Алексей Осипов

Об Александре Проханове чаще говорят как о политическом деятеле, нежели как о писателе. Несмотря на то, что только в последние годы из-под его пера вышли ''Господин Гексоген'', ''Надпись'', ''Последний солдат империи'', ''Идущие в ночи'', ''Крейсерова соната'' и другие произведения, его именуют скорее ''лидером российской патриотической оппозиции'', ''героем сопротивления'', а еще чаще ''националистом''.

На вопрос, что имело или имеет место быть в биографии Александра Проханова, оказалось проще получить ответ у самого Александра Андреевича, нежели анализировать все то, что написано о нем в СМИ.

''У писателя есть тайная миссия, - сказал он недавно. - Моя сверхзадача, как я понимаю ее сегодня, пропеть трагический и грозный гимн Красной империи, сыном, солдатом, трубадуром, аналитиком и жрецом которой я являюсь''. Так что писатель Проханов явно не кабинетный.

Начнем с биографии. Он родился в 1938 г. в Тбилиси. В 1960 г. окончил Московский авиационный институт имени С. Орджоникидзе. Работал инженером, затем лесником в Карелии и Подмосковье. С конца 1960-х годов - корреспондент ''Литературной газеты''. Работал в Афганистане, Никарагуа, Кампучии (ныне Камбодже), Анголе, Эфиопии и других ''горячих точках''. Автор первых очерков о событиях на острове Даманском во время советско-китайского конфликта в марте 1969 г. В 1971 г. издал свои первые художественно-публицистические книги: ''Иду в путь мой'' (предисловие к ней написал Юрий Трифонов) и ''Письма о деревне''. В 1972 г. был принят в Союз писателей СССР. Написал более 30 книг, множество публицистических статей. В 1989-1990 г.г. - главный редактор журнала ''Советская литература''. С декабря 1990 г. - главный редактор газеты ''День''. В 1991 г. во время выборов президента РСФСР был доверенным лицом генерала Альберта Макашова. Поддержал действия ГКЧП, участвовал в защите Белого дома в 1993 г. Стал главным редактором газеты ''Завтра'' и одним из учредителей Агентства патриотической информации (АПИ). Награжден орденами СССР.

Увлекается рисованием в стиле русского лубка и примитивизма. Коллекционирует бабочек. Женат. Трое детей, шестеро внуков.

Из личного опыта могу добавить, что Проханов легко идет на контакт с журналистами. Просьба дать интервью израильскому изданию агрессии у него не вызвала. Хотя, если брать в расчет то, что именно Проханова называют главным националистом России, таковая, согласно логике вещей, должна была непременно проявиться.

- Александр Андреевич, мы отложили на несколько часов запись этого интервью из-за того, что вы принимали участие в презентации новой книги. Что это за книга? Кто ее автор?

- На небосклоне российской прозы появился мягкий ангел - молодой писатель Захар Прилепин. Он издал свой второй роман под названием ''Санькя''. Не Санька, а именно Санькя, т.е. так, как говорят в народе. Автор - национал-большевик, Лимонов его литературный и политический кумир. Сам Прилепин возглавляет ячейку НБП в Нижнем Новгороде, где я собственно и нахожусь сейчас. Роман этот о лимоновцах, о ядовитой, отважной, беспощадной, кровавой даже среде, в которой куется новая революция. Книга предельно откровенная.

- Вы приняли участие в презентации книги потому, что Прилепин ваш друг? Или вам понравились чисто литературные качества его романа? Или же именно идеологические соображения сыграли главную роль?

- Тут сложный комплекс. Книга вышла в свет в элитарном, а поэтому немного отвязном издательстве ''Ad Marginem'', которое в свое время издало много моих книг. Издатели порекомендовали мне, а Прилепин оказался моим почитателем. И вот исполняя своего рода завет, по которому старшие по возрасту писатели патронируют, помогают более молодым по возрасту литераторам. Вот и я исполнил свой долг и приехал на презентацию.

- Долг литературного свойства или все-таки идеологического?

- И литературный, и идеологический, и долг, связанный с корпоративной, внутрилитературной этикой. В свое время Трифонов меня, молодого писателя, обогрел. Вот и я стараюсь теперь исполнять роль своего рода патрона - духовного благодетеля.

- На презентацию какой книги вы бы не пошли ни при каких условиях?

- Да вообще бы ни на какую не пошел. Я в последнее время мало читаю. А будучи обособленным в понимании вопросов культуры, я не хожу на презентации, даже порой к симпатичным мне людям. Нет на это времени попросту. Я - обремененный заботами человек.

- Вас называют по-разному, но националистом чаще всего.

- Я за всю свою литературную жизнь получал массу всяких ярлыков и клише. Самые звонкие из них: ''соловей Генерального штаба'', когда я воспевал советскую военную мощь - летал на самолетах над Северным полюсам, плавал на подводных лодках, воевал в ''горячих точках'', словом, был советским баталистом. Еще меня называли советским Киплингом, за мои странствия по войнам, в том числе и на Ближнем Востоке. Когда началась перестройка и я стал выступать против Горбачева, меня называли ''мракобесом'', в 1991 г. меня, Бондарева и Распутина стали вообще называть ''фашистами''. Так с нами обошлась либеральная интеллигенция, начавшая свой поход ненависти. После первого штурма Белого дома Яковлев назвал меня ''идеологом путча''. Затем пришел 1993 г., и я стал ''красно-коричневым'', т.е. не фашистом, а коммунофашистом. В последнее время меня ''рекламируют'' еще и как националиста и антисемита. А я себя таковым не считаю. Я - человек империи, имперский человек. Я - русский патриот. В контексте этого ощущения я - человек сверх народа, сверх нации. Я - человек империи полиэтнической, полинациональной, поликонфессиональной.

- У этой империи есть конкретные границы?

- Все мы имеем прекрасное представление о том, что такое Русская империя. Это глубинная сумма свойств, определяющих и описывающих русских и Россию. Эта империя на протяжении последних тысячелетий переживала несколько взлетов и катастроф вплоть до полного распада. Она пережила, по крайней мере, 4 фазы: первая - Киевская и Новгородская Русь с центрами во Владимире, Суздале, Новгороде Великом и Киеве; вторая - это империя на Семи Холмах - Московское царство; третья - империя Романовых, взлет которой был при Петре и Екатерине, которая кончилась в 1917 г.; и последняя - красная, сталинская. Эта рухнула в 1991 г. А вот сейчас создается пятая, сложно, мучительно, противоречиво. Границы этих империй каждый раз были разными, но они были таковыми, чтобы удержать в своих объемах русскую цивилизованную сущность.

"Новости недели" (Израиль)

Купить книги:

               

 

Соратники и друзья
Сергей ШаргуновНовая газета в Нижнем Новгороде Нижегородская люстрация

На правах рекламы: