лучшее чувство юмора?
Безусловно, Гоголь.
Меня никогда не смешили, скажем, Аверченко или Зощенко. Фельетоны Чехова. Наверное, в русской литературе с чувством юмора есть проблемы. Здесь шутят мрачно и словно стесняясь своей остроты. Но именно эта мрачность почти случайного юмора в русской словесности мне мила. Помню, что несколько раз сильно смеялся, читая Лескова (или Гарина-Михайловского), который никогда никого не пытался рассмешить, и даже, кажется, Гаршина. Самый «смешной» современный русский писатель — конечно же, Довлатов, это все знают. Но мне куда больше нравится иногда злое, иногда с ясной самоиронией чувство юмора Лимонова (в том числе и Лимонова-поэта). Многие просто не понимают, насколько смешны некоторые его наблюдения.
По-моему, очень веселая книга «Голово(ломка)» Гарроса – Евдокимова. Кажется, они первыми смогли сделать то, что умеют Тарантино, Гай Ричи и Скип Вудс в кино, — но только в русской литературе, и лучше, и злее, и глубже.
Конечно же, меня бурно веселят безумные, беспощадные метафоры Проханова (за исключением последнего романа «Теплоход “Иосиф Бродский”», где ничего уже не смешило).
Последняя вещь, искренне порадовавшая, в том числе и замечательной иронией, — «Алфавита» Андрея Волоса.

8. Над какой книгой вы плакали?
Если б я умел, я бы проплакал весь «Тихий Дон».

9. Прочтя какую книгу, вы испытали острое сожаление, что не вы ее написали?
Я испытываю непоправимую грусть, что не написал и никогда не напишу «Мертвые души» (пусть даже наброски ко второму тому). Или «Тихий Дон». Но сожалеть об этом — все равно что сожалеть, что не ты автор Библии.
Еще я хотел бы написать «Иосиф и его братья» — и больше никогда ничего не писать.
Я с удовольствием написал бы несколько романов Генри Миллера, Хемингуэя, Фицджеральда. Присвоил себе авторство десятка рассказов Буковски, или романа «Обещание на рассвете» Ромена Гари, или книги «История мира в 10 1/2 главах» Джулиана Барнса.
Иногда приходят в голову странная мечта об идеальном писателе, который создал бы, условно говоря, и лучший семейный роман, и лучший военный, и лучший эпос, и лучшую, допустим, приключенческую книгу, и еще много всего. Скажем, один автор написал бы и «Хаджи-Мурат», и «Дети капитана Гранта», и «Сад расходящихся тропок», и «Братья Карамазовы», и «Усвятские шлемоносцы».
А может быть, даже «Сексус» и «Горячий снег».
Зачем мне, правда, нужен такой автор, я не знаю… Но как было бы здорово, если б им был я.

10. Самый яркий пример писательской бездарности.
Все безусловно плохие писатели, встречавшиеся мне, были по-своему хороши.

11. Кому бы лично вы дали Нобелевскую премию? (не важно, жив этот писатель или уже умер)
Леониду Леонову, Владимиру Набокову, Гайто Газданову, Эдуарду Лимонову.

12. Какую книгу вы могли бы назвать любимой?
«Вечер у Клэр» Газданова.

13. Ваша любимая цитата.
«Говорят: в конце концов правда восторжествует, но это неправда» (Антон Чехов).
«Господи, дай мне сил преодолеть то, что я могу изменить, дай мне терпения вынести то, что я изменить не могу, и мудрости отделять первое от второго» (слова, приписываемые адмиралу Харту).
«Разве я сторож брату своему?» (Каин).
«Говорили, будто я оскорбил королеву Пруссии, вовсе нет. Я только сказал ей: “Женщина, возвращайся к своей прялке и хозяйству”. Мне не в чем себя упрекнуть. Я велел освободить ее фаворита Хатцфельда, а то бы его расстреляли» (Наполеон).
«Умрешь — и все узнаешь; или перестанешь спрашивать» (Толстой).

14. Ваш любимый поэт.
Павел Васильев.

15. Ваше любимое стихотворение (не обязательно – того же автора).

Снегири взлетают красногруды…
Скоро ль, скоро на беду мою
Я увижу волчьи изумруды
В нелюдимом северном краю?
Будем мы печальны, одиноки
И пахучи, словно дикий мед.
Незаметно все приблизит сроки,
Седина нам кудри обовьет.
Я скажу тогда тебе, подруга:
«Дни летят, как по ветру листьё,
Хорошо, что мы нашли друг друга,
В прежней жизни потерявши всё...»

Это Павел Васильев, последнее стихотворение, написанное незадолго до смерти.

Кроме того: несколько десятков стихотворений Блока, Маяковского, Есенина, Бродского, Дмитрия Быкова. Несколько стихотворений Гумилева, Мариенгофа, Георгия Иванова, Юрия Кузнецова.
«Поэма о князе Михаиле Черниговском» Тимура Зульфикарова.
Борис Рыжий: «Вот здесь я жил давным-давно…»
Эдуард Лимонов: «Когда изящный итальянец…», «Я целую мою русскую революцию».
Тасос Ливадитис: «Канун Рождества», «Выжившие», «Встречи».
Сесар Вальехо: «На рассвете».
И еще несколько тысяч стихотворений других авторов.

16. Лучшая детская книга.
«Р.В.С.» Аркадия Гайдара. Наверное, есть лучше, зато эта — моя любимая. И еще «Ариэль» Александра Беляева. И еще более двадцати романов Жюля Верна, которые успел прочесть.

17. Детская книга,которая была незаслуженно забыта.
«Тот, кто называл себя О. Генри» Николая Внукова.

18. Лучшая экранизация художественного произведения.
«О любви» Сергея Соловьева. Очень многие советские экранизации Чехова восхитительны. Начиная от гениальной «Свадьбы» Исидора Анненского, и остальных его фильмов по Чехову, затем «Плохой хороший человек» Хейфица, и даже, наверное, «Поцелуй» Балаяна, и тем более «Неоконченная пьеса для механического пианино» Михалкова, и «Мой ласковый и нежный зверь» Эмиля Лотяну, и еще что-то такое вспоминается.
Кроме того:  «Хождение по мукам», режиссер Василий Ордынский.
Все экранизации Толстого и Шолохова Сергеем Бондарчуком (кроме последней серии «Войны и мира»). «Мертвые души» и некоторые другие экранизации Михаила Швейцера. Много всего…

19. Худшая экранизация.
Все по-своему хороши и полезны, поскольку отражают не только экранизируемый текст, но и состояние народа в те времена, когда экранизация случилась.

Купить книги:

               

 

Соратники и друзья
Сергей ШаргуновНовая газета в Нижнем Новгороде Нижегородская люстрация

На правах рекламы: