Захар Прилепин: «В „Единую Россию“ я не пойду никогда»

«Ревизор.ru» встретился с писателем и политиком в театре в русской провинции.

Предпоследняя неделя июля выдалась для Захара Прилепина напряженной. Как лидер новой политической партии «За правду» он в числе прочих регионов посетил Рязанскую область с рабочим визитом. В областном центре Захар в рамках реализации экологической программы презентовал проект «Экомониторинг» и побывал в военном городке Дягилево, чтобы обсудить способы защиты от точечной застройки местного мемориального парка, встретился с читателями в областной библиотеке имени Горького. Затем Захар Прилепин приехал в родной город Скопин, где навестил здание музыкальной школы имени Анатолия Новикова, которое сейчас реставрируется в том числе по его инициативе, а «под занавес» обширной программы побывал на премьере спектакля Театра «Предел» «Старосветские помещики» (режиссер Владимир Дель, в главной и единственной роли — артист МХАТа имени Горького Михаил Сиворин). Именно в театре застала Прилепина корреспондент «Ревизора.ru», и у писателя хватило времени ответить на несколько вопросов.

Захар, только что мы с вами вместе посмотрели премьеру спектакля театра «Предел» «Старосветские помещики». Какое у вас впечатление от него?

Сильнейшие переживания доставил мне этот спектакль. Почему такое сильное переживание? Постараюсь сформулировать. Иногда смотришь какие-то комические телевизионные номера, тридцати-, двадцати-, даже десятилетней давности, над которыми раньше хохотали. А они не смешные! Почему-то там, где раньше смеялись над каждой фразой, стремительно исчезает и смысл юмора, и его обаяние, и аромат… А гоголевскому тексту двести лет! И двести лет всему тому, что, безо всяких попыток сделать комплимент, в конгениальной режиссуре Владимира Деля и блистательной игре Михаила Сиворина передано. Нет почти никаких в спектакле новшеств, кроме трубы, которой не пользовались в эпоху Гоголя на похоронах, и пританцовывающей походки артиста. То есть фактически мы находимся в конце XVIII — начале XIX века, двести лет назад. И мы чувствуем полную соразмерность происходящему на сцене — это нас касается напрямую! По нескольким причинам. Гоголь — это стремительные переходы от веселья к чудовищной инфернальности, к тому, что называется «идиотизм русской жизни», это цитата. И потом опять вдруг возникает чувство насыщенности Господом всего происходящего: всей этой красоты пасторальной, всего этого абсурда. На Гоголя по сей день ссылаются все эти хохмачи и смехачи, у которых только язвительная слюна стекает по лицу при виде русского человека: «А Гоголь тоже издевался над русским человеком!» А ведь Гоголь попытался в последней своей книге, обращаясь ко всем, кто придет после него, сказать: «Возлюбите Россию! Возлюбите русского человека!» Вот как он издевался над русским человеком!.. Эта абсурдная, нелепая жизнь старосветских помещиков наполнена великим божественным очарованием, сочувствием даже в адрес этих чудовищных людей, которые ничего не делали — ели и спали. Потому что в них тоже была искра Господа! И это Владимир Дель и Михаил Сиворин «перетащили» на сцену. И ужас, и смех, и сочувствие, и сарказм, и ирония, и вся полнота эмоций, которую способен испытать человек, уместились сначала в текст Гоголя, а потом в этот 55-минутный спектакль! Великолепный уровень режиссуры позволил сделать удивительные находки — и мотив кошки, и умывание землей… Чуть-чуть «подвинтить» несколько моментов по динамике — и спектакль будет шедевром.

Когда-то вы говорили о желании провести в театре «Предел» фестиваль спектаклей по своим произведениям. Этот проект все еще актуален? Увидим ли мы это действо, и когда?

Партийные и литературные дела отвлекают. Проект в голове. Сделаем обязательно.

Недавно вам исполнилось 45 лет. Еще раз поздравляем! С каким настроением подошли к юбилею? Лета к суровой политике клонят?

Спокойно подошёл. Мои взгляды с 18 лет не меняются, чувствую я себя тоже примерно на тот же самый возраст, поэтому никакого значения этому не предал. Политикой я занимаюсь всю жизнь. Но кое-какой опыт накопленный привёл к тому, что рядом собралась серьёзная команда, всерьёз претендующая на участие в будущем страны. И назначила меня своим представителем. Ну, пришлось подчиниться.

Опишите вкратце свои собственные политические планы и стратегию партии «За правду»?

Партия «За Правду» претендует на то, чтоб стать сначала одной из четырёх крупнейших партий в России, а затем — первой и главной. Наша команда — Александр Казаков, Сергей Михеев, Семён Багдасаров, Сергей Пускепалис, Александр Бабаков, Кира Сазонова, мои донбасские товарищи и собратья, мой советник по самому широкому кругу вопросов Иван Охлобыстин. Программа наша — консервативная, православная, в экономике — безусловно левая, — опубликована на нашем сайте, пересказывать её не стану.

Значит ли то, что вы начали активную политическую деятельность, что меньше будете внимания уделять литературе, творчеству, общественным проектам?

Что до литературы — я работаю быстро. За минувшие два года я выпустил книгу «Есенин: обещая встречу впереди», роман «Некоторые не попадут в ад», книгу эссе «Имя рек: сорок причин поспорить о главном», и скоро выйдет сборник рассказов «Ополченский романс». Я работаю над биографией Шолохова, и над романом о XVII веке, о расколе, о казачестве. Надеюсь, Господь даст времени и сил на всё.

Почему вы не примкнули к какой-то из уже существующих партий, а решили формировать свою?

Дело не только во мне. В «Единую Россию» я не пойду никогда по понятным причинам — я не чиновник и не разделяю их идеологию, они всё-таки — капиталисты и за капитализм. А я нет. В ЛДПР по тем же причинам не пошёл бы никогда — Жириновский ненавидит всё советское, а я — нет. С КПРФ мы дружим и работаем, но — там своя команда; идеология у нас хоть и родственная в экономическом смысле, но далеко не идентичная; да и люди, стоящие рядом со мной — туда не пошли бы: ни Михеев, ни Багдасаров, ни Пускепалис, ни Охлобыстин, ни все иные. Так что, работать будем вместе, но пойдём разными колоннами.

Вы собираетесь баллотироваться в Рязанскую областную думу, предвыборный слоган: «Заступлюсь за Рязань!». Почему именно эту область выбрали — по факту рождения или по другим причинам — и в чем будет выражаться ваше заступничество?

Мы выдвинулись в девяти регионах сразу. Но Рязань — самая серьёзная точка для нас. Да, Родина, да, моя родня живёт здесь. Да, здесь могилы моих близких.

Что до заступничества: кое-какие возможности у меня есть; а у Рязани есть застарелые проблемы — к примеру, экологические. Попробуем решить их, есть задумки, и мы их уже реализуем.

Ваши акции в Рязани освещает местная пресса. На днях на одном портале появилась новость под заголовком «Рязанский писатель Захар Прилепин встретился с читателями». Вас не расстраивает такая «локализация»?

Нет, конечно, не расстраивает. Я рязанский писатель, само собою. Я родился в роддоме города Скопин, вырос в деревне Ильинка, дед мой с деревни Казинка, дядьки живут в Пронске, мама в селе Успенском, отец работал директором школе в Высоком. Я здешний.

О литературе и ваших творческих планах. В сети указано, что ваша новая книга о Михаиле Шолохове выходит уже в сентябре. Это будет книга серии ЖЗЛ, как «Есенин», или труд более вольной формы, как «Обещая встречу впереди…»  о Есенине же?

Нет, в сентябре не выходит. Я пишу. Через год, думаю, доделаю эту книгу. Это жизнеописание, да.

Из писателей, кому вы посвящали биографические сочинения — Корнилов, Луговской, Мариенгоф, Есенин, рядовые «Взвода…» — кто наиболее близок или, может быть, даже перекликается с вашей натурой?

Мне близки персонажи моей книги «Взвод: офицеры и ополченцы русской литературы» — люди, которые легко совмещали литературу, государственное и военное дело: Державин, Денис Давыдов, Бестужев-Марлинский, Вяземский — вот мои учителя и образец поведения для меня.

В советской литературе — да, конечно же, и Шолохов, и Симонов, и Леонид Леонов, о котором я написал книгу — тоже соприродные люди мне, на которых я равняюсь.

Кстати, в эти дни исполняется 40 лет со дня смерти Владимира Высоцкого. Как вы относитесь к этому поэту и человеку? В общественном сознании Высоцкий «рифмуется» с Есениным. О Есенине Вы писали много. Нет ли желания написать о Высоцком?

О Высоцком написаны сотни книг; не думаю, что нужна ещё и моя.

Я с детства люблю этого артиста, человека, помню десятки его песен наизусть.

Фактурно он близок с Есениным, конечно; хотя в смысле вклада в русскую поэзию — это всё-таки разнокалиберные фигуры.

Есенин — гений, философ и одна из основ национального сознания, как Пушкин и Достоевский.

Высоцкий — огромная фигура в том же ряду, где Александр Вертинский, Александр Дольский, Михаил Щербаков: поющий человек, затрагивающий самые сокровенные струны — своим голосом, своей подачей, своей душевной силой.

Не надо всё это смешивать.

Вы, как многодетный отец, как решаете проблему детского «нечтения»? С каких книг начинаете знакомство своих детей с литературой и с какого возраста? Какие произведения считаете обязательными для прочтения ребятами? И в каком возрасте, считаете, ваши дети могут знакомиться с папиными книгами?

Дети читают мои книги, подрастая, лет, думаю, с 15. Я за этим не слежу.

Что до чтения… Надо, а) читать детям вслух, каждый вечер, начиная лет с полутора, с двух. И, б) иметь бумажные книги в доме, и самим их читать, чтоб дети видели.

Это на 50 процентов гарантия того, что дети тоже будут читать.

А то у людей и книг нет в доме (они ж «пыль собирают», и вообще «всё есть в Интернете»), и сами не читают — но при этом печалятся, что дети читать не хотят. Естественно, не хотят. Они ж папу с мамой с книжкой в руках не видели никогда, только у телевизора.

Как работают ваши ежедневные «батарейки»?

Не проверяю. Работают пока.

Никаких особых секретов нет. Разве что не курю уже год. Надоело.

 

Елена Сафронова
«Ревизор.ru», 28.07.2020

 

Купить книги:

               

 



Соратники и друзья
Сергей Шаргунов

На правах рекламы: