«Собачатина»: шашлык из четвероного друга, или Пацанский рассказ женскими глазами

Не хотите ли шашлычка из собачатины? Нет? В горло, говорите, не полезет? Совершенно с вами согласен: не полезет. А коли впихнуть, собрав волю в кулак, то вывалится обратно, не успев даже начать перевариваться, дабы напитать организм строительным материалом, то бишь полезным белком. Пусть китайцы, корейцы, вьетнамцы и прочие инородцы лакомятся, а для нас — табу. Для нас собака — товарищ, брат меньший. Друзьями живот набивать — как-то не по-нашему это, не по-русски. Совесть супротив поднимается с пудовыми кулачищами, и понимаешь, что не для того, чтоб покрасоваться. Если преступишь нравственный закон, то отделает так, что костей не соберешь. Потому что — негоже. И точка. Шабаш.

Признаюсь, полностью разделяю это мнение. У самого собака была: души в ней не чаял и чуть ли не на руках носил, хотя она, точнее, он, кобель породы кавказская овчарка с метровой родословной, для этой цели был неприспособлен: под центнер весом и с какой-то врожденной антипатией к ношению на руках. При любой попытке, даже в щенячестве, сковать его свободу и вознести над землей — начинал брыкаться, норовя жвакнуть. Поэтому понятно, что даже от мысли откушать мясца представителей славного собачьего рода мне становилось — и до сих пор становится! — порядком не по себе, как, впрочем, и главному герою короткометражки под одиозным названием «Собачатина» выпускницы ВГИКа Ксении Тищенко по одноименному рассказу Захара Прилепина из сборника «Ботинки, полные горячей водкой» с подзаголовком «Пацанские рассказы».

Думается, что во многом принадлежность Прилепина — все-таки на основе его рассказа, как-никак! — и является тем фактором, который определяет целевку ленты. Разумеется, «Собачатину» рванут смотреть прежде всего поклонники писателя. И это обстоятельство я определил бы как нехилый минус: сила картины с неожиданной концовкой при таком подходе, кончено, здорово теряет. В общем, следить за сюжетными перипетиями для тех, кто не обделил своим вниманием оригинальный текст, не шибко интересно. Хотя, надо отдать должное, Тищенко, которая по совместительству является и автором сценария, отказалась от незавидной роли буквалистки и добавила в ленту несколько сцен, отсутствующих в рассказе. Например, эпизод с электричкой — в конце и начале — чем сделала появление женских персонажей куда более мотивированным. В тексте Прилепина вообще не поясняется, откуда они берутся, а по фильму все обосновано и логично. К удальцам-безбилетникам, преследуемым ответственным и бескомпромиссным контролером (Сергей Бадичкин), присоединяется студентка Аня (Анна Клинская), несмотря на то, что билетик у нее имеется. Здесь никакого противоречия не ощущается: ее порыв вполне объясним молодостью и, исходя из оной, жаждой бунтарства. Так и пересекаются. Аня явно не прочь продолжить знакомство, как и удальцы-безбилетники. Поэтому, когда Братик (Александр Кузнецов) интересуется, есть ли у нее подруги (ребят-то трое!), она с готовностью сообщает, что есть. Ну вот и все: стрелка забита. Предвкушение праздника клокочет в душах.

Еще одно усовершенствование, введенное Тищенко, это сцена с призраком, которая подчеркивает инаковость главного героя, Малого (Александр Анохин), как бы поясняя его излишнюю эмоциональность и сенсетивность. Без этого пояснения, скажу честно, не совсем понятно, с чего это он так распереживался, что аж пытался впихнуть свою руку в пасти дворняг, свора которых сбежалась на запах шашлыка. Плюс встреча с призраком, после которой Малой слегка прибухнул и отключился, грамотно выводит его из игры, давая возможность осуществиться далеко не детской неожиданности в финале.

Но вернемся к предстоящей вечеринке, что обещает быть веселой, судя по количеству имеющегося самогона. Но вот проблемка: высокоградусное имеется, а вот чем закусывать — неясно. И денег вроде бы нету. А для девчонок что-нибудь съестное необходимо, не будут же они, как последние пропойцы, глушить самогон, занюхивая рукавом! Вот Рубчик (Илья Дель), третий герой из нашей бесшабашной троицы, предлагает организовать шашлык из собачатины. Братик поддерживает идею, и они отправляются за «мясом», а Малой в этот момент как раз и отрубается после встречи с призраком. А когда просыпается — девчонки уже приехали, Рубчик нанизывает мясцо на шампуры. И сказать, что Малому не по себе от всего происходящего — не сказать ничего.

Тищенко старается и не без успеха передать чувство отвращения от происходящего, отсылая зрителя к «Большой жратве» Феррери, но полностью меняя смысловую направленность. Камера фиксирует очень аппетитно, если не сказать, как-то даже похотливо и безобразно, жующие рты, вызывая такое омерзение, будто это не собачатина, а человечина. Впрочем, учитывая русское отношение к собакам, до каннибализма здесь один шаг. Помните, у Вознесенского было в «Охоте на зайца»:

Страсть к убийству, как страсть к зачатию, /Ослепленная и зловещая, /Она нынче вопит: зайчатины! /Завтра взвоет о человечине…

Мне кажется, что Тищенко пытается донести эту простую мысль: нарушение одного нравственного закона несет за собой и нарушение всех последующих. И, в конечном счете, ведет к полнейшей, тотальной деградации. Этот message прочитывается четко и без вариантов.

Может создаться впечатление, что это нарушение табу — поедание собачатины — оно весьма симптоматично для наших героев, отражает их духовное падение. Ну что с них взять-то? Дымят не переставая, зенки заливают так, что того и гляди последние утонут в самогоне, да еще и сладострастники заядлые и отъявленные. Все, конечно, не так. Лента, наоборот, утверждает нравственную — несгибаемую! — основу героев.

Думаю, что многие, даже те, кто не смотрел фильм, но читал рассказ, знают, чем все закончится, поэтому без зазрения совести спойлерну:

Да, если бы ты собачатину не жрал, все было бы нормально,

— чуть ли уже не перед финальными титрами катит бочку Малой на друга.

Ты что, дурак, что ли? Какая собачатина? Обычная свинина. На местном рынке купили,

— отвечает Рубчик.

И все встает на свои места.

Нет, русские еще не опустились до собачатины, не деградировали до каннибализма — нравственная основа незыблема, как небеса над головой и земля под ногами. И такое впечатление, что будет точно также незыблема, даже если эти небеса пропадут, а земля уйдет из-под ног. «Собачатина» — об этом.

Захар Прилепин на своей странице в «Фейсбуке» написал:

Нахожу эту экранизацию моего рассказа восхитительной и местами просто бесподобной. Отличная работа.

Соглашусь с писателем, правда, с парой оговорок. Первая — касательно подбора актеров. Если с такими лицедеями, как Александр Кузнецов, Илья Дель, Анна Клинская, Алина Гвасалия (еще одна отвязная девчонка) стопроцентное попадание, то Александр Анохин и Лиза Шумилина (третья подруга, гипотетическая пассия Малого) — несколько переигрывают. Уж больно у них все как-то надрывно, через силу, инаковость через край, а достаточно б было, если б аккурат по кромку. Если бы немного снизить обороты их несхожести (для которой как минимум не хватает истории), то вышло бы много реалистичнее. А так — их образы как-то выпадают, впрочем, не всегда, из общей тональности. Слишком очевидное противопоставление, для которого нет мотивации.

И второе. Сцена группового секса (МЖЖ) вышла несколько неправдоподобной, «киношной», в том плане, что ей не хватило откровенности и реалистичности. Секс получился слишком, что ли, завуалированным, а сама сцена куда органичнее смотрелась бы в каком-нибудь музыкальном клипе. Точно режиссер побоялся дойти до грани, побоялся критики, что картину сочтут аморальной.

Порадую режиссера: кто-то обязательно сочтет, это совершенно ясно. Хотя аморальщины в фильме — ни на грош.

В целом, лента очень и очень достойная. А учитывая, что Тищенко лишь начинающий кинематографист — вообще выше всяких похвал. Поэтому нет ничего удивительного в том, что лента получила несколько престижных премий, среди которых гран-при бельгийского «Next Generation» и приз зрительских симпатий польского фестиваля Etiuda & Anima.

В общем, «Собачатина» Тищенко — это весьма серьезная заявка, экранизация пацанского рассказа, бесспорно, удалась. Теперь нужно полнометражное подтверждение, коего и ждем с нетерпением.

Алексей Мошков
«Ваши новости», 18.07.2018

Купить книги:

               

 



Соратники и друзья
Сергей ШаргуновНижегородская люстрация

На правах рекламы: