Хорошо, что издали Адамовича. Поэт, эмигрант, в 20-е годы ставший самым известным критиком русского зарубежья – его, как сейчас говорят – поляроидная, то есть – сиюминутная, мгновенная точка зрения на те имена, что ныне знакомы всем, или забыты вовсе, крайне интересна.

По сути, собранные воедино работы любого критика со временем становятся чем-то вроде «энциклопедии заблуждений». Кого-то мы давно почитаем, как национального гения, а критик всего полвека назад презрительно пожимал плечами: «Ну кто это такой? Ну, всем очевидно…»

Берём, к примеру, статью «О Есенине»: «Сами по себе Есенин и его слава сильно померкли за эти годы… Есенин после своей смерти растерял своих поклонников, и подлинная его величина мало-помалу становится всем ясной... Есенин – поэт… растерянный, безвольный, слабый, - какой-то блудный сын, не успевший или не сумевший вернуться домой».

Но прошло время, и выяснилось, что Есенин домой вернулся, и теперь он - родной сын едва ли не в каждой русской семье, а вот Адамович как раз заблудился, и его величина (а он, без иронии, величина) в основном никому не понятна. С грустью пишу об этом.

Зато Адамович очень умнО повествует об Алексее Николаевие Толстом (тогда только что оставившего эмиграцию), понимает величие – если не сказать гений – раннего Леонида Леонова, ну и безусловно веско говорит о классиках: Пушкин, Достоевский…

Ощущения от чтения: словно смотришь случайно найденную в архиве киноленту. Обрываются черно-белые кадры, кто-то говорит, улетает, дымя, поезд. Поезд поехал к нам.

Чтения на ценителя.

Купить книги:

               

 

Соратники и друзья
Сергей ШаргуновНовая газета в Нижнем Новгороде Нижегородская люстрация

На правах рекламы: