А — К | Л — П | Р — Я 

Илья ЛагутенкоИлья Лагутенко, музыкант, лидер группы «Мумий Тролль»:

Захар Прилепин классно пишет! И сюжет, и юмор, и злоба — всё в достойном количестве. Больше за последние пару-тройку лет никто на меня не произвел впечатления.

Тутта ЛарсенТутта Ларсен, телеведущая:

Открыла для себя прозаика Захара Прилепина. Прочла его роман в рассказах «Грех». Удивительно: парень с маргинальным послужным списком, замеченный в нацболовских тусовках, с приводами в милицию и т. д., и т. п., пишет такую нежнейшую, тончайшую, изысканную прозу. Снимаю перед ним шляпу.

Алла ЛатынинаАлла Латынина, писатель, критик:

Захар Прилепин стремительно вошел в моду. Принадлежность к нацболам, фотографии молодого обритого мужчины с внешностью брутального киногероя (может играть киллера, а может — антикиллера), черная, небрежно расстегнутая рубаха (нацболовская форма) не только не мешали распространению этой моды, но — наоборот, наоборот.

Прилепин угодил почти всем: Басинскому — реализмом, Владимиру Бондаренко — демонстративным антилиберализмом, новой партийностью и державностью («Завтра», 2006, № 21). Леворадикальным противникам режима — героем-бунтарем, ненавидящим общество потребления с его свободной инициативой и социальным расслоением. Либеральным противникам всех и всяческих революций — тем, что этот герой обречен, что никакой революции эти озлобленные пацаны, громящие магазинные витрины и сладострастно сжигающие чужие машины, совершить не могут.

Эдуард ЛимоновЭдуард Лимонов, писатель, политик:

Литературное событие года — это книга моего партийного товарища Захара Прилепина «Санькя». Я пожалел, что не я ее написал. Он меня опередил.

Владимир ЛичутинВладимир Личутин, писатель:

Некоторые любят писать в простоте и так выстраивают слова, что они простые, они приобретают какие-то особые краски. Вот как Казаков, например, Юрий. У него совершенно простые слова. Но там то ли играет роль музыка у него предложений, и вот этой музыкой так они освещаются, эти слова, что проза его становится необыкновенной. И также, например, у Захара Прилепина. Я смотрю, думаю: «Ну, язык самый обыкновенный, никаких сложных метафор, образов, сравнений». Вот эта его музыка любви так освещает текст этот, музыка любви, что она становится, сама проза становится притягательной и волнующей. Понимаешь? Прозу Казакова или Прилепина спасает музыка. Но в массе-то своей в литературе музыки-то этой нет».

Павел ЛунгинПавел Лунгин, режиссер:

Мне кажется, рождается новый мир, который мы не знаем. Произвела впечатление книга Захара Прилепина «Санька».

Владимир МаканинВладимир Маканин, писатель:

Премия Бориса Соколова в России вручалась впервые. Отбор был довольно большой, и это было очень интересно. Слава Богу, стали награждать молодых писателей. Премию получил Захар Прилепин. Это правильно, это «в десятку» и по качеству, и по возрасту. Жюри довольно быстро пришло к консенсусу.

Прилепин уже претендует на индивидуальность, он не повторяет что, что делают они и шагает крупнее.

Андрей МаксимовАндрей Максимов:

Я с определенной настороженностью относился к тому, что делает Захар Прилепин. Пока не купил и не прочел его последний роман «Обитель». Закрыл и подумал: «Да пусть он чем угодно занимается, даже восхищается людьми, мне особо не симпатичными, — все это не имеет, как выясняется, никакого значения, если он написал такой роман». Я абсолютно покорен этой книгой, которая не отпускала и во время чтения, и — что, наверное, самое важное — не отпускает и сейчас. Теперь в моей жизни есть два Захара Прилепина. Один занимается политикой — дай Бог ему здоровья. Второй написал роман, который смело можно назвать явлением русской литературы.

Олег МарусевОлег Марусев, актер:

«Зацепил роман «Патологии» Захара Прилепина. Эта искренняя книга и о войне в Чечне, и еще об ощущении жизни, до сего дня мне незнакомого. Автор дал возможность посмотреть на наш мир другими глазами и притом это замечательная литература. До него подобное удовольствие от чтива я получал, читая Виктора Астафьева. Хотя их ни в коем случае нельзя сравнивать».

Андрей МерзликинАндрей Мерзликин, актер:

У Захара Прилепина нравится роман «Санькя», он за него получил «Букера»: настоящая литература — рекомендую. И вообще, приятно, что в России снова появляются талантливые авторы — не бульварного стиля, но те, которые пишут хорошие художественные произведения.

Александр МиндадзеАлександр Миндадзе, режиссёр, сценарист:

Захар Прилепин — замечательный русский писатель, который с одной стороны фиксирует социальную ситуацию, а с другой он вне времени.

Сергей МироновСергей Миронов, Председатель Совета Федерации: 

Читаю роман «Паталогии» молодого писателя Захара Прилепина о войне в Чечне. Небесталанный человек, у него есть искра Божья. Автор, как и тысячи других молодых людей, прошёл этот ад. Роман представляет для меня интерес не только как для читателя, но и как для политика.

Владимир МолчановВладимир Молчанов, телеведущий:

Из современных авторов назову Захара Прилепина с его «Санькя», «Ботинками, полными горячей водкой» — это настоящая литература, у писателя есть отличное чувство стиля.

Андрей НемзерАндрей Немзер, критик:

Захар Прилепин достойный, пусть мне идеологически не близкий, думающий и рискующий, а не играющий в риск писатель.

Пишет Прилепин крепко, выжимая должное из тяжелого жизненного опыта и зная, как растопить мягкие сердца интеллигентных литераторов.

Владимир «Адольфыч» НестеренкоВладимир «Адольфыч» Нестеренко, писатель:

Прилепин вполне себе самородокЪ. Через две книжки будет классиком.

У него про ЛюбовЪ много, в «Паталогии». Мне абсолютно неблизкие переживания, НО — для героя (автор и есть герой в данном случае) — вполне адекватные. Цельная личность получается в итоге.

Дмитрий Орехов, писательДмитрий Орехов, писатель:

В нашей литературе еще недавно торжествовало плебейство. Вот и плодились соответствующие герои «новой литературы»: выродки и маньяки. Сейчас негативная тематика исчерпана, не хотят русские люди читать всякую муть, как ее ни рекламируй! И потихоньку новое поколение писателей начинает обращаться от созерцания дебилов к настоящим людям, к героям, готовым умереть за свою правду. Прорыв в этом направлении — роман Захара Прилепина «Санькя».

Василина ОрловаВасилина Орлова, писатель, критик:

Роман «Патологии» Захара Прилепина — книга страшная, честная, бескомпромиссная, она заставляет задуматься над многими вещами, о которых обыкновенно задумываться не слишком хочется. Написана она истинно художественно, замечательным здоровым вкусным русским языком, густо и вместе с тем легкочитаемо. Описания ситуаций предельно достоверны и держат в состоянии сильного напряжения.

Явление подобной книги — само по себе уже событие. Оно свидетельствует о том, что война в Чечне, или «контртеррористическая операция», что не меняет её сути — стала осмысляться обществом, всеми нами, уже не в терминах репортажа из горячей точки, не просто в частных письмах солдатов и видеосюжетах заезжих корреспондентов. Эта война несёт свой гибельный урожай в «грузах-двести» и «триста», а серия её отражений — в тут и там появляющихся очерках. Но вот она вообразилась в книгу, и читатель вместе с автором, бывавшим в пекле боевых действий, может пережить тот ужас и отчаяние, героический порыв и гибель, которые, наверное, всегда наводняют человеческую душу на войне.

Иван ОхлобыстинИван Охлобыстин, актёр, режиссёр, сценарист, драматург, журналист и писатель.:

Захар Прилепин — человек эпохи атлантов. Респект!

Глеб ПавловскийГлеб Павловский, политтехнолог:

Открытием 2007 года стал для меня писатель Захар Прилепин, воинственный неженка.

Виктор ПелевинВиктор Пелевин, писатель:

Захар Прилепин, «Патологии». Счастье! Изначальная вечная стойкость. Хулы не будет.

Николай ПереясловНиколай Переяслов, писатель, критик:

Поражает уже сам стиль, которым написан роман «Патологии» — какое-то невероятное сочетание таких несочетаемых категорий, как «прекрасное» и «безобразное», явленное при помощи очень тесного соседства ярких поэтических образов и чисто реалистических деталей кровавого военного быта…

Александр ПрохановАлександр Проханов, писатель:

На небосклоне российской прозы появился мягкий ангел — молодой писатель Захар Прилепин. Он издал свой второй роман под названием ''Санькя''. Не Санька, а именно Санькя, т. е. так, как говорят в народе. Автор — национал-большевик, возглавляет ячейку НБП в Нижнем Новгороде. Роман этот о лимоновцах, о ядовитой, отважной, беспощадной, кровавой даже среде, в которой куется новая революция. Книга предельно откровенная.

Язык книги — это очень хороший, добротный русский традиционный язык, в котором встречаются изыски, и я чувствую, что Прилепин способен на эти изыски в гораздо большем количестве, но он смиряет свой эстетизм, потому что у него другие задачи — не эстетические, а психологические, моральные, политические.

Современная литература, в той части, какой я ее представляю, за последние 10-15 лет избаловалась: она атрофировала свое восприятие подлинного, конкретного, страшного и ужасного. Она почему-то, по загадочным обстоятельствам, испугалась реального, отвергла его. Она пришла в область тонких эссенций, тонких энергий, тонких литературных технологий. Более того, обращаться к реальному, к подлинному, стало дурным тоном. Если ты пишешь конкретную актуальную историю, то ты обречен на провал. Ты должен писать альтернативную историю, ты должен писать мифологию, ты должен упражняться в изысканной словесности. То есть главным героем должен быть язык — русский или квазирусский. И не дай Бог, если в твои тексты, в твою культуру ворвется «свинство сегодняшнего дня» — портянка, автомат, подворотня, страсть.

Прилепинский текст опрокидывает эти литературные нормы, перечеркивает весь этот литературный бомонд. Опять возникла долгожданная проза, которая упирается своим клыком, своим рогом в подлинное — в революцию, в политику, в бойню, в новые персонажи, которые гуляют по нашим улицам или по нашим головам.

Я поздравляю Прилепина с этой работой. Я ему очень завидую, потому что, если бы мне тряхнуть стариной и сбросить пару десятков лет, я бы с ним еще посостязался в манере описывать восстания бунты и революции. Но теперь я просто как бы из далека, как Державин, «благословляю этого кудрявого юношу».

Валерия ПустоваяВалерия Пустовая, критик:

Напряжение в романе Захара Прилепина «Патологии» создаётся за счет ощущения прерывистого — от задания к заданию — движения к гибели. Эпизоды войны не чередуются бездумно, а подчинены логике сюжета о постепенно надвигающейся смерти и наивной самонадеянности жизни, не сумевшей предотвратить свое поражение. Композиционная выстроенность — одно из главных достижений Прилепина. Ибо композиция — ахиллесова пята «военной» прозы. Война однообразна и склонна к самоповторам — при том, что человек каждый ее день переживает как первый и неповторимый.

Писатель Захар Прилепин вырывается из войны, когда-то «благословившей» его на литературу. Его роман позволяет говорить не только о пережитой автором конкретной войне в Чечне, но и о войне вообще, о жизни и смерти, а также о композиции, особенностях авторского языка, символах и метафорах — в общем, обо всем том, что делает военную прозу не продуктом войны, а произведением искусства.

Андрей ПлехановАндрей Плеханов, писатель:

Безумно талантливый Захар Прилепин вроде бы сам по себе, но задействован во всех литературных номинациях. Читать Захара рекомендую категорически — хоть он и с «левой» резьбой, но писатель от Бога.

Глеб ПодгородинскийГлеб Подгородинский, актер театра и кино:

Роман Прилепина «Обитель» — первая книга, которая произвела на меня впечатление за последние лет пятнадцать. Очень мощное произведение, очень кинематографичное, вкусные, шикарные характеры, которые хочется воспроизвести любому актеру.

Илья ПономаревИлья Пономарев, политик:

Модель морального лидера нации очень примечательна. Отдельные примеры таких людей — это Махатма Ганди и Вацлав Гавел. Это должен быть безусловный моральный авторитет, который умеет вести политическую борьбу и является хорошим управленцем. Если среди писателей, то президентом, на мой взгляд, мог бы быть только Захар Прилепин.

Евгений ПоповЕвгений Попов, писатель:

Я знаю Захара Прилепина, он мне нравится, как писатель. И как человек нравится, а в его политику я не лезу. У него есть замечательный сборник рассказов «Ботинки, полные горячей водкой». Он — молодой классик.

Купить книги:

               

 

Соратники и друзья
Сергей ШаргуновНовая газета в Нижнем Новгороде Нижегородская люстрация

На правах рекламы: