Захар Прилепин об обстановке на Донбасе и в Нижнем Новгороде

Сейчас наступил такой момент, что рассуждать о важном, о волонующем, о больном, о страшном можно, наверное, только с писателем. С человеком искренним и бескорыстным в своих представлениях о мире, с большим охватом мыслей, чувствующим где правда, а где ложь. Представляем вам интервью с российским писателем, нижегородцем Захаром Прилепиным.

— Захар, в Донецке как дела сейчас? Какая обстановка в Луганске? Стреляют?

— В Луганске не знаю. Я не был там с 2015 года. Последние два года я в Донецке, это соседняя страна — ДНР. Сейчас, наконец, между ДНР и ЛНР начали снимать таможни, это очень хорошо. А то воевали вместе, а потом вдруг отгородились.

Стреляют, да. И в Луганске, слышал, стреляют, и в Донецке началось очередное обострение, канонада круглые сутки, почти по всей линии соприкосновения — ежевечерние бои, перестрелки, ДРГ заходят, их выбивают, ну и так далее. Ничего нового. Было затишье — пару недель — в момент выборов президента России. Я уж подумал, что надолго, но нет… Началось по тому же кругу.

Похороны каждый день. И мирных, и военных. Их не снимают, и не показывают. Но они — каждый день.

— Куда все поворачивается? Какое развитие ситуации наиболее вероятно?

— Без понятия. Вот мы отвоевали кусок земли, отличный, очень красивый — и живём на нём. Вот и всё развитие ситуации. У нас его хотят отобрать, но мы не отдадим.
Больше ничего добавить не могу.

— Как ты сочетаешь работу писателя и военную обстановку? Тяжело пишется там?

— Очень смешной вопрос. Я не пишу уже два года книг, поэтому никак не сочетается. Я советник Главы ДНР и офицер разведовательно-штурмового батальона. Это основная моя работа. Денег она даёт мало, поэтому я езжу в Москву на день-два и записываю там «Уроки русского» на месяц вперёд — импровизационные монологи на темы опять же Донбасса, Сирии и прошлого России. Иногда эти программы мы пишем прямо в Донецке.

— Какая помощь там нужна?

— Чтоб в России помнили о Донбассе, говорили о нём, требовали помогать Донбассу, и по возможности помогали сами — кто тёплым словом, кто ещё как-то — чем может. Можно даже не отличать Донецк от Луганска, и быть уверенным, что бои идут под Харьковым, или что перестрелки случаются раз в месяц резиновыми пулями, ничего страшного. Главное — помогайте. Может, и вам помогут однажды.

— Помогавший Донбассу Сорокин сейчас в СИЗО. Ты выступал в суде. Как ты относишься к недавним перестановкам в нижегородской политической элите?

— Я приезжал к нему на суд, потому что в своё время он едва ли не единственный очень серьёзно помог мне — как раз в те дни, когда на Донбассе была настоящая гуманитарная катастрофа, люди реально погибали от голода. Я обращался ко многим в России — при чём ко многим очень известным людям, которых вся страна видит по телевизору и уверена, что они — патриоты высшей пробы. Никто не дал ни рубля. Сорокин дал очень много, очень — больше него не давал никто с тех пор. Олег Кондрашов, который тогда занимал должность сити-менеджера что-то обещал, но не дал. Хотя мог. Короче, я добро помню. И всё Сорокиным переданное и закупленное я сам развозил — сотням, если не тысячам людей. Я их видел, видел их глаза, они просили меня передать поклон тому, кто им помог.

Мне кажется, я нашёл правильную форму — передать этот поклон.

Что до перестановок — я пока не очень понимаю, что там переставлено, да и далеко всё это от меня. Пусть всем будет хорошо. Пусть люди не жрут друг друга, если есть такая возможность.

Владимир Безденежных
politbook.tv, 20.04.2018

Купить книги:

               

 



Соратники и друзья
Сергей Шаргунов

На правах рекламы: