Роман СЕНЧИН

И ВНОВЬ ПРОДОЛЖАЕТСЯ БОЙ

Захару Прилепину везёт в литературе, но везёт своеобразно – его первый роман «Патологии» был напечатан не в самом, мягко говоря, популярном литературном журнале страны, в петрозаводском «Севере», но тут же был замечен, прочитан, отмечен статьями критиков, премиями, выходом отдельной книги и публикацией в «Роман-газете». Второй роман – «Санькя» – появился уже в столичном издательстве («Ad Marginem»), но почти незаметно, без презентаций, без «шума и пыли», и, судя по всему, обещает стать одним из главных литературных событий года.
Роман «Санькя» – о члене революционной, «экстремистской» партии. В нём один главный герой, одна повествовательная линия, но по охвату сегодняшней жизни в России, я считаю, это редкий пример у писателей так называемого поколения тридцатилетних действительно романного масштаба. Прилепин попытался показать, что движет этими юношами и девушками, бросающими яйца в государственных мужей, приковывающими себя наручниками в здании администрации президента, вывешивающими красный флаг на крыше Госдумы, садящимися в тюрьму вроде бы за пустяки. Да, ими движет не хулиганство, не подростковый протест, у них есть своя правда.
Особенно сильны в романе главы о вымершей уже среднерусской деревне, которая веками была кормилицей и оплотом страны. Уже не поднимающийся с постели дед Саньки олицетворяет то ушедшее поколение, которое умело и работать, и воевать, и терпеть голод. А после него – провал, вязкие, мелкие волны рождающихся и умирающих (быстро гибнущих) людей. И Санька со своими ровесниками, может быть, первое за долгое время поколение, способное на самоубийственный, но настоящий поступок... Конечно, несколько фантастический у романа финал, и в то же время на редкость сегодня оптимистический. Своего рода, это программа действий для тех, кто желает справедливости. И в то же время у автора трезвое отношение и к своему герою, и к его соратникам.
Да, в нашей литературе такие безыскусные, искренние, взбадривающие книги – редкость. Тем более в последние два-три года, когда стабилизировано практически всё, и шаг влево, шаг вправо сделать мучительно сложно. Захар Прилепин, по крайней мере, в литературе его сделал. По крайней мере на бумаге продолжил извечный классовый бой.

«Литературная Россия»

Купить книги:

               

 

Соратники и друзья
Сергей ШаргуновНовая газета в Нижнем Новгороде Нижегородская люстрация

На правах рекламы:

Cписок предметов для зачисления в имбо, советы для поступления учащимся, новости института.