Евгений Алексеев

Cтихи на случай

Захару Прилепину

Не консерватор, не вагант,
Но вызывает изумленье.
В нём есть писательский талант
И своенравное мышленье.

Творящим не для дураков
Не хватит одного абзаца:
В десятках разных языков
Его деяния плодятся.

Призов и премий — до ушей,
В один присест не подытожит.
Предпочитает «депешей»,
И без Вертинского не может.

Всё аккуратно, по уму,
Не успокоен книжным раем.
Не сторож брату своему,
Вот оттого и почитаем.

 


Владимир Безденежных

Памятуя, что сначала было слово
А талант пиита — божий дар
Полоснула Верка Лолозкова
По майору с именем Захар

Полоснула пятистопным матом
Всё грозясь шампанское открыть.
И унять пытались, да куда там!
Говорит: пила и буду пить!

На глазах притихшего народа
Столько страсти на чужой крови…
А тому назад четыре года
Признавалась в искренней любви.

Говорила: все вокруг тарасы
Лишь Захар воистину мужик
Светел мыслью и лицом прекрасен
В общем, в её душу он проник.

У него детей четыре штуки!
Сделал что ли б Верке одного
Жизнь щедра на разные кунштюки
Не сложилось в Веркой у него…

Жжет теперь глаголом: слюни, сопли
Ах, ее оставили одну!
По нему такие девки сохли!
Он, немодный, всё любил жену

Раз отверг, то получи, писатель,
Слышишь гей-казачий грозный свист?
Ты теперь законченный каратель,
Отщепенец, ватный экстремист!

Для тебя уже отлили пулю,
На тебя нацелят «Точки У»
Зря отверг любовь ее слепую —
Сложишь скоро буйну голову.

Но война закончится победой
И никто, конечно, не умрет
Станет Верка пухлой и дебелой
Подошьётся и шампанского не пьет.

 


Светлана Василенко

Захару Прилепину

Я хочу быть Максимом Горьким, 
чтобы жить на берегу Волги в Нижнем,
писать в амбарной книге рассказы о ближних,
ходить по Руси в лаптях и рубахе.

Говорить на языке нижегородском,
не мешая его со французским,
окать на самом чистом, как Ока на Стрелке, —
на самом русском.

Разрезать волну крылом волглую,
круг почетный свершая над Мининым.
Распугав всех окрестных пингвинов,  
Буревестником полететь по-над Волгою.

Над утесом лететь, эх, Стеньки Разина,
чуя запах людской кровушки,
чтоб в Сорренто найдя хлеб да кровушек,
душу выхаркать ей, заразиной.

И раскуривать трубку с дьяволом,
превратиться в легенды и были,
И заплакать в платочек синий,
будто Волга. А мальчик был ли?

 


Арсений Гончуков

Захару Прилепину

однажды мой друг
(и я до сих пор считаю его другом, потому что просто верю ему)
почти кричал на меня, говоря:
куда ты идешь, зачем живешь, ты пишешь не то!

я и сам так часто думаю, полагая,
что вокруг меня идиоты и тщеславные люди
и для них, и вместе с ними
я пишу — полную чепуху

друг говорил: никому не интересен твой палец
который ты прищемил в двери
и что он у тебя болит
вот, например, интересна Россия, несправедливая страна

я сидел и улыбался, потому что уверен:
палец — интереснее, особенно — если прищемили палец
ребенку
и я могу заплакать вместе с ним

а Россия — что Россия?
у меня старая мать, но я не чувствую к ней любви
так же, как не чувствую свое тело
и не замечаю прекрасные черные липы под своим окном

 


Евгений Гусев

БАТАЛЬОН ПРИЛЕПИНА

Кто ответственен за строку,
Тот по сути защитник, воин.
Приравнявший перо к штыку,
Лучшей участи будь достоин!

Среди взрывов и огненных трасс
Забываешь о личной боли.
Кто пошёл защищать Донбасс,
Удостоен будь лучшей доли!

Через время идёт твой «Взвод»,
Он уверен в себе, спокоен.
Защищающий свой народ,
Лучшей участи будь достоин!

Утвержденье, как мир, старо:
Если пишешь — готовься к бою.
Приравнявший к штыку перо,
Знай и помни, что мы — с тобою!

 


Урсула Дар

Захару Прилепину

Едва жива засыпанная снегом
Окраина Руси.
Но здесь дымится зеркало Онего,
И — Господи спаси! —

Какие в нём ерши и зодиаки
Под хрустнувшим ледком,
Когда в ночи свирепствуют собаки
Косматым языком.

Дай вы-го-во-рить-ся! Не захлебнуться
Среди твоих чудес,
Дай мордой в небеса твои уткнуться,
В дозвёздный лес.

В пустынях снеговых или бумажных
Почуять дай — молю!
Что плачет сукин сын, со-друг, со-бражник
Со-брат по словарю.

Дай поцелую в губы золотые
За слово-серебро,
А сердце, словно конница Батыя,
Топочет под ребро.

 

* * *

Захару Прилепину

Свет ноября. Перегорели спички.
Трепещет костерок.
Поговоришь с Онегой по привычке — 
И волны между строк.
И ряпушка в бездонной сковородке,
Картошка в котелке.
Так хочется свободы — или водки
На русском языке.
Земля моя — озябшая, живая,
Из домовин бараков и хрущеб
Шарахает победа моровая…
Мы выживем ещё.
Перезимуем, запалим огарки,
Мазут сотрём со лба,
Воскресшие у божьей кочегарки,
Где теплая труба.

 

* * *

человек смотрит на море
море смотрит на человека
и думает
какое же я большое!
какой же он маленький!
потом человек уходит и уносит в себе целое море

человек смотрит на бога
бог смотрит на человека
и думает
какой же я большой!
какой же он маленький!
потом человек уходит и уносит в себе целого бога

человек смотрит на маму
мама смотрит на человека
и думает
какой же он маленький!
какая же я большая!
потом человек уходит
и вечно носит в себе женщину, которая была для него морем и богом

 


Андрей Дешпит

Cнег

Захару Прилепину

В зимних закромах скопище воды,
Мокрая крупа, — наш песок и йод.
Влаги аромат — старый поводырь
Снега, что упал — опустился — пьёт.

Месиво дави тёплою стопой,
Сепией следов сочини для всех
Мести алфавит, протопчи с толпой
От «СВАЛИЛСЯ!..» до «НЕНАВИЖУ СНЕГ!..»

 


Александр Кабанов

Захару Прилепину

Файл стерпит больше, чем бумага,
под свист щербатых флейт —
везет призывника отцовская коняга,
а там, в Чечне — delete.

Подташнивает Збруеву Надежду,
а ей шестнадцатый минует год,
так сладко и тепло — внутри и между,
она поглаживает свой живот,

закуривает и глядит сердечно,
как сахар, — растворяется в толпе:
прощай, прощай, мой милый, бесконечно,
а дальше — БМП и tmp.

 


Юрий Кононов

18.06.2016

Захар в «Сахаре» о Захаре сказал немало веских слов.
В патриотическом угаре я слушал проповедь Отцов.
Один отец литературный, — он облик ДНР сваял,
Как человек весьма культурный героев в образ тот впаял.
От «Слова о полку» до Блока — встают живые типажи.
Братоубийственная склока, антимоскальские ножи.
Вот Гиви, Дрёмов, Моторола, — гусар летучих эскадрон.
Советская простая школа и справедливость как закон.
Тут Русский мир, тут Русью пахнет, тут вызов бросили Тельцу.
Пока буржуй над златом чахнет Всегда есть дело молодцу!
Другой отец как команданте, в его фамилии есть «ЧЕ»!
В его рассказе отзвук Данте, тату «Россия» на плече.
Он говорит скороговоркой о зверствах армии врага.
И понимаешь всё подкоркой. Свербит пробитая нога.
Он кровью право атамана на поле боя заслужил.
Почти как Гёте Эккерману Захар Захару услужил.
Отцы родные, командиры! Ваш глас прекрасен на миру.
Когда же изорвут мундиры «непобедимых» ВСУ?

 

ДНЮХА. ДНР. ЗАХАР.

Поэтическое поздравление Прилепина
06.07.2017

За характер Захара ценю я,
он за русских сражается днесь.
И жену, и детишек целуя,
мчит в Донецк и поет свою песнь!
Здесь его батальон, здесь окопы,
Здесь могилы героев войны.
И пускай Западло и холопы
льют ручьи ядовитой слюны.
Как Твардовский, как Симонов с лейкой
этот парень на передовой.
За здоровье майора налей-ка,
пусть не шибко рискует башкой.
Он поэт, он писатель, он воин,
для него ДНР — Сталинград.
И любви всенародной достоин,
и державных наград.
Это «Санькя» сошел со страницы
в каске, бронике и с «калашом»!
Чтобы враг не мытарил станицы,
чтобы людям жилось хорошо.
Ну, конечно, «Светлейший» не выдаст,
и, вестимо, Победа придёт.
И граница Донбасса — на вырост,
и Звезда
над Спасом
встаёт.

 

ПРИЛЕПИН ПРЕЗИДЕНТ

рэп-поэма

Эй, товарищ, не упусти момент,
Грядёт мессия — Прилепин Президент!
Кому Захар, а кому Евгений.
— Скажытэ он Мастер?.. Мастер?!  Он — гений!
Средь сонма книг возвышаются пики –
«Санькя», «Паталогии», «Грех», «Обитель».
Боец  ОМОНа, член НБП,
Путь его тернист, но он с нами в одном купе!
Не съехал в Грас или не дай бог Бретань,
Не обабчелся, как какая-нибудь эховская срань.
Гроздья премий на жилистой шее,
Сегодня в студии, завтра в траншее.
Помощь реальную получит Донбасс,
Он в центре событий, любимец масс.
Когда вражьи стрелы ложатся слишком густо,
Он «Взвод» писателей выводит на бруствер.
Шишков и Давыдов,  Державин-старик,
Дружно заткнули либероидов крик.
Он всесоюзный, братва, замполит,
За русских не печень, а сердце болит!
Из однодворцев, служивый по крови,
Котел-голова, гусеницы-брови,
Глаза-буравчики, лучики морщин,
Секс-символ средь пишущих мужчин.
Четверо детей, красавица жена,
Просится вопрос: — Какого же рожна?..
Ответ тривиален и прост, как сапог –
Он по-иному поступить-то не мог!
Как не смогли Симонов и Гайдар
На ташкентском фронте писать мемуар.
«Россия — всё…», «Отнять и поделить»,
Олигархи на выход, трудяги — будем жить!
Левый поворот, не чужая смута,
С этим парнем всё будет круто.
Эй, товарищ, не упусти момент,
Грядет мессия — Прилепин Президент!

08.09.2017

 


Анастасия Константинова

Какой случится день недели

(по одноимённому рассказу З.Прилепина)

мы будем кормить дворовых кошек
отдавать им свою еду
и заниматься любовью на завтрак обед и ужин

как в бреду

ты будешь ждать меня
если уйду

забывая даже побриться
станешь оправдываться:
«Прости я так занят был
тебя ждал
почему ты так долго не шла?»
и я не смогу удержаться
проведу языком у твоего виска
ты возьмёшь меня на руки
«Хочу тебя. Всю»

а потом одежда всюду…
собирать по квартире, смущённо улыбаться
«вот это мы натворили…»
и передумаем убираться
пусть ещё поваляется,
так красиво…
неожиданно в тишине:
«я хочу от тебя сына»
«а я дочку. что б на тебя похожа…»

сядем на подоконник
внизу прохожие…
дождь начнётся
«знаешь, я не могу поверить в счастье своё, о Боже»…
и нежно, как ты умеешь, руками по волосам:
«Девочка моя. Моя лиса…»
у меня опять мурашки по коже
от твоего голоса…

вот и вся наша чёрная полоса —
доводить до такой тоски
друг по другу
до такой истомы
но.оно того стоит…
оно того стоит…

и не поверим никому, кто скажет
что всё закончится болью
я точно знаю —
счастья будет всё больше и больше
больше и больше…

 


Алексей Королёв

ruse/rush/rusk/rust/rus

Захару Прилепину

любовь равна боязни потерять
старенье есть неуваженье меньших
и дух есть разновидность бытия
в стране неименованных умерших

мы все размещены вокруг стола
багетт единогласно обезглавлен
профессора и лютая шпана
проклятый центр и медленность окраин

о русь моя церковная строка
хваленая конторская придирка
по вечерам ты искренне строга
а утром избегаешь поединка

от выстрела останется тоска
четвертый джинн лишается бутыли
нас долго отводили ото сна
но не смогли, а там не разбудили

какая ты природа русская
не умерщвлен так до конца уменьшен
любовь равна периметру стола
и поднятой руке на слезных женщин

 


Раймонд Крумгольд

Патология

Захару Прилепину

Миллионы тонн
Жидкого холода
Шелестели
У моих ног

Хотелось увидеть
Замёрзшее море
Но оно живо

Январский сумрак
Стёр горизонты
Оставив пульсацию
Маяков

Вода ледяная
И почти пресная
Так тихо
Что хочется всё увидеть
Впервые

Пусть это кажется патологией
Почти физически
Любить море
Ветер. Вечер. Сугробы. Песок
Но…

«Там,
Где заканчивается равнодушие,
Начинается патология»

Прочитал я на станции
Ожидая электричку

Переживая то лёгкое
И усталое счастье
Которое обычно остаётся
После соития…

 


Михаил Крупин

ВЕЛИЧАЛЬНАЯ

Мой дивный брат по крови слова!
Роднися с вольною судьбой!
Пусть солнце счастия благого
Стоит в зените над тобой!

Всех муз веселое собранье
И всех святых согласный взор
С тобою вместе на гуляньи
И в утружденьи с давних пор!..

