Вано Ильич Мурадели

Лауреатом двух Сталинских премий, и всех остальных мыслимых и немыслимых премий был великий русский советский композитор Вано Ильич Мурадели. 

Родился 6 апреля 1908 года в грузинском Гори в армянской семье. Отец его был рабочим винокуренного завода, а мать крестьянкой. Всё как полагалось в великой советской, противовес американской — мечте.

А вы помните, кто ещё родился в Гори? Ага, Иосиф Виссарионович Сталин, он же Джугашвили.

Отец композитора Мурадели был на самом деле Мурадов, но сын его так хотел, чтоб его фамилия была похожа на Джугашвили, что, когда подрос, переделал себя в Мурадели. Более того, не смотря на то, что он был по рождению армянином, он стал называть себя грузином. Чтоб, значит, тоже как Сталин быть. Впрочем, для грузинской самоидентификации у него были вполне себе весомые основания: он рос в грузинской среде и с детства он говорил только по-грузински.

Первоначальное музыкальное образование получил в музыкальном техникуме Тифлиса (ныне Тбилиси) в 1925–1926 годах, а в 1931 году окончил Тифлисскую консерваторию.

Во время войны Вано Мурадели был начальником и художественным руководителем Центрального ансамбля краснофлотской песни и пляски ВМФ СССР, с которым выступал на фронтах и флотах.

Есть замечательная и характерная история тех времён.

Осенью 1941 года Мурадели и поэт Хелемский за день написали песню «Возьмём оружье, граждане». После выступления на московском митинге, где песня была исполнена впервые, Мурадели выехал на фронт. Там на передовой, в сорока километрах от Вязьмы, в расположении кавалерийского соединения песня прозвучала второй раз — в исполнении композитора.

А дальше началось: часть, в расположении которой проходило его выступление, попала в окружение. Мурадели еле выбрался в Москву, часть выходила с боями. А песня — пропала.

Она никогда больше не публиковалась и не исполнялась — по той простой причине, что ни у Хелемского, ни у Мурадели не сохранился авторский экземпляр, и партитура тоже затерялась. Песня — «пропала без вести».

В 1969 году поисковая экспедиция проводила раскопки братской могилы в полутора километрах от деревни Большое Шевнино Холм-Жирковского района Смоленской области. Среди найденных в могиле вещей был свёрнутый, слежавшийся листок. Это были слова и ноты песни «Возьмём оружье, граждане».

Всего он сочинил более двухсот песен.

Культовая: «Я земля, я своих провожаю питомцев, сыновей, дочерей, долетайте до самого солнца и домой возвращайтесь скорей» — это его.

И душу испепеляющий «Бухенвальдский набат», которого я в своём советском детстве, особенно в исполнении Муслима Магомаева, просто боялся — тоже его.

И «Там, где караван тревожит редкий, солнцем напоённые барханы» — она же «Песня журналистов» в блистательном исполнении Иосифа Кобзона — его. 

И «Волга морем стала» в исполнении Людмилы Зыкиной.

Необычайная любовь к вождю не спасла Мурадели от критических разгонов.

В Постановлении Политбюро ЦК ВКП (б) от 10 февраля 1948 года Сергей Прокофьев, Дмитрий Шостаковичем и Вано Мурадели были причислены к формалистам. По нашим временам — это лучшая аттестация: при Сталине ругали, едва не репрессировали, что ты.

Мурадели, однако, нынче вспоминают куда реже, чем Прокофьева и Шостаковича.

Ну, а что вы хотите: Симфония № 1 (1938 года) у Мурадели посвящена памяти Сергея Мироновича Кирова, а ещё он сочинил балет «Зоя Космодемьянская», а ещё кантату «Вождю» (1939 года), Торжественную увертюра к 50-летию Молотова (1940 года), «Песню-здравицу» в честь Сталина (на слова Колычева, 1941 года), песню-кантату «С нами Ленин» (1960 года).

Таких сейчас в музыкальных кругах не очень охотно вспоминают. Между тем, композитор он был преинтереснейший и очень одарённый. Иные, что не говори, сталинские премии не получали.

Некоторые армяне обижены на Мурадели, что он, с позволения сказать, стал грузином. Грузины в свою очередь считают его армянином. Короче, генецвале. Если он вам не нужен — мы его себе приберём. Иван Мурадели — великий русский композитор. А вы там как хотите.

И ещё одна тема.

До сих пор многие почему-то думают, что в сталинском СССР не было легальных миллионеров… Были. Причём десятки. Не уверен, что это понравилось бы нынешним миллионерам, а тогда все они могли отчитаться до рубля, каким образом достигнуто их благосостояние.

Например, Вано Мурадели за 1947 год получил авторских отчислений 1,2 миллиона рублей! Это в тот момент, когда член Политбюро — самый официально высокооплачиваемый работник в СССР — по ставке получал 8400 рублей в месяц или с премией около 100 тыс. руб. в год.

Кстати, нарком госконтроля Мехлис тогда настаивал, что такие «авторские отчисления» творческим работникам это не правильно и вообще — очень много. Но Сталин его спросил: «Вы что хотите поэтов к сапожникам приравнять?..»

Многие считают, что Сталин тут был не прав, а Мехлис прав. Потому что: чем композиторы так уж лучше сапожников?

Ну, быть может, быть может в подходе Мехлиса правды больше, чем в реакции Сталина.

Сегодня ситуация, конечно же, несколько иная. Успешные модельеры и дизайнеры — нынешние сапожники — зачастую обладают сверхдоходами, и мы рады за них. А чем там питаются композиторы, сочиняющие симфонии, кантаты и оратории — это вопрос нынче вторичный.

Ну, не будем о грустном.

Послушаем лучше Вано Мурадели. Он того стоит.

 


ЛУЧШИЕ ПЕСНИ

:
:
Скачать все песни

 

Купить книги:

               

 



Соратники и друзья
Сергей Шаргунов

На правах рекламы: