Захар Прилепин о сдаче в плен «Азовстали»: Теперь, если Харьков возьмем — это будет уже все

Писатель заявил, что после сдачи в плен «Азовстали» освободились элитные бойцы с опытом взятия целого города, которых перекинут на другие направления.

Главная новость последних дней на Украине и в Донбассе — сдача в плен «Азовстали». По последним данным Минобороны, всего с 16 мая в плен сдались 1730 боевиков, в том числе 80 раненых. Почему это произошло именно сейчас и что это значит для хода боевых действий Радио «Комсомольская правда в Санкт-Петербурге» (92.0 FM) рассказал писатель Захар Прилепин.

«СИЛЬНЕЙШИЙ УДАР ПО УКРАИНСКОЙ АРМИИ»

— Почему «Азовсталь» сдалась именно сейчас?

— Они окончательно потеряли надежду, что состоится деблокада, и стала заканчиваться вода.

— Они заявляют, что у них там еще много было технической воды.

— Значит, окончательно пал моральный дух.

— Зеленский говорит, что сдача в плен была одобрена Киевом. Вы считаете, это так? Или это результат работы наших военных и спецслужб?

— Это результат падения морального духа и понимание бесперспективности борьбы. А Зеленский пытается сохранить хорошую мину при плохой игре. Он мог им что угодно приказывать, но сделали они то, что посчитали нужным сделать. Конечно, если бы сдалось 15 человек или 75 — это одно, но это несколько тысяч бойцов. Огромное количество элитных бойцов с запасами, как вы сообщили, технической воды и еды, и БК (боевых комплектов — прим.ред.). Они могли долго держать оборону, и говорить, что там непробиваемые вплоть до самых мощных зарядов коммуникации. Но сейчас это сильнейший удар по украинской армии, украинским военнослужащим.

— Почему ничего не говорят про наемников, они там были?

— Совершенно исчез из видимости, да, тот момент, что там должны находиться иностранные наемники и разнообразные специалисты. О них ничего не говорят. Возможно, это следствие договоренностей России с другими игроками. Будет какая-то сложная расторговка этих людей. Их куда-то доставят, с ними будут вести беседы. И дальше уже условно с Британией или Францией будут отдельные решение по данным персонажам — как и за что мы будем их возвращать, судить или еще что. Просто про них говорили-говорили, а сейчас полная по этому поводу тишина.

«ОНИ ТЕПЕРЬ МОГУТ ВЗЯТЬ ЛЮБОЙ ГОРОД»

— Сильнейший удар — по украинской армии, вы имеете в виду моральный дух?

— Моральный дух, конечно. Это же самое элитное подразделение украинской армии (те, кто был на «Азовстали» — прим.ред.). Полторы тысячи человек в плену, и оказывается можно сдаваться! И при этом Украина вынуждена говорить, что это (сдавшиеся — прим.ред.) наши герои. Они же не могут сказать, что они — предатели, трусы и негодяи. Но если герои сдались, значит и мы можем быть героями, подумают другие. Почему я так сужу? Потому что мне мои ребята сообщают, что все-все, кто от Украины попадает в плен, они до этого абсолютно все следили за «Азовсталью». Все смотрели, как там и что происходит. Это даже технически для них было важно. Потому что как только «Азовсталь» сдается, значит, огромное количество артиллерии, техники и самые сильные наши подразделения начинают переводиться на Луганское направление, под Авдеевку, Марьинку, Северодонецк и Лисичанск, на Донецкое и Харьковское направление. Поэтому все следили за ними.

— Сейчас они увидели, что «Азовсталь» сдалась…

— И сейчас для них это удручающее состояние, мягко говоря. Есть и моральный аспект, и сугубо военный смысл. Потому что они (украинская сторона — прим.ред.) будут вынуждены иметь дело с бойцами, которые взяли четырехсоттысячный город с невероятными коммуникациями (под «Азовсталью» — прим.ред.). Они его захватили, теперь они могут захватить любые другие города. Они (те, кто взял Мариуполь — прим.ред.) понимают, как это делается технически. Это недооценивать невозможно.

— Будет еще условная «Азовсталь» в других городах?

— Они (украинская сторона — прим.ред.) будут цепляться за города — наверняка, если мы будем подступать к Харькову, к Одессе. Это будут очень серьезные столкновения. В Мариуполе 400 тысяч человек, в Харькове — свыше миллиона и город больше Мариуполя. В Харькове огромные группировки. Харьков может быть переломным моментом. Сейчас у них надлом, трещина пошла, они сдали Мариуполь, который не собирались сдавать. Сейчас все говорят, что Мариуполь — это Сталинград. Но Сталинградом будет Харьков, если его будут брать. Если его возьмут — это все уже. Там «Кракен» (батальон — прим.ред.) — сильное подразделение, там все в теробороне. Это была негласная столица неонацизма (мнение Прилепина — прим.ред.). Все самые радикальные молодежные группировки, они все там сидели. Это показательный город. Но его наши тоже, конечно, возьмут.

— Что будут делать со сдавшимися с «Азовстали»?

— Кого-то обменяют, кого-то посадят. Нам расскажут про тех, кого осудят, кого тихо обменяют, того обменяют тихо. Им виднее. Тут не надо людям сторонним в это влезать. Вы не задавались вопросом, почему выходил Порошенко или Зеленский с обломком автомобиля или с паспортами, хотя мог вывести российских офицеров, но их никогда не выводили? Потому что у нас в плену не только их офицеры, но и иностранные наемники. И все это быстро обменивали. Мы никогда не выводили американцев или поляков. И сейчас у нас есть, кого обменять в рамках сложных договоренностей. И сейчас все эти разглагольствования — покажите нам всех и никого не отпускайте — лишние. Там люди себе во вред не работают. Они знают что делают.


ОТ РЕДАКЦИИ

Все сказанное — является личным мнением Захара Прилепина, оно может не отражать официальные планы Минобороны РФ.

 

Роман ЛЯЛИН
«Комсомольская правда», 19.05.2022

 

Купить книги:



Соратники и друзья
Сергей Шаргунов