Твоя строка как чарка яда,
Что во спасенье налита,
И пьется мне, хотя не надо,
Нельзя так залпом пить с листа…

Перемахнув запруды, касты,
Со всею Русью ты «на ты»!
Хочу, чтоб соколом лобастым
Всех утиц видел с высоты!

С прекрасной Днюхой поздравленья
Прими как антикварный грош!..
И из-под ласты — как тюлень я —
Слежу как воздух ты стрижешь.

 


Елена Крюкова

Василий Блаженный

Захару Прилепину

Напиться бы, ах, напиться бы, напиться бы — из горсти…
В отрепьях иду столицею. Устала митру нести.
Задохлась!.. — лимон с клубникою?!.. — железо, ржу, чугуны —
Тащить поклажей великою на бешеной пляске спины.
Я выкряхтела роженочка — снежок, слежал и кровав.
Я вынянчила ребеночка — седую славу из слав.
Какие все нынче бедные! Все крючат пальцы: подай!..
Все небо залижут бельмами!.. — но всех не пропустят в Рай.

А я?.. Наливаю силою кандальный, каленый взгляд.
Как бы над моей могилою, в выси купола горят.
Нет!.. — головы это! Яблоки! Вот дыня!.. А вот — лимон!..
Горят последнею яростью всех свадеб и похорон.
Пылают, вещие головы, власы — серебро да медь,
Чернеющие — от голода, глядящие — прямо в смерть!
Шальные башки вы русские, — зачем да на вас — тюрбан?!..
Зачем глаза, яшмы узкие, подбил мороз-хулиган?!..
Вы срублены иль не срублены?!..

…Ох, Васька Блаженный, — ты?!..
Все умерли. Все отлюблены. Все спать легли под кресты.
А ты, мой Блаженный Васенька — босой — вдоль черных могил!
Меня целовал! Мне варежки поярковые подарил!
Бежишь голяком!.. — над воблою смоленых ребер — креста
Наживка, блесна!.. Надолго ли крестом я в тебя влита?!
Сорви меня, сумасшедшенький! Плюнь! Кинь во грязь! Растопчи!
Узрят Второе Пришествие, кто с нами горел в ночи.
Кто с нами беззубо скалился. Катился бревном во рвы.
Кто распял. И кто распялился в безумии синевы.

А ты всех любил неистово. Молился за стыд и срам.
Ступни в снегу твои выстыли. Я грошик тебе подам.
Тугую, рыбой блеснувшую последнюю из монет.
Бутыль, на груди уснувшую: там водки в помине нет.
Там горло все пересохшее. Безлюбье и нищета.
Лишь капля, на дне усопшая, — безвидна тьма и пуста.
А день такой синеглазенький! У ног твоих, Васька, грязь!
Дай, выпьем еще по разику — смеясь, крестясь, матерясь —
Еще один шкалик синего, презревшего торжество,
Великого,
злого,
сильного
безумия
твоего.

 


Максим Кучеренко

Стихи на случай

Зазнав про письмена Захара
Поет Державина душа!
И адский огнь и божья кара
И пули свист и блеск ножа
Настигнут тех, кого вожжа
Чумным желанием кусала.

Пусть в треуголке, в каске ль он 
Гибридным замыслом влеком
Летит на дроне, на кобыле
Несется ли, в автомобиле
Взрывчаткой начинив его
Он враг. И больше ничего.

Перо к перу и штык к штыку
И строки сковзь века несутся
Сердца отмщением нальются
Пиит теперь сродни быку.
В средине огненной машины
За слоем дюжинной брони
Сияют грозные мужчины
И знай, читатель кто они.

Майор Прилепин и Державин
Воскресший русский генерал!
Один воздвиг другой прославил,
Один крушил, другой спасал!
Теперь в движении едином
Седой поэт с любимым сыном-
Писателем. Через века
Глядят на наши облака.

 


Юрий Макусинский

Петербург достоин своих строителей:
от Петра до Павла — любви стяжателей.
Хорошо, когда мы встречаем в Питере
настоящих русских живых писателей.
Не похож ты вовсе на небожителя,
и рука тверда — честь пожать ее,
но душа укутана в теплом свитере,
а глаза — фотонные отражатели.
Хорошо, что в небе нет истребителей,
что враги от злости пока не спятили.
Ты прошел по Лиговке — небо в литерах
не дождем рассыпалось — водосвятием.
Слава — Богу, ангелам и родителям,
и твоим любимым друзьям — читателям!

21.04.2016

 


Алексей Отсудин

Последний герой

Захару Прилепину

Глоток сверх меры — смерть автопилота…
Откуда, Aвва Oтче, эта чача?!
Смотрел в упор и напевал всего-то:
«в тропическом лесу купил я дачу».
Сошлись в снегу, эффектно скинув польта,
и вот один плашмя лежит у ели —
я знаю кто он, за кого и сколько
сидит свинца в его тщедушном теле.
Пропал кураж с отменой перекура,
а партитуры реквием навыли
ещё тогда, когда стрела Амура
попала в сердце, но прошла навылет!
Но зодчему обрыдло строить глазки,
крошить табак в бокал киндзмараули.
Как Бог его хранил без женской ласки,
и черти не забрили потому ли?
Был гибок, стал как проволока ломкий —
за способ избавления от стресса
благодарят брутальные потомки
и даже те, кто не имеет веса.
Он из-за тучи, расстопырив пальцы,
жжёт пенопласт, распугивая темень
в душе француза, русского, испанца
который окончательно не в теме.

 


Андрей Плыгач

Захару Прилепину, с уважением

…я с детства не спрашивал: что читать?
а нынешний ширпотреб пусть нервно в сторонке курит:
ведь всякие гарри поттеры — не чета
старой доброй советской литературе!

не привык я смотреть на жизнь через розовые очки,
не по душе мне всё постмодернистское и балаганное:
ведь я рос гражданином Республики ШКиД,
верный себе и Конституции Улигании!

это сейчас заведено презирать отбросов,
а Германика выставляет на свет всё чернушное и позорное:
но ведь такие герои, как вечный гвардии рядовой Матросов,
тоже ведь были и трудные, и беспризорные!

ни кола, ни двора, ни куста.
всё — чужое вокруг. пресыщенное. не наше.
а ведь с юности знаю, Как закалялась сталь
на селёдке и пшённой каше!

с тимуровцами заодно презирал я Квакина,
с бузовиками кричал: «трепещи, халдей!»
и как «Молодая гвардия» навеки влюбила меня в Корчагина,
так и ныне радует жизнью замечательных людей!

ни воспитания, ни образования, ни хера.
автономные учреждения? спасибо вам и на этом.
а ведь были у нас пионеры, бойскауты, юнкера
и при царе и в стране Советов!

зато — под призыв! что защищать нам в армии?
под украденным гимном? кровавым знаменем?
Средиземие? Хогвартс? Нарнию?
единые государственные экзамены?

потому и торчат, а пустых головах балаклавы,
ведь инсталляциям вашим — цена им грош!
«столыпинский галстук» не сделал России славы,
и не одну державу ещё переживёт Гаврош!

правители, цензоры ещё канут в вечность,
и под флагами Революции очередной «экстремист», «смутьян»
плюнет в изящную русскую бессловесность
от имени грядущего поколения будетлян!

я с детства не спрашивал: что читать?
да и сейчас не подсовывайте мне программку:
с любимыми книгами в один ряд —
смотрите, завидуйте, — «Санькя»!

 


Александр Проханов

посвящаю Захару Прилепину

Сухое море

Мой стих упал на дно сухого моря.
Ушёл на фронт, забыв полить цветок.
Лицо жены, померкшее от горя.
Блокпост. Стрельба. Алеющий восток.

* * *

Всю ночь в Донецке грохотали пушки.
Горел бетон, дымилась арматура.
В развалинах лежал убитый ГРУшник.
Зловещая войны архитектура.

* * *

Комбат убит. Мы молча пили водку
В прифронтовом дешёвом кабаке.
А рядом миномёты драли глотку,
И мины разрывались вдалеке.

* * *

Пронзённый в грудь, лежал на дне воронки.
Я был один, заброшен на земле.
В заре летели чёрные вороны
И что-то хриплое они кричали мне.

* * *

В степи, на месте минного разрыва,
Где бинт лежал разорван и кровав,
Растёт травы серебряная грива.
В народе имя ей — «разрыв-трава».

* * *

Кто ты, светловолосый украинец?
Кого любил? В каком посёлке жил?
Кому на праздник привозил гостинец?
Будь проклят час, когда тебя убил.

* * *

Он был сражён недрогнувшей рукой,
Всадившей пулю точно и жестоко.
И был подхвачен белою рекой,
В которой нет ни устья, ни истока.

* * *

В пшеничном поле — два подбитых танка.
Я заглянул в распахнутые люки:
Танкистов обгорелые останки,
На пулемёте скрюченные руки.

* * *

Как воск, потёк железный ствол винтовки.
Платок жены по небу гонит ветер.
Мокры, как кровь, в газетах заголовки.
Я умер. Я проснулся на рассвете.

* * *

Он был носатый одессит,
Играл в одесском джазе.
Его брелок ещё висит
В подорванном КАМАЗе.

* * *

Девушка в холщовой вышиванке.
Поцелуи сладкие, как мёд.
На рассвете появились танки.
Я стянул с плеча гранатомёт.

* * *

Мы ночью охраняем мост,
Отец и мы, два сына.
Когда б ты знала, сколько звёзд —
Зелёных, белых, синих.

* * *

Пусть ты издал последний крик,
Но жить не перестал.
Твой луч пройдёт в смертельный миг
Сквозь радужный кристалл.

* * *

Когда промчусь я по кругам,
И мой настанет срок,
Смерть поднесёт меня к губам
И сделает глоток.

* * *

Железных мух назойливое пенье.
Багровые зарницы вдалеке.
Я помню, как на праздник, на Успенье,
Ты подошла в сиреневом платке.

* * *

Они его втроем забили в угол.
Железный прут без устали хлестал.
В миру он добывал донецкий уголь.
Став ополченцем, умер за Христа.

* * *

Мой дед снискал георгиевскую славу.
А мой отец погиб под Сталинградом.
Я пережил шестнадцать войн кровавых.
Теперь лежу под украинским «градом».

* * *

Ваши алые знамёна,
Ваши рыжие чубы.
Огневые батальоны
И простреленные лбы.

* * *

Кто поднял бурю? Кто за ней грядёт?
Чей лик узрим? К какому исполину
Прильнут народы? Кто перегрызёт
Истории гнилую пуповину?

* * *

Я акушер. Я принимаю роды.
В моих руках грядущее родится.
Открылся зев, и истекают воды.
Своё дитё рождает дьяволица.

* * *

Весь этот опыт с кровью и слезами
Я никому на свете не отдам.
Я смерть встречал с открытыми глазами,
Закрыв глаза убитым городам.

 


Виталий Пуханов

Формы отсутствия

Захару Прилепину

Здравствуй, здравствуй!
Мы — люди гражданской войны,
Мы махались на шашках и ссались в штаны.
Узнаю по голосу, со спины.
Порубали нас к ебеням
По азовским топям, херсонским полям.
А, гляди, срубцевалось, почти срослось.
Как потом умиралось? Как не жилось?
Молоко прокисло, масло прогоркло.
Внучку зовут Анфиска, внучка Егорка.
Улыбалось малость, малость пилось.
Ну, а та усталость прошла насквозь.
Как шальная юность, чужая смерть.
Нам осталось плакать и песни петь.
Ты читал «Гадюку» Толстого А.
Про такую суку, по мне жена?
Чтоб такую встретить, нагнать в пути,
Жарко должен ветер гудеть в степи.
Я читал «Гадюку» Толстого А.
Нам такая сука самим нужна.
Чтоб нагнать такую, укрыть в бою,
Стоит жизнь обратно прожить свою.

 


Матвей Раздельный

Захару Прилепину

Фантомасом с добрыми глазами
входит в душу, не снимая маски.
Здесь нельзя услышать крик из зала,
скрип станков, — резцовые салазки.
Здесь кусок дрожащей мышцы дышит,
проникаясь прозой всласть, с одышкой.
Чехов памятен садовой вишней,
А Захар — романом «Санькя (Тишин)».
Есть призванья — капать, резать, прочить.
Все нужны, но мир не однозначен.
И Прилепин — смачно многоточен,
сочно выдержан и лже-прозрачен.

 


Владимир Решетников

Захару Прилепину

Чокнусь я с тобой стаканом разовым,
Пластиковым хрустом ужаснусь.
Затяни же песню Стеньки Разина
Про былую, будущую Русь.

Ты остерегаешь: будет месиво
Мутное, кровавое, и глядь —
Братцы на плечо «стволы» повесили,
Могут по ошибке расстрелять.

Знаешь, я давно с душой расстрелянной,
Просто по инерции совсем
Возраст тела меряю апрелями,
Насчитал недавно — тридцать семь.

 


Олег Рябов

Захару Прилепину

Я сам себе — двугривенный,
Подбросил, и кручусь.
Есть у меня два имени,
Каким оборочусь?

Сомнения — для слабых,
Расчёты — мудрецам.
Я сам себе забава,
Я в поисках лица.

Мне не до уваженья:
Я выбираю роль.
3вон, воздуха движенье,
И я опять «орёл».

 


Сергей Соколкин

Захару Прилепину

Я не сторож брату своему.
И не брат я сторожу тому,
кто стрелял на соловьиный шорох,
кругом первым сделав Колыму.

Я не сторож брату твоему,
что поверил в гордую войну.
И стрелял на Север, Юг и Запад,
доверяя Богу одному.

Просто брат я брату своему,
просто честь не подчинить уму,
просто он тогда меня не выдал…
И теперь мне трудно одному.

Я не сторож брату своему.
Приглашаю всех на Колыму…

Я в Москве люблю ходить на небо,
а ещё — в Бутырскую тюрьму…

30 ноября 2008

 


Виктор Стекленев

Россиянину Прилепину — ко дню рождения

Он идет по донецкой степи,
Не снимая руки с цевья.
И не все еще песни спеты.
Пишет главную: «Степь — моя».

Он идет по своей России.
Боевые рядом  друзья.
И враги перед ним бессильны:
Пишет в мыслях: «Россия — моя!»

Он идет по своей Планете,
Где все люди — одна семья.
И, за эту семью — в ответе,
Пишет суть: «Планета — моя!»

06.07.2017  г. Находка

 


Владимир Терехов

Захару Прилепину

1

Ты выделялся между пацанов,
По крайней мере равным мог казаться.
Досталась слава бешеной ценой…
Но ведь могла и вовсе не достаться.

У нас уж был талантливый босяк,
До гения немножко не хватило.
У каждого поэта свой косяк,
Который не простят и у могилы.

Творюг газетных слышен стон и вой,
Скуленье париотов, либералов.
Стоит у славы зависти конвой.
Творцов всегда свои же доставали.

Пребудут пусть всегда с тобой слова,
Навалом денег добывает слава.
Опять что делать и кто виноват?
Срок не впаяли. Пуля миновала.

2

Жизнь длиннее ее описанья
И короче, чем мысли о ней.
Мою бабушку дед кликал: «Санькя!»
Помню с детских чудеснейших дней.

Деревенские честные годы!..
Вы теперь от меня далеки.
Над Россией всегда непогода,
Время счастья сочтешь на деньки.

Удалось мне почти не прогнуться
Перед миром, в который пришел,
Но уже времена не вернуться,
Где мне было всегда хорошо.

И когда я встречаю похожих
На себя в моих детских мечтах,
Ощущаю, что жил я негоже
И давно сам себе не чета.

У истории стоя за дверью
В роли зрителя или слуги,
Остается, скрипя сердцем, верить,
Что не смог ты — другие смогли.

 

* * *

Захару Прилепину

Шелест ветра в ушах, хорошо на душе…
Ты стоишь, а как будто бежишь…
Вот уже рассвело. Стало небо стужей,
в нем одна лишь звезда чуть дрожит.

Воздух сладостно в грудь для души наберу.
Боже мой! Как ей хочется жить!
С ней мы были в бою, на балу, на пиру,
шли на риск, напролом, на ножи.

Я душою уже не хочу рисковать,
ее хочется лишь ублажать.
Но не дружит с душою моя голова,
и перечит ей часто душа.

Редок час, когда вместе они заодно.
Вот сегодня тот редкостный час,
когда на душе и в уме не темно,
душа в теле, башка на плечах.

Под звездою последней на небе стою,
веет ветер, снежок ворошит…
Ум с душою в согласье, дуэтом поют.
Каждым мигом таким дорожи!

 

* * *

Злодей и гений… Гений и злодей…
Альтернатива — Бездарь и… не подберу антоним.
Хоть как и чем на свете ни владей,
А чуть ослаб — ты в клевете и зависти потонешь.
Раним Создатель, хоть и всемогущ,
У Господа свои понты, понятья и законы.

Путь наш кремнист… Нам не до райских кущ,
Родившимся на горе и тоску
Иудушкам, лежащим и скулящим подле трона.
Ликуй и правь, до смерти далеко,
Еще рассвет твой ярок, свеж и разгоняет темень.
Победы нам даются нелегко,
И пусть не сразу Бог на нашей стороне и в теме,
Но ты иди, призванием влеком,
У небом избранных всегда свои судьба и время.

07.07.

 


Валерий Хворов

Захар Прилепин и Антоновщина

Вновь Прилепин Захар вдохновился в селе,
Пишет строки, как правду забыли.
И узрел он Антонова Сашку в седле,
На коне, словно ангела были.
Разъяренные призраки за вожаком
По степи озаренной скакали…
И упал комиссар на просторе ничком,
Там, где люди свободу алкали.
Две лавины схлестнулись в Тамбовском краю,
И пропали в полыме жестоком.
Но Прилепин Захар не узрел их в раю,
Когда строки писал о высоком.
Он увидел витающий Нижний Шибряй,
И Антонова с братом в сраженье,
Крикнул: «Сашка, грядущей беде доверяй
И потерпят враги пораженье!»
Будет в новом романе тревожная суть,
Будут люди искать свою долю.
Будет Сашка Антонов оправдан чуть — чуть,
Как борец за крестьянскую волю!
С атаманом простился святой монастырь,
Когда он возлежал на подводе.
Но никто не читал поминальный псалтирь,
О бессмертном в тамбовском народе.
А волшебник Захар будет: конь и архар,
Даже пулей промчится по небу…
Только духом минуя Антонов пожар,
Он прильнет к опаленному хлебу.

 


Владимир Хомяков

Захару Прилепину

Поэты — смертники России,
ее нещадной синевы,
успокоенья не просили
и не сносили головы.

Их убивали искупленьем
хмельного дерзкого греха.
И словно было преступленьем
перворождение стиха.

Их наказали, наказали
ожесточением в душе.
И что они не досказали —
то не доскажется уже.

Уходит Божие веленье.
И поглощает синева
невозвратимое волненье,
невозродимые слова…
Но первородной реять силе!
Сразили их — и не сразили:
стоят они, светлы до слез,
поэты — смертники России —
у белокаменных берез!

 


Ольга Хохлова

Захару Прилепину

в финале дня, где мы — за кадром,
миры стаканами граня —
сон, словно школьная закладка
вдруг выпадает из меня

и память, прошлое листая
всё силится вернуть её
туда, где музыка простая
о вечных истинах поёт

туда, где всё уже понятно;
и всё, понятно, по плечу;
где я, за музыкой невнятной
сквозь горло пьяное лечу -—

в коньячный пар. в земли шатанье
и, как предвидимый итог —
губ незнакомых трепетанье
то между строк. то между ног;

в шальную точку невозврата —
где вечный шарик голубой;
где мы, счастливые когда-то,
впервые встретились с тобой.

 

Торжество

Захару Прилепину

1.

время выйти на свет
снять маски. поднять забрала
жизнь била
а попадала — куда попало

и —
то ли я на крючке
то ли время застыло леской —
мои братья глядят на меня из ближнего перелеска
мои братья
с кривой усмешкой
с кривой замашкой
нам бы сессию откосить
да сгонять за бражкой

да одна промашка

мои братья глядят на меня сквозь свои прицелы
мы не братья больше. на каждом из нас — ценник
продается всё — от старшего до солдата —
всё, чем степь богата.

2.

что там тикает
что там в степи
за ковылём
что-то тихо там
словно
и не живём

словно птицы
снова поют
и кузнечики скрежещат
словно не было ничего
о чём все и так
молчат

что за пуля?. все пели — дура
а она как раз — молодец —
ей что зелень что профессура —
заслужил,
боец!

3.

и снова — ни слова, ни вздоха, все взгляды — во тьму
и снова чирикнет полоска
небес бахрому
не знаю, откуда мой ангел за левым плечом
но тот, что за правым — когда-то был тоже — врачом

когда-то был тоже в халате
как я — зубоскал
вчера в полевом медсанбате
на бинт простыню изорвал

и плакал
лицом окунувшись
в притихшую степь
и плакал —
привыкший. учивший. осиливший смерть

я имя не помню
лишь белые руки
в кошмарах моих —
как он утирался руками
от слез бельевых —

от стонов и криков
от видевших, жаждущих смерть

…а нынче — во тьму — и ни вздоха
ни вздоха не сметь

4.

смерть.
снова она.
потому что никто не знает, как это будет.
но все — интересуются.

некоторые боятся
и хотят умереть во сне.

некоторые, такие, как я —
мечтают пережить — последнее, «это» — мгновение.
чтоб — либо погаснуть, а либо — торжествовать.
[чтоб свет. чтоб не жёг.
чтоб друзья в кружок]
и, чтобы не сбиться на рифму, последнее — главное — основное —
смерть неизбежна ©

 


Сергей Шаргунов

Дорогой ты мой Захарка,
Старый добрый брат Захар.
Ты — и мрачная заварка,
И счастливый самовар!

Ты на джипе и на танке,
А вокруг — семьи уют.
И монахини, и панки
Гимн Прилепину поют.

Ты и Керженец прозрачный,
И пылающий вулкан.
Пусть встречает Бойко плачем
Каждый новый твой роман.

Ты — омоновец суровый,
Ты же — главный демонстрант.
Но всему тому основой
Твой божественный талант!

Дорогой ты мой Прилепин
(Можно Женей назову?)
Будь всегда великолепен!
(И переезжай в Москву!)

 


Об авторах:

Светлана Василенко

Прозаик, киносценарист, поэт.

Родилась 24 января 1956 году в городе Капустин Яр Астраханской области.

После окончания школы несколько лет проработала на фабрике синтетического волокна в г. Волжский Волгоградской обл., почтальоном в Москве, где в 1983 году закончила Литературный институт им. М.Горького, а в 1989-м — Высшие сценарные и режиссерские курсы (мастерская Н.Б.Рязанцевой).

По ее сценариям поставлены на студии «Мосфильм» кинофильм «Некрасивая» (по рассказу Ю.Казакова) и на студии им. А. П. Довженко кинофильм «Шамара», получивший несколько премий на кинофестивалях в Минске, Сочи («Кинотавр»), Берлине (все — в 1995 году), Брюнсвике (США, 1996); сериалы «Горячев и другие» («Мосфильм», 1995 — 1996), «Короли российского сыска» («Мосфильм», 1996 — 1997) и др.

Член Русского ПЕН-клуба с 1990.

Первый секретарь Союза российских писателей с 1996.

Творчество Светланы Владимировны отмечено международной премией «Лучшая европейская книга года» (Прага, 1991 г.), Высшим призом им. Сергея Эйзенштейна (Германия, 1994 г.). Вызвавший большой читательский резонанс роман «Дурочка» получил премию журнала «Новый мир» за лучший роман (1998 г.) и премию имени Владимира Набокова (1999 г.). Рассказы и романы Светланы Василенко переводились на немецкий, английский, итальянский, французский, исландский, голландский, финский, белорусский, казахский, узбекский, японский, китайский, корейский и хинди языки. Отдельные издания прозы вышли на немецком (в Германии) и на английском языке (в США). Светлана Василенко является членом Русского ПЕН-клуба, Союза кинематографистов России (гильдия кинодраматургов), Союза журналистов России. В 1996 году Светлана Владимировна избрана первым секретарём Союза российских писателей.

 

Арсений Гончуков

Родился в 1979 году в Нижнем Новгороде.

Поэт, телеведущий, документалист, организатор культурных проектов.

Автор сборника стихов «Отчаянное рождество» (2006).

Литературные публикации в журналах «Новый берег», «Современная поэзия», «Берега», «Дружба народов», «Воздух», сборниках «Молодой литератор (I, II)», «Три столицы», «Литературной газете». Руководитель салона поэзии «Московский Рупор».

 

Евгений Гусев

Член Союза писателей России, полковник в отставке, г. Ярославль.

 

Урсула Дар

Урсула Дар — псевдоним поэта Анны Матасовой.

Живёт и пишет в Карелии, в маленьком городе Питкяранта. Член Карельского союза писателей. В 2007 году награждена премией имени Юрия Кузнецова от журнала «Наш современник» в номинации «Молодые поэты».

Автор книги стихов «Медвежья гора» и публикаций в толстых литературных журналах и периодике.

 

Андрей Дешпит

Родился в Ставрополе в 1960 году, детство прошло в Пятигорске. В 1984 году окончил 1-й Ленинградский медицинский институт им. академика И. П. Павлова. Живет в Брянске, работает врачом-нейрохирургом. Автор книг стихов «После морей» (2009), «Панк-рок весны» (2010) и прозы «Нейрохирургическая сотка» (2009). Публиковался в журналах «Бельские просторы», «Кольцо А», «Южная Звезда», в альманахе «Литературный Брянск» и др.

 

Александр Кабанов

Один из крупнейших поэтов современности.

Родился 10 октября 1968 в Херсоне.

В 1992 году окончил факультет журналистики Киевского государственного университета им. Т. Г. Шевченко.

Живет и работает в Киеве.

Автор семи книг стихотворений: «Временная прописка» (1989), «Время летающих рыб» (1994), «Ласточка» (2002), «Айловьюга» (2003), «Крысолов» (2005), «Аблака под землей» (2007), «ВЕСЬ»(2008).

Многочисленные журнальные публикации поэта появлялись в журналах «Новый мир», «Знамя», «Континент», «Зарубежные записки», «Арион», «Смена», «Радуга», «Сетевая поэзия», «Крещатик», «Интерпоэзия», «Новый берег», «День и Ночь», а так же в Интернет: «Сетевая Словесность», «Топос», «Поэзия. ру».

Лауреат международной литературной премии им. Князя Юрия Долгорукого (2005), премии журнала «Новый мир» (2005) и премии «Планета Поэта» им. Л. Н. Вышеславского (2008). Независимая комиссия из ста российских критиков, ста поэтов и ста прозаиков присудила ему звание «Поэт России 2003 года». Александр Кабанов — главный редактор журнала культурного сопротивления «ШО», один из фундаторов украинского слэма.

Стихи Александра Кабанова переведены на украинский (пер. Сергей Жадан) и немецкий (пер. Энрика Шмидт) языки.

 

Алексей Королёв

Родился 9 июня 1965 года в городе Загорска (ныне Сергиев Посад). По образованию — оптик-исследователь. Живет в Москве, занимается рекламным бизнесом.

Яркий, порой — авангардный поэт, тексты которого отличаются сюжетностью и кинематографической «нарезкой» образов.

Алексей Королёв не входит ни в какие литературные объединения.

Автор трех книг: «Тау» (2000), «Это» (2004), «Нет» (2006).

 

Михаил Крупин

Русский писатель, сценарист, режиссер. Родился 22 июня 1967 года в Горьком. В 1985-87 гг. служил в Советской Армии. В 1991 году закончил радиофизический факультет Нижегородского университета им. Лобачевского, в 2001 году — Высшие литературные курсы при Литинституте им. А. М. Горького в Москве, а в 2003 — аспирантуру этого института. Учился на Высших режиссерских курсах (мастерская В. Хотиненко, П. Финна, В. Фенченко).

Дебютировал в 1995 году году историческим романом «Самозванец» (роман был выдвинут журналом «Знамя» на Премию Букера и вошел в короткий список конкурса). Публиковался (эссе, фрагменты романов, стихи) в журналах «Москва». «Наш современник», «Литературная учеба», в «Литературной газете» и других литературных изданиях.

Лауреат Всероссийской литературной премии им. Вячеслава Шишкова (2006), Премии им. К. Нефедьева (Магнитогорск), финалист Премии «За возрождение России» в номинации «Лучшее литературное произведение 2005 года».

Автор книг «Самозванец» (дилогия в 2 томах, 2003, издательство АСТ), «На золотом крыльце стреляли» (роман, 2005, АСТ), «Медитация с саблями» (роман, 2007), «Великий самозванец» (2006, Вече), «Дуэль на троих» (2012, Вече).

Критические отзывы на творчество М. Крупина неоднократно публиковались в «Литературной газете», журналах «Москва», «Знамя», газете «Российский писатель» и других изданиях.

Автор сценариев игровых телефильмов «Белый паровоз» (лирическая комедия, 2008), «И была война» (3 серии, военная драма, 2009), а также лирико-социальной комедии «Амазонки из глубинки» (4 серии, 20011), где выступил и как режиссер-постановщик.

В соавторстве с писателем-сатириком М. Задорновым создал сценарий художественного фильма «Рюрик», документального фильма «Тайны русского севера», а также исторической драмы «Свентослав».

 

Елена Крюкова

Родилась в Самаре. Окончила Московскую государственную консерваторию (фортепиано, орган) и Литературный институт им. Горького (Москва).

Член Союза писателей России (с 1991). Публиковалась в журналах «Дружба народов», «Знамя», «Дети Ра» и других. Автор трёх сборников стихов: «Колокол» (1986), «Купол» (1990), «Сотворение мира» (1998); книги стихов и прозы «Кровь польских королей» (1993) и более полутора десятков романов.

Искусствовед, культуролог. Директор русско-американского культурного сообщества «Fermata» (с 2008).

 

Юрий Макусинский

Литератор, фотограф, дизайнер, актер, сценарист, видеорежиссер, оператор, режиссер монтажа. По образу жизни — фрилансер. Родился 8 мая 1958 года в городе Умань Черкасской области УССР. Русский украинец, православный (РПЦ). Образование — высшее. Счастливо женат, трое детей. Живет и работает в Санкт-Петербурге.

Автор сценария фильма «Кома» (совместно с Неелей Адоминайте), 1989 г.; автор сценария фильма «Танго на Дворцовой площади», 1992 г.; автор сценария фильма «Серафим», 1996 г.; автор, ведущий и режиссер еженедельной программы «Фильмоскоп» на 5 канале ВГТРК с 1993 по 1997 гг.; исполнитель роли второго егеря в фильме А. Рогожкина «Особенности национальной охоты», 1994 г.; исполнитель роли в фильме П. Солдатенкова «Игра с неизвестным»; исполнитель ряда ролей в сериалах «Улицы разбитых фонарей» и «Агент национальной безопасности»; исполнитель ролей в эпизодах фильмов «Брат», «Рэкет», «Ветка сирени»; автор и режиссер ряда выпусков «Линии кино» на Первом канале (ОРТ); режиссер монтажа фильма «Северный конвой», 2001 г., ОРТ; режиссер монтажа и оператор нескольких петербургских серий сериала «Криминальная Россия»; автор и режиссер фильма о хоре «Легия Артис» (две серии); режиссер небольших документальных фильмов (около трех десятков); автор двух книг стихов, автор и исполнитель ряда песен для кино; разработчик дизайн-макетов и метранпаж петербургских журналов «Загородное обозрение» и «Все коттеджные поселки»; разработчик и дизайнер ряда web-ресурсов.

 

Алексей Отсудин

Поэт и литературный деятель.

Родился 27 июня 1962 года в г. Казань.

Учился в Литературном институте.

Начал печататься с 1978 года. Стихи публиковались в журналах «Новый мир», «Октябрь», «Сетевая поэзия», «Смена», «Студенческий меридиан», «Урал», «ШО», альманахе «Истоки», газетах «Литературная газета», «Литературная Россия», «Труд» и других изданиях. Но широкую известность в литературной среде Остудин приобрёл благодаря публикации стихов в интернете и, в частности, на авторитетном сайте «Сетевая словесность».

Трижды лауреат Международного литературного Волошинского конкурса: в 2003, 2004 и 2005 годах. За книгу «Проза жизни» в 2007 году награждён премией имени Максима Горького. Член Союза писателей Республики Татарстан. Член ПЕН-клуба с 2011 года.

Автор книг:
1989 — «Весеннее счастье» («Таткнигоиздат» — Казань)
1990 — «Шалаш в раю» («Молодая гвардия» — Москва)
1993 — «Улица Грина» («Рекламная библиотека поэта» — Москва)
2004 — «Бой с тенью» («Крок» — Харьков)[17]
2005 — «Рецепт невесомости» («Радуга» — Киев)
2007 — «Проза жизни» («Геликон + Амфора» — Санкт-Петербург)
2011 — «Эффект красных глаз» («Русский Гулливер» — Москва)

 

Виталий Пуханов

Родился в Киеве 31 июля 1966 года. Окончил Литературный институт, был первым и последним лауреатом учрежденной под эгидой Литинститута премии имени Мандельштама. На рубеже 1990-2000-х гг. был редактором отдела прозы журнала «Октябрь». С 2003 г. ответственный секретарь молодежной литературной премии «Дебют».

Автор книг «Деревянный сад» (1995) и «Плоды смоковницы» (2003).

 

Владимир Решетников

Родился 17 апреля 1971 года в пос. Сухобезводное Семёновского района Горьковской (Нижегородской)области. Стихи пишет со школьных лет, первые публикации в 2000 году.

Член Союза Писателей России с 07.07.2007 г. Лауреат литературных премий: им. Бориса Корнилова (2011 г., г. Семёнов), «Болдинская осень» (2012 г., г. Н.Новгород), «Навстречу дня» им. Б. Корнилова (2013 г., Санкт-Петербург).

Автор семи сборников стихов:
«Письмо», стихи (Н.Новгород, 2001 г.),
«Непервый снег», стихи (Н.Новгород, 2003 г.),
«Вопреки всему», стихи (Н.Новгород, изд. «Поволжье», 2006 г.),
«Красный лёд», стихи (Н.Новгород, изд-во «Поволжье», 2007 г.),
«По обе стороны запретки», рассказы, стихи (Н.Новгород, изд-во «Книги», 2009 г.),
«Русы», стихи (Н.Новгород, изд. «Поволжье», 2011 г.),
«Вязь», стихи (Н.Новгород, изд-во «Поволжье», 2016 г.).

 

Олег Рябов

Родился 18 июля 1948 года в городе Горьком.

Закончил Горьковский политехнический институт имени А. А. Жданова.

Работал в Научно-исследовательском радиофизическом институте (занимался проблемами внеземных цивилизаций),

в НИИ «Гипрогазцентр», облкниготорге, издательстве «Нижполиграф». В настоящее время — директор издательства «Книги».

Член «Союза антикваров России», «Национального Союза библиофилов». Редактор-издатель альманаха «Земляки», председатель Нижегородского отделения Литературного Фонда России.

Первая публикация — 1968 год. Печатался в журналах: «Нева», «Север», «Сельская молодёжь», «Молодая гвардия», «Кириллица», «Невский альманах» и других.

Лауреат ряда литературных премий: «Нижний Новгород» в области литературы (трижды), им. Шукшина (Вологда), Бор. Корнилова (Нижний Новгород), лонг-листер премий: Ясная Поляна 2011 г. за роман «Когиз», им. И. Бунина 2012 г. за сборник стихов «Утки не возвратились».

Поэт и прозаик. Член Союза писателей России с 2002 года.

Автор книг «Письма отца», повесть, г. Москва, «Молодая гвардия» (1988); «Август», стихи, г. Н. Новгород (1994); «Я никуда отсюда не уеду», стихи, г. Н. Новгород, (2002); «Исповедь ослика», стихи, г. Н. Новгород (2004); «Дороги, которые не выбирают», повесть, (2005); «Роза Сахары», стихи, г. Н. Новгород (2007); «Лучинник», стихи, г. Н. Новгород (2008); «Когиз», роман-сюита, г. Москва, АСТ, (2011), «Утки не возвратились», стихи, Н.-Новгород (2012); «Четыре с лишним года. Военный дневник.» г. Москва, изд. «Астрель» (2012).

 

Сергей Соколкин

Родился 23 сентября 1963 года в Хабаровске.

Первые публикации в журналах «Урал» и «Уральский следопыт» в 1987 году.

Закончил Литературный институт имени Горького (1992). Член Союза писателей России (1994).

После окончания Литинститута принимает предложение критика Владимира Бондаренко идти работать заведующим отделом культуры в газету «День» («Завтра»). В 1993 году, проводя журналистского расследования о поступлении в Москву оружия, был арестован и месяц провёл в Бутырской тюрьме, что имело большой резонанс в прессе.

Первый лауреат Международной литературной премии им. Андрея Платонова — «Умное сердце» (1994). Лауреат Московского международного конкурса армейской песни «Виват, победа!» Кавалер Золотого орденского Креста «За самоотверженный труд на благо Отечества».

Действительный член-корреспондент Академии Российской словесности (2008).

В 2009 году в издательстве «Время» вышла книга избранных стихов Сергея Соколкина «Соколиная книга».

 

Хворов Валерий Михайлович

Член Союза писателей России с 2001 г. Автор 10 книг стихов. Живёт в Тамбове.

 

Ольга Хохлова

Ольга Хохлова родилась в 1977 году в Ленинграде, училась в Академии физической культуры и спорта.

Автор книг стихов «Транзит» (СПб, Геликон Плюс, 2004) и «Книжка с Картинками для детей и поэтов» (СПб, Скифия, 2008). Публиковалась в сборниках «Совершенно летние» (СПб.: Скифия, 2005) и «Стихи в Петербурге, 21 век» (сост. Л.Зубова и В.Курицын, СПб.: Платформа, 2005).

Участник ЛИТО « Пиитер», член редколлегии. Член Союза Писателей Санкт-Петербурга.

 

Сергей Шаргунов

Сергей Александрович Шаргунов (род. 12 мая 1980, Москва) — писатель, политический деятель, публицист, поэт.

Родился в семье известного православного священника Александра Шаргунова, преподавателя Духовной академии.

Выпускник факультета журналистики МГУ (2002), специальность — журналист-международник.

С 2000 г. автор литературного журнала «Новый мир» как прозаик и критик.

Автор нескольких книг прозы (выпущенных в издательствах АСТ, «Вагриус», «Эксмо»), в том числе «Ура!» (2001), «Как меня зовут?» (2005), «Птичий грипп» (2008) и др.

Лауреат независимой премии «Дебют» в номинации «Крупная проза». Лауреат государственной премии Москвы в области литературы и искусства.

Колумнист ряда российских СМИ.

 




Альтернатива:

 

Идефикс и Ганза. «Оттепель». Скачать.

Настанет новый день, и с ним иная проповедь,
Родная кровь разбавит вены — Засада — Оттепель.
Прилепина на полку, бумагу в стол,
Останется только свобода, пустота, рок-н-ролл
Колонки шепчут голосом Шевчука
Моя последняя осень, зима, всем весна
Настанет новый день, и с ним иная проповедь
Родная кровь разбавит вены. Оттепель…

 

Макулатура. «Вспомни богатырей». Скачать.

«Макулатура» в Нижнем Новгороде — худшее выступление века.
Звук не остроен и мы лажали в каждом треке.
Рома уложил спать на грязных простынях. На рассвете -
звонок в дверь. «Это за нами!» Мы перессали как дети.
Рома открывает. Из коридора слышу «Здравствуйте!» по голосу
узнаю — это Захар Прилепин. Ты есть на свете, Господи!
Захар уверенно заходит: «Отлично выступили, Костя!
Кончай лажать, вы молодцы. Женя, не ссы. Страдать бросьте.
Социальный рэп! Так держать! Ну, мне пора -
В высокую башню над мостом защищать город от врага».
И комната озаряется, и наши души стали светлей.
Захар ушёл через балкон, сверкнув плащом — вспомни богатырей!
И я стараюсь уверенней жить и завтракать,
сгорая изнутри, иду размахивая саблей.
Пока дышу, блядь, надеюсь. Потом электричка до Казани,
сажусь у окна и погружаюсь в воспоминания…

 


 

«17 мгновений» — Группа «Соль земли»

 

Купить книги:

               

 

Соратники и друзья
Сергей ШаргуновНовая газета в Нижнем Новгороде Нижегородская люстрация

На правах рекламы:

Кабельные проходки система огнестойких проходок виды кабельных.
Личная медицинская книжка оформляется при трудоустройстве на определенные должности.