А - К | Л - П  Р - Я 

Андрей РубановАндрей Рубанов, писатель:

Захар — крутой. Уважаю. Он всех сделает, поверьте. Он сейчас — номер один. За слова отвечаю. В русской культуре есть две традиции: трагическая и героическая. Аввакум — трагический, Ломоносов — героический. Достоевский — трагическая фигура, Толстой — героическая.

Шаламов — трагическая фигура, Солженицын — героическая. Прилепин точно следует героической традиции. Прилепин — это Большой Стиль. Никто не умеет, а он умеет.

Андрей РудалевАндрей Рудалёв, критик, публицист:

Периодически желание воскликнуть громогласно что-то подобное – «да вы все яйца выеденного не стоите» – у кого-то да возникает.

Иногда то там, то здесь проскальзывает ехидствующая тема «мыльных пузырей». Мол, литературная «фабрика звёзд» искусственно раздувает малозначимые фигуры в угоду бизнесу, издательской политики и всё такое.

Крупных и мощных фигур нет, а на безрыбье, как известно, многое что сгодится…

Один из объектов подобных громометаний – Захар Прилепин. Кого-то раздражает своими фотографиями на обложках книг, уверенностью и какой-то редкой по нынешним временам смелостью. И хоть сейчас удельный вес положительных рецензий на Прилепина заметно превалирует, но оступись он, выдай что-нибудь, скажем на «троечку», так многие сегодняшние хвалебщики сами и заклюют.

Потому как ярок, убедителен, пытается заниматься многим, а должен быть нищ и убог, скромен и не высовываться.

Герман СадулаевГерман Садулаев, писатель:

Книги Захара Прилепина — они всегда на меня производят очень большое впечатление. Это замечательная литература, серьезная, важная, крепко сбитая. Как читателю мне было еще очень важно, что это читается, что называется, взахлеб. Открыв «Саньку», я прочитал ее за один день. Не спал до утра — не мог оторваться, пока не закончил. Для меня это существенный показатель.

Когда я читал «Грех», испытывал просто эстетическое удовольствие, некоторые страницы переворачивал назад, потому что хотелось еще раз прочесть.

Сергей Спайкер СакинСергей Спайкер Сакин, писатель, журналист:

Поэт в России больше, чем поэт — и писателей это тоже касается. Особенно если писатель книжка за книжкой попадает в болевые точки общества. Впрочем, писатель Прилепин стал уже фигурой такого масштаба, что сам может эти точки создавать — что он и делает, не задумываясь. Если есть вызовы времени и вопросы дня — то Прилепин — это человек-ответ.

Сам он, похоже, не стремится быть глашатаем от народа и даже изрядно бежал от gloria mundi — вспомним хотя бы его довольно пижонские уклонения от приглашений в Кремль «на беседы с интеллигенцией». И не считать же толстым пиар-ходом его письмо Сталину? Просто он действительно давным-давно ответил на многие «вечные вопросы русских мальчиков» (по В. Аксенову). И теперь просто сообщает о своем знании — его ремарки современника в журнальных материалах, на страничке «Фейсбука», в интервью всегда красочны, но и всегда лаконичны и точны. Его комментов ждут — ответы на вопросы нынче дефицитный товар.

Николай СванидзеНиколай Сванидзе, телеведущий:

Я читал интервью Захара Прилепина сегодня в "МК", очень талантливого человека, несомненно талантливого писателя, который сказал, что по его мнению, в частности, и Иисус Христос проиграл. Вот проиграл. Это мне в какой-то мере напомнило позицию В.В. Путина с "Борисом и Глебом" у Глазунова, когда он сказал: "Нам такие примеры не нужны, как Борис и Глеб! Чего это они лежали и ждали, когда их убьют. Нужна активная жизненная позиция". Та же позиция, что у В.В. Путина, и у Захара Прилепина, потому что действительно проиграл Господь наш, Иисус Христос, не сопротивлялся, его распяли, папа за него не заступился, хотя он спрашивал.

Николай СвечинНиколай Свечин, писатель:

Гении не ходят толпой, они всегда порознь и великие книги - редкая удача для нации. Мне кажется, что наш Захар Прилепин с его " Обителью" на этот уровень и поднимется. Я очень уважаю его и считаю, что этот автор достоин представлять нашу русскую литературу.

Игорь СвинаренкоИгорь Свинаренко, издатель, публицист:

Персона 2007 года - писатель Захар Прилепин. Мне очень нравится тот парадокс, что его арестовывают менты, когда он приезжает с Марша несогласных, и спрашивают:

- Откуда вы приехали?
- Из Москвы.
- А что вы там делали?
- Я встречался с президентом Путиным.
- Не п...ди.
- Вот вырезка из газеты.
- Ага, точно. Брателло, ну ты понимаешь, у нас есть приказ, надо тебя в каталажку все равно провести.
Вот он и говорит: «Я удивляюсь, Путин со мной встречается, а менты считают, что меня надо в каталажку». Он не обижается, получил несколько премий в этом году, в том числе, премию «Ясная поляна». Симпатичнейший человек, безусловно.

Роман СенчинСергей Сельянов, продюсер:

"Понравился роман "Санькя" Захара Прилепина.

В отличие от орнаментально интеллектуальной прозы, которой сейчас пруд пруди, "Санькя" - зрелый взгляд на литературу.

Несмотря на то что финал меня не устроил, те места, где автор описывает свою малую родину, кажутся мне выдающимися.

Роман СенчинРоман Сенчин, писатель, критик:

Захару Прилепину везёт в литературе, но везёт своеобразно – его первый роман «Патологии» был напечатан не в самом, мягко говоря, популярном литературном журнале страны, в петрозаводском «Севере», но тут же был замечен, прочитан, отмечен статьями критиков, премиями, выходом отдельной книги и публикацией в «Роман-газете». Второй роман – «Санькя» – появился уже в столичном издательстве, но почти незаметно, без презентаций, без «шума и пыли», и, судя по всему, обещает стать одним из главных литературных событий года.

Особенно сильны в романе главы о вымершей уже среднерусской деревне, которая веками была кормилицей и оплотом страны. Уже не поднимающийся с постели дед Саньки олицетворяет то ушедшее поколение, которое умело и работать, и воевать, и терпеть голод. А после него – провал, вязкие, мелкие волны рождающихся и умирающих (быстро гибнущих) людей. И Санька со своими ровесниками, может быть, первое за долгое время поколение, способное на самоубийственный, но настоящий поступок...

Да, в нашей литературе такие безыскусные, искренние, взбадривающие книги – редкость. Тем более в последние два-три года, когда стабилизировано практически всё, и шаг влево, шаг вправо сделать мучительно сложно. Захар Прилепин, по крайней мере, в литературе его сделал.

Кирилл СеребренниковКирилл Серебренников, режиссер:

Самое сильное литературное впечатление за последний год? Захар Прилепин, «Санькя».

Александр СклярАлександр Скляр, музыкант:

Сейчас меня тянет к прозе Захара Прилепина. Мне нравится то, что он делает, как он пишет, как мыслит. Нравится его интерес к русскому року. Я рад, что у нас есть такие писатели.

Игорь СклярИгорь Скляр, актер:

Почти всё мне нравится у Прилепина — он хорошо чувствует время и людей в этом времени, даже не взирая на его политические взгляды. На мой взгляд, Прилепин — человек сильный, умный, опытный и талантливый.

Ольга СлавниковаОльга Славникова, писатель, критик:

На ярмарке взяла книгу Захара Прилепина «Грех» и с радостью убедилась, что у нас есть такой настоящий хороший писатель, с хорошим русским языком, с хорошими образами.

Дуня СмирноваДуня Смирнова, сценарист, телеведущая:

Прилепин необычайно талантливый, я под таким большим впечатлением давно не была.

Мне кажется, за последние 10 лет есть две книги - полные антиподы по всему, но обе очень подлинные, с большим страданием: "Похороните меня за плинтусом" Санаева и "Санькя" Прилепина.

Боюсь, обоим их имена рядом покажутся издевательством больного женского мозга, но для меня оно - вот так. Прилепин совсем, совсем другой, чем мы, но очень сильный, яркий, мужской во всех чистых, первозданных смыслах этих слов.

Владимир СорокинВладимир Сорокин, писатель:

Кто из современных молодых писателей нравится? Интересно то, что делает Захар Прилепин.

Светлана СорокинаСветлана Сорокина, телеведущая:

Есть такой неоднозначный писатель нижегородский - Захар Прилепин. Его считают леваком, почти экстремистом.

Он окончил Литинститут и очень хорошо пишет. Если не читали - почитайте…

Марина СтепноваМарина Степнова, писатель:

У Захара Прилепина много поклонников и столько же — недоброжелателей, но и те и другие прекрасно понимают, что их дети и внуки будут изучать на уроках литературы именно прилепинскую прозу.

Илья СтогоффИлья Стогофф, писатель:

Алексей Иванов из Перми - титанище духа, и Захар Прилепин из Нижнего Новгорода - ух, какой! Горький наших дней. С их помощью потихонечку выстраивается то, без чего здоровая ситуация в литературе немыслима, - некая иерархия. Понятно, кто из нас лейтенант, а кто генерал-майор.

...Повторяю, русская литература сейчас - это Алексей Иванов и Захар Прилепин. Они - продолжатели традиций Тургенева, Горького и Шолохова.

Олег ТабаковОлег Табаков, режиссер, актер:

К сожалению, сейчас на хорошие современные пьесы неурожай. Поэтому пытаюсь рекрутировать в театр прозу Алексея Иванова и Захара Прилепина. Это очень значительные для меня фамилии и как для читателя, и как для человека театра.

Валерий ТодоровскийВалерий Тодоровский, режиссер, продюсер:

Читаю роман «Санькя» Захара Прилепина. Я восхищен, это настоящее. Последние лет десять я тосковал по хорошей литературе. Не модной, а хорошей. Первым откровением стал Алексей Иванов, которого я прочитал запоем всего, а вторым — роман Захара Прилепина. У Прилепина к читателю очень короткая дорога, не надо мучиться, отгадывать какие-то авторские ребусы. Это серьезная драма с серьезными характерами.

Виктория ТокареваВиктория Токарева, писатель:

Кого отметила бы из современных русских писателей? Есть такой писатель Захар Прилепин. Темы у него отвратительные (он — национал-большевик или иначе «нацбол», единомышленник Эдуарда Лимонова), но зато пишет замечательным языком!


Владимир ТолстокйВладимир Толстой, правнук писателя:

Захара Прилепина высоко ставлю. Его последний роман о Соловках – тяжёлая, но сильная и качественная литература.

Виктор ТопоровВиктор Топоров, критик:

Открытие года - Захар Прилепин с романом «Санькя». Без стилистических вывертов, но с начисто вроде бы позабытым онтологическим отчаянием в одежде гражданского пафоса.

Захар Прилепин все ощутимее превращается в неформального лидера молодой прозы.

Артемий ТроицкийАртемий Троицкий, журналист, музыкальный критик:

С удовольствием читаю всё, что пишет Захар Прилепин. Я считаю его своим хорошим приятелем, надеюсь, и он меня тоже.

Михаил ТрофименковМихаил Трофименков, критик:

Захар Прилепин видит мир как художник-график, чертящий резкие, ломаные линии.

Роман «Санькя» вызывает «странно единые» ощущения. С одной стороны, Прилепин вроде бы сугубый реалист. Ни одного лишнего слова. Контрастные, мгновенные снимки уличных схваток, деревни, почти уже вымершей, привокзального шалмана. Но с другой стороны, такое патологически острое зрение – это уже не реализм, а сюрреализм. В дебютных «Патологиях» натурализм уличных боев в Грозном прорастал космическим апокалипсисом, напоминающим о фильмах Ридли Скотта. Такой же апокалипсис – финальный мятеж в «Саньке», хотя Прилепин не делает шага влево, шага вправо от фотофиксации действий героя: сказал, ударил, поджег, подумал, выстрелил. Хочется перелистать книгу, лучшую книгу года, назад. Чтобы герои остались в живых и чтобы понять, когда же Санькя уснул, не заметив, и начался страшный сон.

Людмила УлицкаяЛюдмила Улицкая, писатель:

Не так давно, несколько лет уже вышел очень интересный роман писателя Захара Прилепина, роман назывался "Санькя". Там в середине романа, я не знаю, это сознательно или это бессознательно, но там есть один эпизод. Умер отец у главного героя. Отец – алкаш, вся семья уже от алкоголизма вымерла, все мужики. И 23-летний парень везет своего мертвого отца, он так решил, что надо похоронить в деревне, на родине. Он точно знает, что последние 17 км дороги нет. Притом зима, притом не доедешь. Лютый холод. Он садится в автобус с гробом, мамой и сослуживцем и едет на кладбище. Не доехав 17 км, шофер разворачивается, вынимает гроб и дальше они тянут на веревке гроб. Ясно, что не дотащат, начинают замерзать. Тут проснулся алкаш в соседней деревне, последний мужик в деревне, накинул шубенку, запряг лошадку и вызволил их. Вы знаете, мне кажется, что это абсолютно идеальный ответ на вопрос о тайне славянской души. Я не знаю, он это делал сознательно или нет? Это очень мощное целеполагание с полным отсутствием здравого смысла. Теперь меня, конечно, убьют. Я, наверное, не должна была этого говорить. Но этот эпизод очень точно какие-то происходящие ситуации формализует. Хорошая метафора происходящего.

Алексий УминскийПротоиерей Алексий Уминский:

Захар Прилепин – это замечательно. Я его недавно для себя открыл. Читаю сейчас его рассказы. Очень правдивая, достоверная литература.

Антон УткинАнтон Уткин, писатель, режиссер:

«Санькя» Захара Прилепина останется в истории литературы. На мой взгляд это самый серьезный роман в нашей литературе за последние лет двадцать. Серьезный во всех оттенках смысла.

Алексей УчительАлексей Учитель, режиссер:

Несколько месяцев назад я познакомился с писателем Захаром Прилепиным, произведения которого мне тоже очень нравятся. Это роман «Санькя», а из недавно прочитанных – сборник рассказов «Грех». Мне кажется, что это очень талантливый человек.

Прилепин, как один из немногих в литературе, умеет передавать драматизм не с помощью шокирующих эффектов, а путем улавливания эмоциональных состояний.

Владимир ФекленкоВладимир Фекленко, актёр:

Я очень люблю современного нашего автора Захара Прилепина. Я много раз его перечитывал, читал и снова перечитывал. Проще, когда это рассказы, такие как в сборнике "Грех". Это очень здорово. И это каждый раз заставляет меня думать. И все остальные книги – я все покупаю.

Сергей ФилатовСергей Филатов,  Президент фонда социально-экономических и интеллектуальных программ, руководитель администрации Президента Российской Федерации в 1993-96.:

Прилепин - новое имя, которое у нас появилось. Его повесть о Чечне, как оголенный нерв. Совершенно блестящая вещь... Язык, образы, построение самой книги, - все это потрясает.

Игорь ШайтновШамиль Хаматов, актёр:

Из современных авторов мне очень нравится Захар Прилепин, он написал замечательную книгу «Потологии» - про омоновца, который служит в Чечне.

Александр АрхангельскийГригорий Чхартишвили (Борис Акунин), писатель:

Ключ к "нулевым" годам потомки будут искать в произведениях Виктора Пелевина, Владимира Сорокина, Захара Прилепина и Алексея Иванова. Может, и найдут.

Игорь ШайтновИгорь Шайтнов, критик:

Захар Прилепин известен как политический деятель партии нацболов и уже о романе сказали, что это, вероятно, современный вариант романа «Мать». Что это, новое приглашение к революционной ситуации? Она в романе есть, но самое впечатляющее в романе то, что этот молодой писатель, ему нет еще тридцати лет, видит происходящее из глубины молодежного сознания, той его части, которая чувствует себя маргинализированной, не вписавшейся в современную ситуацию.

Александр ШаталовАлександр Шаталов, поэт, критик, телеведущий:

Интересно следить, как Прилепин строит (выстраивает) себя, свою личность. И любопытно наблюдать как на наших глазах в стране появляется крупный национальный писатель. Не хватает у него может быть еще текстов, но я не могу назвать ни одного автора из новой генерации (до 60 лет ха-ха), которого можно было бы сравнить с ним и по уровню таланта и по степени ответственности.

Сергей ШаргуновСергей Шаргунов, писатель:

Захар Прилепин вошел в шорт-лист Букера. С романом «Санькя». До этого Прилепин дважды попадал в шорт-лист «Национального бестселлера».

В независимости от того – дадут или нет, а скорее всего не дадут – продвижение Прилепина вперед и вверх – это знак.

Любой талантливый человек может стать большим писателем, может стать знаковым человеком, может получить славу. Что нужно?

Первое. Здоровая публицистичность. Готовность ловить общественные вызовы. Надо купаться в истории. В новейшей истории своей страны. Как в ледяной реке. Чувствовать, понимать и передавать жизнь народную. Вредно для писателя опасаться, что его произведение окажется скоропортящимся. Никогда большой писатель этого не опасался. Именно поэтому становился писателем большим. А размазывание каши манной, малодушное самокопание, маскирующее нелюбопытство к жизни, – сегодня не катит. Именно «актуальное» измерение всегда сопутствовало настоящей русской литературе. И это измерение вновь дает о себе знать.

Второе. Здоровая публичность. Наличие личности. Да, то, что помимо текста. «Крутизна» не только в тексте, но и как персонажа. Пускай морщатся недовольные, но от этого не убежишь: без интриги под названием «судьба автора», без магизма авторской биографии сам по себе текст его вянет.

Все это есть у Прилепина.

Роман «Патологии» про Чечню, где он воевал. Новый роман «Санькя» про радикальную организацию, где он состоит. Обаяние достоверности, подкрепленное исповедальностью, делает написанное Прилепиным – близким и дорогим открытому читателю. Написано просто, горячо, резко.

При чтении с Прилепиным хочется спорить, хочется самому участвовать в диалогах и сражениях его книг – и что тому причиной: актуальность темы или эмоциональность изложения?

Может быть, все дело в том, что Прилепин на хорошем русском, с поэтическими метафорами и психологическими загогулинами языке поэмы заговорил о том, о чем пока писали в основном языком газеты.

Но это-то надо уметь. Надо найти в себе смелость так, с вдохновением художника взяться за «актуальное». А смелых – всегда единицы.

Михаил ШвыдкойМихаил Швыдкой,  глава Федерального агентства по культуре и кинематографии:

Я думаю, в высшей степени полезной была бы экранизация романа Захара Прилепина «Санькя». Это роман о молодом нацболе, о трагедии этого поколения людей, ощущение социальной конфликтности общества приводит к вооруженной борьбе, которая трагична в обществе, потому что она не решает никаких проблем. Это очень сильный роман, местами публицистический, местами роман, в котором есть приметы большой настоящей русской прозы. Похороны отца описаны просто первоклассно.

Юрий ШевчукЮрий Шевчук, музыкант, поэт, лидер группы "ДДТ":

Слово Захара Прилепина для меня значимо. Потому что хороший писатель.

Виктор ШендеровичВиктор Шендерович, писатель:

Замечательный, действительно без иронии, писатель Захар Прилепин, очень славно пишущий человек, при этом исповедующий такую радостную, пионерскую идеологию, и говорит: "Я верю, что Россия будет!"

Ульрих ШмидУльрих Шмид, публицист (Германия):

Прилепин – очень интересный феномен. Мне кажется, что с литературной точки зрения это очень хороший писатель, хотя с его идеологией я, конечно, не согласен. Но ведь то же самое можно сказать и про Достоевского: писатель великий, но – шовинист, империалист и антисемит. На Западе тоже хватает отличных писателей с чудовищной идеологией: К. Гамсун, Л.-Ф. Селин... Прилепин вполне может восприниматься на Западе как представитель поколения «разгневанных молодых людей» (по аналогии с английским литературным направлением 50-ых гг.), поскольку его тексты тесно связаны с общественно-политической ситуацией в России.

Лев ШтуденЛев Штуден, культуролог:

Захар Прилепин - я им восхищаюсь. Недавно прочёл его книгу о соловецких лагерях, она оставила более сильное впечатление, чем «Один день Ивана Денисовича» Солженицына.

Михаил Эдельштейн, критикМихаил Эдельштейн, критик:

В случае с Захаром Прилепиным интересно, по-моему, лишь одно: как может человек с умом, талантом и даже не без признаков довольно интенсивной внутренней жизни всерьез воспринимать всю эту возню в революционной песочнице, под "огромным портретом Костенко в военной форме" (Костенко - это у прилепинских революционеров фюрер такой, читай: Лимонов).

Леонид ЮзефовичЛеонид Юзефович, писатель:

Проза нижегородца Захара Прилепина говорит сама за себя и ни в каких предварениях и напутствиях не нуждается. Его роман «Патологии» посвящен чеченской войне, но сказать о нем только это — значит не сказать ничего. Это прежде всего замечательная проза, а потом уже — проза злободневная. Это книга о жизни и смерти, а потом уже — о так называемой «контртеррористической операции» в Чечне. Это тот редкий в нашей современной литературе случай, когда талант, интеллект и обжигающий душу военный опыт не разведены по разным судьбам, а слиты в одном человеке.

Сергей ЮрскийСергей Юрский, актёр, режиссёр:

Я наконец почитал всерьез Прилепина, одного из людей, определяющих сегодня жизнь в литературе. И не только в литературе, но и в социальном ощущении, трогающего социальный нерв. Что бы я сказал Прилепину? Я, во-первых, сказал бы: поклон и уважение. Я почитал его свежие вещи и прочел наконец подаренный мне несколько лет назад роман «Санькя». Он очень современен, крайне. Он знает то, чего мы — принципиальные горожане в пятом-шестом поколении — не знаем. Он, житель провинции и даже сельской местности, знает, что именно там происходит — и могучее загнивание, и в какой-то степени пробуждение. Это хороший писатель, который умеет выражать свои ощущения и мысли, но я почувствовал, что у него еще есть и знания, которых мы не имеем. Еще раз понял, насколько же мы разные.

Алик ЯкубовичАлик Якубович, фотограф, поэт:

В числе лучших книг о любви - как ни странно, Захар Прилепин, "Патологии". Там все на контрасте — вот мужик в Чечне, на войне, а вот он же — мечтает, вспоминает, любит. Умеет Захар писать о любви как-то точно.

Владимир ЯранцевВладимир Яранцев, критик:

Есть одно сильное «Я», восходящее на небосклоне нашей литературы. Это Захар Прилепин.

Вадим ЯрмолинецВадим Ярмолинец, писатель:

Из нехудожественной литературы я с интересом прочел главы книги Захара Прилепина «Леонид Леонов».

Автор романа о молодом экстремисте «Санькя» на этот раз взялся исследовать биографию известного советского писателя.

За жизнь и возможность работать Леонов заплатил рядом уступок, отношение к которым в наши дни потеряло былую однозначность.

И если до сих пор разговор велся о писателях-жертвах режима, которые нередко выводились в первый ряд именно благодаря своему мученичеству, то Прилепин дал нам возможность оценить эпоху с точки зрения писателя, пережившего ее и выжившего. Главы были напечатаны в нескольких номерах «Нового мира», а книга готовилась к изданию в серии ЖЗЛ, но пока я ее там не видел. Что ж, будет о чем писать в 2010 году!

Купить книги:

               

 

Соратники и друзья
Сергей ШаргуновНовая газета в Нижнем Новгороде Нижегородская люстрация

На правах рекламы:

На сайте www.potolok-ru.ru цена на натяжные потолки clipso в Москве.