Захар Прилепин: «Сейчас не до книг, мы готовимся к наступлению украинской армии»

Известный писатель и майор ДНР приехал в Железноводск и дал интервью «Комсомольской правде».

Захар Прилепин приехал в Железноводск — рассказать о новом кинофестивале «Герой и время», который будет проходить здесь со следующего года, но в интервью «Комсомольской правде» речь зашла не только о кино и литературе.

— Что вы ждете от фестиваля «Герой и время» и с какой целью вы его организовали?

— Мы его придумали в компании с Эдуардом Бояковым и Сергеем Пускепалисом в силу самых разных причин. Во-первых, я очень люблю эти места и здесь неоднократно при разных обстоятельствах бывал. В прошлом году мы снимали на Северном Кавказе документальный фильм о поэтах — от Пушкина и Лермонтова до Расула Гамзатова. Проехали Чечню, Осетию, Дагестан, КМВ. Во-вторых, Сергею Пускепалису пришла в голову идея, что нужно каким-то образом децентрализовывать культурную жизнь, которая вся сосредоточена в Москве и Санкт-Петербурге. Посмотрели здесь по ландшафтам, по инфраструктуре и поняли, что можно такое сделать, что не делает никто. Поэтому и придумали такой фестиваль «Герой и время». У нас с ним очень большие планы, но пока я их раскрывать не буду.

— В скором времени выходит фильм с вашим участием. Что за картина и когда мы ее увидим на большом экране?

— Этот фильм называется «Гайлер», снимался он в Новосибирске. Я играю там главную роль. Когда он выйдет, я не знаю, это не от меня зависит. Сейчас ведутся переговоры с продюсерами, чтобы показать его по одному из центральных российских телеканалов. А только что у меня вышел короткометражный фильм «Дежурство», где я сыграл самого себя — ополченца Донбасса. Приехал оттуда на съемки и вернулся обратно прямо в той же самой форме. Эта картина победила на международном фестивале Tpaйбeкa в Нью-Йорке. В связи с этим разразился огромный скандал, потому что наши украинские коллеги были не очень довольны всем произошедшим и требовали, чтобы приз у нас забрали из-за того, что мы террористы. Жюри конкурса повело себя очень достойно, назвав фильм безупречным и без какой-либо политизированности.

— О чем российскому зрителю не хватает фильма?

— Нам нужен даже не фильм, а новые ощущения от времени, персонажей и героики. Мы так или иначе прожили все 90-е и часть нулевых годов с такими псевдо-, квазигероями, которые, на мой взгляд, не соответствуют задачам и масштабам России. Этакая буржуазная элиточка, все эти «Духлесы», несчастные менеджеры высшего и среднего звена, истощенные борьбой с кокаином и своей бездуховностью. Мы на них смотрели-смотрели, а потом начались разнообразные события, в том числе и русская весна, и война в Сирии. И не то чтобы это все связано с войной, а просто с тем, что русский человек как-то внутренне стал собираться и понимать, что перед ним совсем другие задачи и масштабы стоят, кроме этого самокопания московских юношей и девушек. Это может быть фильм о человеке, который уехал в Сибирь на заимки, занимается охотой, строит храм, о человеке, отправившемся воевать или матери 12 детей. Кто угодно это может быть. Мы как раз находимся в поиске этих персонажей и самоидентификации, чтобы люди подумали — вот этот человек моя родня, я бы усадил его за стол в своем доме. А те, которых нам до этого показывали, я их и видеть не хочу.

— Недавно в одном из интервью «Комсомолке» вы говорили о том, что временно перестали писать книги и стали не писателем о войне, а человеком на войне. Что-нибудь изменилось?

— Нет, ничего не изменилось. Мы сейчас переходим на новую передовую. С начальником штаба 15 минут назад переписывался, он мне прислал скан карты, где мы будем стоять. Мне вообще не до этого и я не собираюсь пока писать. В скором времени возможно наступление украинской армии, обострение конфликта. Очень много всего подогнали, что может сопутствовать наступлению.

— В последнее время были убиты многие лидеры ополченцев Донбасса. Есть ли им достойная смена?

— Конечно, есть. Ну, слушайте, Абхаз в конце концов. Тоже местный практически боец. У нас много достойных бойцов.

— Какова ваша точка зрение на ситуацию с псевдоубийством Аркадия Бабченко?

— Позорище какое-то. Несчастный человек, попавший в нелепую разводку нелепых украинских спецслужб. То, что он говорит, будто находится постоянно под прицелом — это бред сивой кобылы. Про себя ничего не буду говорить, пафоса нагонять, но то, что Аркаша понторезит, — это точно. Он в Москве жил прекрасно и не был под прицелом. Сейчас он уехал в Киев и его стали ловить? Он три года войны прожил в Москве и никто его не трогал никогда, а там он вдруг оказался в опасности. Все это чушь.

АЛЕНА БЕЛЯЕВА
«КП — Северный Кавказ», 02.06.2018

Купить книги:



Соратники и друзья
Сергей Шаргунов