«ТЕРРИТОРИЯ НАСТОЯЩЕГО» ЗАХАРА ПРИЛЕПИНА

Это – ветер с красным флагом
Разыгрался впереди...

А. Блок


8 декабря в Рязани побывал писатель, которого многие не считают писателем. Которому, тем не менее, недавно в третий (!) раз присудили известную литературную премию. Журналист и политтехнолог; автор книги «Санькя», ставшей культовой для части радикально настроенной молодёжи. И помимо этого, член национал-большевистской партии (НБП). Словом, личность неоднозначная…

Захар Прилепин родился и вырос в селе Ильинка Рязанской области (Скопинский район).
Принимал участие в боевых операциях в Чечне (1996 и 99 г.). Окончил филфак Нижегородского университета. Работал в PR-агентстве «ПРАЙМ» главным редактором политической экспертизы.
В 2003 дебютировал как поэт, с тех пор публикует стихи и прозу в литературных газетах и журналах. Настоящую литературную известность получил после выхода романа «Патологии» – на основе личных впечатлений о Чеченской войне.
«Захар» – детское прозвище (по паспорту Евгений), но фамилия Прилепин – настоящая. Вторая (Лавлинский) – фамилия прабабушки родом из Польши).
Сотрудник ряда нижегородских СМИ, главный редактор регионального политического портала агентства новостей «Нижний Новгород».
Финалист премий «Национальный бестселлер» (2005, 2006) и «Русский Букер» (2006).

«Официальной» целью визита Захара Прилепина в Рязань была встреча с читателями в 17 вечера в книжном магазине торгового дома «Барс».
Посмотреть на писателя и послушать его «живьём» довольно интересно, однако большого скопления читателей не образовалось. То ли читающей Рязани пока мало известно творчество Прилепина, то ли вообще неинтересны встречи с писателями (тем более, в пятницу вечером).
Ну, а кроме того, сотрудники «Барса», позволившего читателям Прилепина встречать его на территории магазина, очень не хотели каких-либо неприятностей или политических акций, которых всерьез опасались, зная убеждения автора. Так что мероприятие прошло в довольно нервозной обстановке. Менеджер магазина с микрофоном в руке начала задавать писателю бесконечные вопросы о литературе, о его круге чтения, о его романах, о его премиях и опять о литературе. Прилепин исправно отвечал.
Стало понятно, что разговор специально уводится как можно дальше от любых тем, связанных с политикой. Так что все скользкие вопросы тактичные журналисты отложили «на потом». И как только микрофон удалился, к писателю и в самом деле наконец-то потянулись читатели – взглянуть на книжки, взять автограф…
Спорить о плюсах и минусах книги Прилепина «Санькя» бесполезно. Кому-то и Горький до сих пор великий писатель (с которым, кстати, Прилепина сравнивают – и в темах, и в стиле наблюдается что-то родственное). Однако, по словам Прилепина, он не стремился к литературной известности: успех первой книги «Патологии», написанной от лица участника чеченской войны, автора просто «ошарашил» («Я не думал, что это может быть так востребовано»). К тому же писатель сознался в том, что давно интересуется политтехнологиями, а журналистика и подавно – его хлеб. В общем, создалось впечатление, что литература – только побочный эффект этих занятий. Просто ещё одна «технология» выражения политических убеждений.
Впрочем… судите сами. Приведём наиболее интересные вопросы-ответы из беседы Прилепина с читателями и журналистами.


– Вы состояли в каких-либо ещё партиях, кроме НБП?
– Нет, это единственная партия, в которой я состою. С 1996 года.
– И что это вам даёт?
– Видите ли, я считаю, что в жизни есть сферы, которые можно считать настоящими. А всё остальное, среди чего мы живём, – это игровое пространство, в котором многое происходит не всерьёз, взять ту же «большую политику». А есть вещи, которые всерьёз: мои дети, семья; партия; литература. Это – мир, в котором не разыгрывают какие-то фишки, не валяют дурака. И партийная деятельность – моя и моих друзей – не продукт игрового поля.
Именно поэтому она и вызывает такую ненависть у чиновников. Например у Владислава Суркова (я с ним недавно встречался в Кремле). Он просто ненавидит Лимонова, поскольку это единственная фигура в российской политике, которая ему неподконтрольна. Я много слышал о том, как происходит общение Суркова с политиками, в том числе и высшего эшелона. Он их строит, как детей, он просто матом орёт на них. Такой вот замечательный, не без гениальности, но и не без цинизма, кукловод. Всё, что не входит в сферу его влияния, вызывает у него раздражение.
– Кто вас позвал в партию?
– Сам пришёл. Началось всё в общем-то с того, что Лимонов приехал в Дзержинск (Нижегородская область. – авт.), а я уже тогда знал его книги, любил и читал. А другого выбора в середине 90-х не было, среди партий не из чего было выбирать. Уже было понятно, что компартия себя дискредитировала.
– И вы полностью поддерживаете программу своей партии?
– Знаете, сочинить политическую программу – не проблема. Я их сам сочинил уже, наверное, штук сто. Это ведь набор слов, за которым может ничего не стоять. Поэтому дело не в программах, как ни пошло это звучит, а в наличии людей, которые связывают своё будущее с будущим этой страны. У тех, кто обитает в Кремле, будущее прямо противоположное. Они ощущают себя такими наемными менеджерами, которые, в конце концов, отсюда разъедутся. Это просто вопиёт из каждого их поступка.
– Тогда какое будущее вы, как политтехнолог, спроектировали бы для России?
– Оно должно состоять их двух частей: первое – грамотная, человеколюбивая внутренняя политика государства, и второе – неагрессивная, открытая и всеобъемлющая внешняя политика. А уж какими путями будут достигаться эти два пункта – либеральная ли экспансия, патриотическая ли, правая, левая – не так важно.
– Вообще-то, когда я слышу партийные лозунги НБП, в которых самое частое слово – «смерть»… Это меньше всего вызывает мысли о «человеколюбивой политике».
– Понимаете, этим лозунгом нацболы демонстрируют только одно: что они готовы жертвовать ради судьбы своей страны чем угодно, даже собственной жизнью. Это же не призыв «убей всех», не «замочим всех в сортире», а нормальный лозунг наподобие самурайских. В нём нет ничего антигуманистического. Это проявление высшего гуманизма – способность человека жертвовать собой.
– Что вы пишете сейчас?
– Книгу для серии «Жизнь замечательных людей» о Леониде Леонове. По-моему, это самый недооцененный писатель 20 века.
– ??? А мне казалось, мало кому нравится «Русский лес».
– Но это самый плохой его роман, хотя и очень известный – и поэтому восприятие Леонова у нас изуродовано. У него есть совершенно гениальные вещи. Я всем рекомендую ранние его рассказы, романы «Вор», «Пирамида», «Дорога на океан». Это просто чудо русской литературы.
– Вы написали книгу о Саньке – участнике молодежного революционного движения. Почему именно об этом?
– Как я уже говорил, эта партийная деятельность молодёжи, так же как чеченская война, для меня принадлежит к «территории настоящего». В силу этого я был просто обязан, как свидетель и соучастник этих событий, всё это зафиксировать, и показать, что это – ТОЖЕ современная реальность. Иначе мы будем обделены – если будем представлять, что у нас всё так очаровательно, как нам демонстрируют по государственным телеканалам.
– Сейчас Захар Прилепин – автор двух известных книг, своего рода бренд. Но всего два года назад всё только начиналось. Сложно ли было молодому нижегородскому журналисту Евгению Лавлинскому пробивать себе дорогу?
– Всё получается просто, когда об этом не заморачиваешься. Я просто писал эту книгу, не задумываясь, что с ней буду делать. Потом отправил в три издательства, и через неделю все три мне прислали по договору. Я выбрал из них самый дорогой.
– Что для вас всё-таки главное – писать книги или заниматься политикой?
– В Нижнем Новгороде и в Москве я занимаюсь всевозможной журналистской и политтехнологической работой, что и для писателя важно. Потому что мне относительно понятны те механизмы, по которым действует российская политика, и что определяет нашу с вами жизнь.

Ольга Сидорова

Купить книги:

               

 

Соратники и друзья
Сергей ШаргуновНовая газета в Нижнем Новгороде Нижегородская люстрация

На правах рекламы:

Ремонт и обслуживание откатных ворот Москва делают профессионалы