Валерий Плющев

ЧЕЛОВЕК ИЛИ ТВАРЬ В ОБЛИКЕ ЧЕЛОВЕЧЬЕМ?…

Писатель-нижегородец, один из местных функционеров лимоновской партии НБП Захар Прилепин вошел в короткий список из шести претендентов на Букеровскую литературную премию 2006 года со своим новым романом «Санькя». Автор написал жесткую социальную книгу о судьбе современного национал-радикала.

Саша Тишин (на самом деле, вопреки фамилии, совсем не тихий, не удобный для действительности, шумный, не удовлетворенный жизнью молодой человек) бунтует против существующих порядков: «Гадкое, нечестное и неумное государство», – его диагноз нынешней власти. «Вы сами во всём виноваты!» – Кричит он зло в лицо униженному и избитому им майору милиции. «Государство – палач. Раздевает догола и бьёт в солнечное сплетение. Но это не моё государство. Оно чужое…. Или ты ему чужой… Оно чужое всем. Его надо убить». – Вот программа члена Национально-большевистской партии с 1997 года и его сподвижников, людей, выброшенных на обочину жизни.

Вообще-то должно быть так, чтобы всех несогласных и протестующих понимали. Но принять?.. Это вряд ли, потому, как левые радикалы из «Союза созидающих» (читай «Национально-большевистская партия» Лимонова) готовы в любое мгновение крушить направо и налево, взяться за оружие, и горе тем, кто случайно попался им на их гибельном пути.

Мне привелось видеть одну из акций НБП воочию. В уютном столичном зале, где проходила пресс-конференция политика и промышленника российского масштаба, одна из девушек, отстояв очередь к микрофону, вместо вопроса швырнула в оратора банку с майонезом, прокричав один в один с героями книги Прилепина: «Это политическая акция». А когда красавицу (а она действительно была чертовски красива) потащили из зала охранники, цыплячьим фальцетом довершила: «Привет от НБП!»

И такими методами можно разбудить революцию? И круша автомобили, витрины, всё и вся, что попадается на пути (подобные эксцессы в картинках описаны на страницах «Саньки»), надеяться на симпатии людей?

Более всего меня, как читателя, волновало: откуда такие берутся, чем грозят обществу, куда идут?

Самого Тишина «ни один человек класса с седьмого школы его не обидел». Ну пил отец, водка свела в могилу. Так у немалого числа так же. Откуда психологический излом? Откуда болезненное чувство разрушать рвется наружу? Или мы действительно нация разрушителей? Может, «ген революционера», открытый одним из русских эмигрантов-перебежчиков, виной?

Разрушитель, когда он в единственном числе, неудобен, а когда их десятки и сотни сбиваются в стаю? Неужели в этом случае беснование, погромы, уничтожение чужого добра неизбежны?

Один из немногих случайных собеседников «союзников» в романе, дедок из заброшенной, глухой, вымирающей деревеньки припечатывает свой диагноз: «Голод от ума». И добавляет: «Пустота в сердце». «Беда не в том, что ничтожен человек, а то, что он зол в своём ничтожестве», – итожит деревенский философ.

Но есть ещё Костенко – лидер партии радикалов (читай Лимонов) с его любимыми словечками «великолепный» и «чудовищный», на момент действия романа обретающийся в тюрьме: «Мир населён великолепными людьми или чудовищным сбродом». Такова его чёрно-белая картина действительности. А далее баюкающая сказочка о рае на земле (было уже, много раз было и даже соблазняло всё перевернуть, и переворачивали): «Чудовищная политика должна смениться великолепным, красочным государством – свободным и сильным».

Завороженный «радиоактивным» облучением вождя Санька Тишин в мессианском восхищении: «Великолепный человек, способный на чудовищные поступки». И пока «союзники» мечтали лишь о том, чтобы сменить в стране власть, «гадкую, безнравственную, лживую», Костенко в романе (Лимонов в реальности) пытается думать «лет на двести вперед как минимум».

И только один идейный и грамотный антипод явлен автором Саньке – ученик его покойного отца и честный, насколько это возможно под пером идейного противника-автора, человек: «Не вызывайте бесов», – просит он Тишина, хотя это и бесполезно… И ведь действительно поёживаешься от анализа российской ситуации: «Ни одной скрепы не держит Россию. Ни Бога, ни веры в будущее, ни общих надежд, ни общего отчаянья – ничего нет». Только власть, похоже, и держит полконтинента под названием Россия.

У всех своя правда, и это буквально рвет страну и народ на куски. Чувство родства потеряно напрочь. «Ничего в этой стране не изменилось и никогда не изменится», – пророчествует садист- «гебешник» Серый. «Её надо любить и беречь такую, какая она есть», – формулирует палач правильные слова, истязая Тишина. А палачи, между прочим, у нас никогда не переводились. Есть они, естественно, и сегодня. Ждут, наверное, когда им дозволят развернуться на полную мощь своих «талантов». Страшно!..

Всё это в наличии в яростной прозе Захара Прилепина, прилежного ученика писателя эпохи «перелома» Андрея Платонова. Вот только несколько примеров влияния великого учителя на нашего прозаика: «Остановилась кровь в теле, и он перестал быть». Ещё: «Последний сын ушел, и дед раздумал жить». Тихо пьющий народ «перестал быть носителем духа». Примеры можно множить.

Однако, Прилепин далеко оттолкнулся от учителя. Потому что время «потеряло значимость». И искатели «смысла» начали напряженно думать. Думы (почти как у «Мыслителя» Родена) и привели их к «союзникам», среди которых «имелись удивительные особи вроде капитанов дальнего плавания, бывших кришнаитов, рецидивистов и даже один космонавт наличествовал».

Итак, максимализм, вражда и жертвы с обеих сторон: ради чего?..

Наверное, всё-таки прав Иван Бунин, написав в «Окаянных днях»: «Будет жить и через сто лет всё такая же человеческая тварь, теперь-то я уж знаю ей цену!»

avant-partner.ru

Купить книги:

               

 

Соратники и друзья
Сергей ШаргуновНовая газета в Нижнем Новгороде Нижегородская люстрация

На правах рекламы: