Что читают почитаемые: Захар Прилепин

— Захар, какие главные вопросы стоят перед Русской литературой сегодня, на Ваш взгляд? В чьих книгах они наиболее чётко затронуты? Или же «война гораздо важнее, чем собачьи комедии нашей литературы»?

З. П. Сколько писателей — столько и задач. Каждый сам перед собой ставит задачи. По мне, так писателю важнее всего почаще встречаться с собственным народом. Иначе придётся всю жизнь паразитировать на юношеском опыте. Или на опыте писательских обид и литературных забот. Что, конечно, может одарить русскую литературу «Театральным романом» или «Романом без вранья», но… Не это главный хлеб литературы.

— Сколь важно и востребовано, по Вашему мнению, в современной России литературное наследие Эдуарда Лимонова? Есть ли молодые имена способные сравниться с почившим мастером в дерзости и литературной одарённости?

З. П. Никто ни с кем сравниться не сможет — любое сравнение всегда хромает. Лимоновские уроки отлично усвоили Сергей Шаргунов, Андрей Рубанов и Михаил Елизаров — и каждый в чём-то идёт ещё дальше. Шаргунов — человек семьи и традиции, он не играет в дурацкие игры с пожиранием богов; хотя лимоновский драйв вполне привил своей прозе. Он умеет и это, и многое другое. Рубанов, иной раз харизматик не меньший, чем Лимонов, но в отличие от Лимонова не стремится возвыситься за счёт кого-то, и не ведёт вечный пересчёт на тему «я и этого однажды победил, и того я тоже как-то победил». Рубанов, вообще — добрый. Елизаров, перфекционист и выписывает каждую строчку так, как Лимонов с какого-то времени раздумал делать. У Елизарова все тексты прибраны и структурированы, как подвал маньяка. Ладно — как мастерская отличного плотника. Он — блистательный писатель. Но и всё перечисленное лимоновского гения не отменяет вовсе. Каждый своей дорогой идёт.

— Вы не раз были в горячих точках, какие книги стоит взять с собой даже на фронт? Может ли литература помочь в самые сложные моменты?

З. П. Нет, на войне плохо читается. В Чечне я понемногу читал Чехова. В Дагестане — Ромена Роллана. На Донбассе я за два года прочитал одну книжку — биографию Фадеева от Василия Авченко.
Но не скажу, что это могло помочь или отвлечь. Просто брал в руки книгу, чтобы не курить в курилке сто двадцать пятую сигарету за день. Читать всё-таки надо с ясной головой. Впрочем, все ощущения от читавшегося в Грозном 96-го Чехова, и в Дагестане 99-го Роллана, и все перипетии судьбы Фадеева, читанные в Донецке — помнятся остро. Тут отрицать не стану. Читать — это не поэтическая красивость — под звуки канонады — нелепо. Но запоминается всё совсем иначе.

— Есть ли у Вас книга — анти-стресс? Если да, то какая?

З.П. У меня всегда хорошее настроение. Если слишком возрадовались какой-нибудь смешной моей неудаче мои оппоненты, надо перечитывать биографии великих. Как ненавидели Есенина, как завидовали ему! Что писали о Толстом Льве, о Толстом Алексее, о Горьком. Какие нелепые провалы были у Чехова. Как всю жизнь мотали нервы Шолохову. Это всё обычное, так было всегда. Мне сейчас скажут: ты что, с титанами себя сравниваешь? Я оглядываюсь на титанов. Естественно. А на кого же. А так — я перечитываю Александра Терехова и Гайто Газданова. В любом настроении. Это мои любимые прозаики. Не единственно любимые, но очень сильно любимые.

— За кем из прошлых или современных литераторов Вы готовы были бы следовать как за военным командиром?

З. П. Александр Андреевич Проханов — мой командир и мой учитель. Я бы доверился Леониду Абрамовичу Юзефовичу, как офицеру, безусловно. Но так как они мной не командуют, то мы сами тут группируемся в своём офицерском кругу — с упомянутым Шаргуновым, например, с Владиславом Шурыгиным, офицером и писателем. С военкором и литератором Семёном Пеговым, с публицистом и военкором Димой Стешиным, с прочей братвой. У нас есть свой отряд, он действенный.

— В одном из своих интервью Вы говорили, что обязательно читаете на ночь хотя бы одно стихотворение, чтобы ввести в состояние гармонии сознание и мышление. К кому из поэтов вы обращаетесь чаше всего?

З.П. К Борису Рыжему, наверное. Тасос Ливадитис, Яннис Рицос — греков часто перечитываю.
Сесар Вальехо всегда лежит на полочке возле кровати. Леонида Мартынова сейчас читаю — сборник поэм 1940 года. В букинисте купил, когда они ещё были открыты. Отличная поэзия.

— Рэп это будущее поэзии? Кого из рэперов стоит не только послушать, но и почитать?

З. П. Самые одарённые в смысловом поле рэперы — Хаски, Типси Тип, 25/17, Честер, Рич. Но тем не менее, рэп — это вообще не поэзия и читать их не надо категорически. Надеюсь, они и сами это понимают.
Равно как и рок-поэзию читать не надо, потому что в основном это своеобразные мантры под гитару, а на бумаге выглядит белибердой.

— Как Вы считаете, если период 1991–1993 годов 20 века не дал ни одного приличного произведения в русской литературе, возможно ли повторение литературного провала в 2020 году в период пандемии и всех связанных с ней последствий? Или же наоборот стоит ожидать грандиозного творческого всплеска?

З. П. Ничего не будет. Пандемия скоро закончится. Сейчас десяток авторов уже пишет повести и романы про вирус… Но, когда эти книжки выйдут — про вирус уже забудут. До следующего вируса.

— У вас четверо детей. На каких книгах они растут? Изменялась ли подборка детских книг от ребенка к ребенку или то, что вы читали старшим детям, читаете и младшим?

З.П. Я читаю им сначала поэзию — Корнея Чуковского и Агнию Барто, потом книги про животных — Бианки и Пришвина, или классику про Пеппи и Маугли. Дальше уже читает жена — от Жюля Верна до Сэлинджера. Нет, список не менялся. Он базисный.

— В этом году в издательстве «Молодая гвардия» вышла ваша долгожданная книга «Есенин. Обещаю встречу впереди». Также Вы планировали написать книгу о Шолохове и дать отпор абсурдному шолоховедению. Скоро ли она увидит свет?

З. П. Даже не приступал. Только собираю материал и коплю силы и настроение. Как пойдёт. Год, два, три. Не загадываю.

 

«Буквоед», 07.05.2020

 

Купить книги:



Соратники и друзья
Сергей Шаргунов