Захар Прилепин: Взгляды не меняю, меняю методы

Накануне выборов сопредседатель партии «Справедливая Россия — За правду», писатель, нижегородец Захар Прилепин дал интервью, в котором ответил на неудобные вопросы о своей политической деятельности и поделился своим взглядом на будущее страны.

— Правда ли что СРЗП — левая рука власти и филиал ЕР?

— Это откуда-то из поливов Жириновского взятая мысль. Филиал ЕР — это ЛДПР. Идеологически две эти партии не различаются совершенно. Обе эти партии — либерально-буржуазные, — за капитализм, против социализма. Давайте, я ещё раз повторю, я не оговорился. ЕР — это либерально-буржуазная партия. Они за либеральную экономику. Они — элита, пришедшая, так или иначе, ко власти в результате ельцинских реформ 90-х годов. Они — антисоветчики, они ненавидят Ленина, Дзержинского, Сталина. И красное знамя — это не их знамя. Только Жириновский об этом вслух говорит, а ЕР — скрывает.

Но, скажем, за пенсионную реформу — и ЕР, и ЛДПР голосовали вместе. Вот вам предельно ясная иллюстрация их совместной работы.

А наша партия, и коммунисты — голосовали против. Никаких отношений у нас с ЕР нет, и быть не может. Мы за социализм — они против. Мы за возвращение недр народу — они против. Мы за национализацию — они против. Все эти слухи про «левые» ноги запускают с известными целями. Чтоб люди голосовали за «партию власти»: мол, разницы никакой. Есть разница. Она абсолютна. У нас противоположные цели.

— Есть ли сегодня альтернатива Единой России?

— Конечно — мы и есть эта альтернатива: партия «Справедливая Россия — За правду». Тем более, в нынешнем её составе — когда в партию пришли такие люди, как Николай Стариков и Сергей Михеев, военкор Владислав Шурыгин и юрист-международник Кира Сазонова — кстати, нижегородка, как и я; и многие-многие другие, никак не причастные к прежней политической жизни в России: люди со своими давними и выверенными идеалами.

По всем соцопросам, свыше 60 процентов населения России, так или иначе, за построение социального государства, за поворот к социализму. Нелепа реальность, где финансовые международные корпорации разрушают государства, навязывают ЛГБТ-повестку, ломают все представления о здравом смысле — и при этом все богатства страны, в том числе нашей — принадлежат трем процентам сверхбогатых. Всех нормальных людей это не устраивает.

Уже сегодня коалиция «Справедливой России — За правду» и КПРФ, усиленная такими организациями, как движение «Суть времени» Сергея Кургиняна, взяла бы большинство на выборах. Если бы: а) граждане пришли бы на выборы и б) выборы были хоть отчасти прозрачными и хоть отчасти честными.

И после выборов мы бы в другой стране проснулись бы. Едва ли ЕР готова так скоро расстаться со своей властью — в том числе финансовой. Потому что, как мы все знаем, это партия миллионеров — причём не рублевых, а долларовых, — и сохранение нынешнего положения вещей им жизненно необходимо.

А нам — нет.

И большинству населения — нет.  Рано или поздно большинство навяжет государству свою повестку. Но лучше рано, чем поздно. Мы стоим во главе этих процессов.

— Кто сейчас настоящая оппозиция в России, а кто в НО?

— Все претензии людей к имеющейся оппозиции понятны: мол, вы тоже во многом такие же. У меня нет цели заступаться за старожилов из «Справедливой России», и тем более — за КПРФ. Но я всё-таки напомню, что члены названных партий не голосуют за то что справедливо именуется «антинародными законами». А ЕР — голосует. И все мы потом по этим законами живём.

Наконец, это мы, и только мы предлагаем отмену пенсионной реформы, национализацию промышленных активов, отмену ЕГЭ, запрет микрофинансовых организаций — а Единая Россия даже этого не предлагает. Так кто оппозиция?

Что касается нижегородской области, то я с уважением отношусь к коллегам коммунистам, и давно их знаю. Но не думаю, что много возьму на себя, если скажу: конечно, наши возможности — «Справедливой России — За правду», и лично мои, и возможности Киры Сазоновой, которая является политиком федерального масштаба, и возможности всей нашей команды, выдвигающейся по Нижегородской области, где есть, напомню, представители Общероссийского народного фронта — они многократно выше возможностей местного отделения КПРФ. Ну, просто несравнимы наши возможности.

И для города, и для области мы, конечно, куда более действенная сила.

Именно поэтому у местной ЕР именно мы вызываем такое, прямо скажу, бешенство. К местным коммунистам они уже попривыкли — а мы для них: как снег на голову.

—  Кто все-таки главный по СРЗП в Нижнем? Ты или Сергей Михайлович?

— Миронов и я — сопредседатели партии «Справедливая Россия — За Правду», у нас равные возможности в партии и равные права. Мы мирно живём и слаженно работаем. И чтоб не пересекаться, и не множить сущности, мы на берегу, поделили регионы — за которые отвечает он, и за которые отвечаю я. Естественно, если Сергей Миронов — по происхождению питерский, то этот регион остался за ним. Я живу, прописан в Нижнем — и этот регион остался за мной. Здесь место моей активности.

Однако, все ресурсы партии в случае необходимости подключаются к любой географической точке. Если Миронову будет нужна моя помощь в Питере — я туда тут же прибуду. Если нам понадобится его поддержка — он приедет к нам.

— Планируешь ли захватывать власть в СРЗП?

— Зачем? Мы планируем максимально серьёзно влиять на политику в России. В целом на политику. А вы предлагаете какие-то смехотворные междоусобные войны. Мы напротив создаём команду, которая как в партии, так и вне партии будет работать на общие перспективы. У нас же переломное время наступает: не только потому, что согласно статистике, у левых — уже большинство, пусть и не зафиксированное пока документально. Но и потому, что эта Дума будет избирать правительство. Эта Дума, так или иначе будет у власти в момент выборов нового Президента. У нас такой масштаб задач, что отвлекаться на то, о чём вы спрашиваете, просто глупо.

— Сколько ваш батальон ликвидировал бандеровцев и что будешь делать с нечестными чиновниками в НО?

— Сколько и кого ликвидировал мой батальон — вскроется, когда мы вернём Украину — там, в их армейской документации всё записано. Бахвалиться этим не к чему; всякая война — трагедия.

Однако войну на Донбассе начали не мы.

Но закончить обязаны мы.

Что до чиновников — тут на федеральном уровне надо решать. Они живут в той логике, что была задана в 1991 году. Они — дети ельцинских реформ и той эпохи, — как бы не делали теперь вид, что они изменились. Надо всю систему перезагружать.

— Почему вы все хотите отменить?

— Не всё. Только пенсионную реформу и ЕГЭ. Пенсионная реформа — унижение миллионов, причём совершенно бессмысленное. ЕГЭ — объективное и навязанное нам зло. Надо возвращаться к классической системе образования.

— Почему многие считают вашу партию — партией популистов, которая дает фантастические обещания?

— Мы ставим масштабные задачи — которые обязано решить наше государство. Если оно не может эти задачи решить — мы можем помочь.

У нас, знаете, развился неслыханный, парализующее любое действие скептицизм. Вот людям сообщают: у нас из страны за полгода вывезли 5 триллионов рублей. Немыслимые деньги! Вывезли — и большинство этих денег не вернётся в страну. Люди пожимают плечами: а что поделаешь.

За оставшиеся полгода столько же вывезут — и люди пожмут плечами: а что мы можем?

Тут мы говорим: надо принять закон о базовом доходе всем семьям с детьми: по 10 тысяч в месяц. На это надо 4 триллиона в год.

Нам говорят: ой, это популизм, так не будет. 10 миллионов из страны выкатили — это как бы норма. Принять закон, чтоб 4 раздавали — «…ой, так не бывает». Конечно, бывает. Надо просто принять такой закон. Вот и всё. Деньги на это есть.

У нас профицит бюджет каждый год — триллион.

У нас только доходы (не путать с выручкой) Сбербанка — в миллиардах исчисляются.

У нас есть деньги! Мы богатейшая страна!..

И это, конечно, не самая масштабная задача, которую можно решить.

Крымский мост мы построили — а протянуть метро до Бора — ой, это невозможно. И это вполне возможно. Мы на самом деле, находимся внутри плана, который ещё Шанцев разработал и предложил. Он, надо сказать, деньги считать умел и предлагал реализуемые вещи.

— Как вы будете выполнять обещания, если придете к власти?

— Путём прямого и агрессивного лоббизма, если коротко.

— Вы обещаете вернуть традиционное образование, отменить ЕГЭ и ОГЭ — как это сделать?

— По этой теме, открою вам секрет, у нас есть сторонники и в Правительстве, и в Министерстве образования, и даже в ЕР. Просто им сложно эти темы поднимать. А нам нет. Решения назрели. Надо запустить процесс. Рычаг нужен. Он у нас в руках.

— Какие отношения с губернатором?

— До недавнего времени были вполне доброжелательные. Потом мы вслух сказали, что будем жёстко пресекать любые попытки «администрировать» выборы — и в областном правительстве почему-то на нас обиделись. Никак не могу понять почему.

— Какие мысли после 800-летия? И что парк «Швейцария» действительно стоит таких денег?

— Нет. И мы это докажем.

— Есть опасения, что будут ли фальсифицироваться выборы в нашей области?

— Есть.

— Почему так можно думать?

— Рейтинги ЕР рекордно низкие, а левых — рекордно высокие.

— Зачем «Гвардия Захара Прилепина» и ополченцы Донбасса собрались в Нижнем Новгороде?

— Чтоб пресечь беспредел.

— Чем помогает в работе Иван Охлобыстин?

— Он глубокий, очень образованный, очень начитанный человек. Как православный человек, я всегда прислушиваюсь к его советам. Он — мой советник, официально. И я дорожу нашей совместной работой и нашей дружбой.

— После выборов как будут строиться отношения с местной властью?

— Меня волнуют только мои отношения с нижегородцами. Власть подстроится.

— Ты был нацболом, при каких обстоятельствах ты готов опять уйти в подполье и качать режим?

— Мои взгляды с тех пор не изменились. Мне по-прежнему отвратителен ельцинизм, либеральная доктрина, оголтелое западничество, олигархический беспредел, унижение бедных и всевластие сверхбогатых.

Взгляды прежние. Методы — другие.

 

Politbook.ru, 13.09.2021

 

Купить книги:

               

 



Соратники и друзья
Сергей Шаргунов

На правах рекламы: