Захар Прилепин: Я всегда рассчитываю на себя и любую помощь воспринимаю как чудо

На проходящем в эти дни в Париже салоне книг, на котором Россия присутствует в качестве почетного гостя, одной из самых горячих площадок стало представление книги Захара Прилепина «Письма из Донбасса».

Во время представления сборника, который состоит из бесед с теми, в чью жизнь вошла война, каких только угроз не прозвучало в адрес автора. Однако Захар Прилепин не пропустил ни одной из заявленных площадок. По словам писателя, появившаяся на свет книга должна помочь иначе взглянуть не только на конфликт на юго-востоке Украины.

Об этом и других «не только» корреспондент АН побеседовал с Захаром Прилепиным в перерывах между представлениями.

-Ваше  решение поехать на Донбасс чем было вызвано? Чувством долга? Если не вы, то кто напишет правду?

— Я поехал не как писатель. Это все-таки часть моей профессии. И я ее воспринимаю нормально. Я понимаю разницу между человеком в форме, которому 22 года и которому 42. Это не был какой-то душевный шаг,  на который нужно долго решаться. Просто у меня есть  одна профессия, и в случае необходимости я могу этой профессией заняться. Поэтому никаких пафосно-патетичных подкладок в моем решении не было. С самого начала конфликта мне хотелось в нем участвовать максимально серьезно. И у меня была возможность создать свое подразделение. Это заняло некоторое время. Я начал создавать его в 14-м году и завершил — позже в 15-16-м. Теперь оно есть, оно работает и меня это вполне устраивает.

— Но совершенствовать свою квалификацию Вы могли и в любой другой горячей точке!

— Донбасс  — это очень важная для меня тема. Я давно слежу за Украиной, я ее понимал, я ее предсказывал и она, в моем понимании, стала точкой сборки того самого пресловутого русского мира. Он тут мог состояться.

— Когда Вы приняли решение ехать и  стали писать, было понятно, что это вызовет определенный резонанс. Вы ппредполагали, что резонанс будет такого масштаба? Вы были  к этому готовы?

— Отчасти было неожиданно. Но не от «большого ума» я  был к этому не готов. Я все-таки ездил туда как военкор, как гуманитарий, как миротворец. Я думал, что все знают мои взгляды, знают, что я тоже бывший военный. Но шум поднялся чуть больше, чем я ожидал. Впрочем, я к этому привык, и все к этому привыкли. Ничего страшного.

— Во Франции у Вас и в предыдущие года на книжных выставках  была достаточно напряженная атмосфера. Но то, до чего дошло в этот раз Вы могли предположить?

— Это болезненная тема.  Конечно, мог. Еще в 2014 году, когда я съездил в самом начале конфликта в Румынию, ко мне пришла украинская делегация и начала там что-то скандировать. Было понятно, что это тема многих задевает. Но знаете, когда я сюда приезжал в 2005 году,  приходили иммигранты из Чеченской республики, и тоже были чем-то недовольны. Я не вижу в этом какой-то аномалии. Люди имеют свою точку зрения, подходят, желают чтобы тебя убили немедленно…

— Вчера после неких действий, предпринятых представителями Украины на вашей пресс-конференции, я задала вопрос одному из представителей Координационного совета соотечественников, который занимается здесь всякими концертами и т. д., о том, как они себя видят в подобных ситуациях? Представитель ответил, что они не экстремисты,  чтоб реагировать. У Вас есть мнение об организациях соотечественников за рубежом?

— Я ничего про них не знаю. Но я думаю, что если соотечественники собираются и проповедуют русскую культуру, русскую песню, — ничего плохого в этом нет, даже если они жестко политически не ангажированы, В любом случае, они несут так или иначе, прямо или опосредованно понимание того, кто мы есть, и что мы не желаем никому зла.

— После этого инцидента мы беседовали  с Александром Трубецким, который рассказал о похожем инциденте, который та же группа лиц устроила  во время проведения русских дней их Ассоциацией. В тот раз ему лично пришлось реагировать, чтобы разрешить ситуацию. Но насколько это нормально,  что патриоты России остаются в подобных ситуациях в одиночку?

— Вам виднее. Это я у Вас должен спросить. Я вот тоже рассчитываю только на себя, и любую помощь воспринимаю как какое-то чудо, которое случилось со мной незапланированно.

— Но Вам  было бы приятно, если бы у Вас была бы поддержка на подобных мероприятиях со стороны русской диаспоры, которая здесь живет.

— Было бы приятно. Но то, что здесь происходило, было нормально. Большинство зала  -  франкоязычное и русскоязычное явно было на моей стороне. И мне этого достаточно. Я ничего ни от кого не требую. Люди может чего-то боятся. Возможно, боятся потерять финансирование. Ну боятся и боятся — я им не судья. Пусть делают из всего выводы. Если они кого-то не поддержали, то в другой раз их самих не поддержат. Пусть помнят об этом.

Наталья Копосова, Париж
«Аргументы Недели», 19.03.2018

Купить книги:



Соратники и друзья
Сергей Шаргунов