Отзывы читателей на книгу «Взвод»

Смирнова Татьяна:

Хороший язык, интересные факты. Воспринимать как учебник по литературе не стоит, читать — обязательно.

 

Козынцева Ульяна:

Новая книга замечательного автора. Читается достаточно легко и очень увлекательно, как все книги Захара Прилепина. Эта книга очень заинтересует тех, кто увлекается историей России 19 века, а также литературой того же периода. Особенный интерес новая книга Захара Прилепина представляет для учителей литературы, так как дает новые интересные сведения о таких классиках, как Державин, Пушкин и многие другие.

 

Gachiko:

Да, бумага серая и межстрочный интервал большой… Только все это такие мелочи. Интервал нормальный. Бумага хоть и серая, но глянцевая почти. Это солидное издание. Иллюстрации черно-белые, но достойные. Ну и это же не детская книжка или подарочное издание!
Это исследование. Автор приводит список биографических и литературоведческих источников. И все-таки это исследование читается, как интереснейшее художественное произведение. И да, автор не обманывает, когда говорит о многом созвучном из книги нашим дням.
Если бы в мое время так рассказывали о поэтах Золотого века, я бы не считала их такими скучными и непонятными! Учителям на заметку))

 

Бердович Марина:

Первоначально книга покупалась в подарок ценителю классической литературы и ее создателей. Зацепила интересная подача материала, все-таки исторический материал, но подача художественная. Книгу можно читать с любой главы, они независимы. Текст весьма достойный, скорее даже основательный! Впрочем, как и все книги Прилепина))) (люблю его книги именно за эту черту)! Но качество печати оставляет желать лучшего. Бумага «туалетная» — тонкая и серая, шрифт достаточно мелкий с большими интервалами между строк. Иллюстраций мало и они черно-белые. Самое качественное в книге — это обложка, она «настоящая», цветная, с хорошей иллюстрацией! Оставляю книгу в своей библиотеке.

 

Васильева Татьяна:

«ВЗВОД» Захара Прилепина
Не богатством и властью, но доблестью и талантом.
Книга увлекает яркими биографиями доблестных героев Отечества, наделённых природой художественными талантами. Автор акцентирует внимание на фактах биографий, освещённых в работах, изданных ранее, и даёт свою оценку особенностей черт характера героев, в контексте событий и конфликтов исторической эпохи.
Приведены примеры тому, что творческие приёмы великих предшественников, откликаются эхом в работах мастеров последующих поколений, скрепляя звенья культурных традиций. Страницы книги знакомят читателя с генеалогией героев: наследниками с другими, не менее известными общественности, именами.
Любителей военной истории заинтересуют оживлённые автором описания баталий.
Динамичное изложение завоёвывает читателя с первых страниц.

 

valerongrach, 19.04.2017

Захар Прилепин и его книжка про «Взвод»

Зашел в книжный магазин, купил таки новую книжку Захара Прилепина «Взвод». Повелся на активную рекламу и раскрутку. И надо сказать не пожалел. Если говорить о содержании книги.

Собственно, я, когда покупал, предварительно уже ознакомился с отрывками и поэтому решил, что стоит купить в бумаге. По стилю подачи Прилепин написал что-то вроде жизнеописаний из ЖЛЗ, только короче и сжатее. Как сейчас принято говорить — «в инфостиле». Читать интересно, написано бодро, есть моменты, про которые я вообще был не в курсе. Даже про таких известных личностей как Державин и Давыдов.

Ну, а про то, что Чаадаев прославился не только в качестве чувака из учебника литературы для 8 класса, но и на ратном поле я вообще до сих пор не знал, к своему стыду. Хотя вроде историей XIX века малость интересуюсь. Но видно, как-то выборочно, к своему стыду.

Книжка издана издательством АСТ. Довольно толстый том — больше 700 страниц. На самом деле — этого добились умелым подбором шрифта и межстрочного интервала. Если бы печатали другим шрифтом и не делали интервалы между строками по сантиметру — уложились бы страниц в 500 максимум. Еще надо отметить, что сэкономили на бумаге — она откровенно папиросная, что печально. Я в последнее время как-то покупаю в основном книжки «Евразии» и «Нигмы» в ценовой категории чуть подороже — но там качество издания намного выше.

Иллюстраций — минимум. Только портрет героя перед началом его жизнеописания. В этом плане тоже все скромно. Пример того, как надо издавать такие книги — посмотрите, как издают Акунина. Что его «История», что «Истории про людей и зверей» — любо дорого глянуть и полистать. В общем, за издание — тройка, за содержание — однозначно пятерка.

Резюме — отличная книга, которой не хватило оформления. Читать надо обязательно. Но хотелось бы издание покачественнее.

 

Анатолий Сердинов, 21.04.2017

На днях закончил читать первое собрание биографий литераторов под названием «Взвод. Офицеры и ополченцы русской литературы», которое написал Захар Прилепин. Еще до издания, книга наделала много шума, ярые критики набросились с вопросом: «Как так?! Литературные гении воюют?!». А вот так.

Следует сказать, что книга представляет собой историческое исследование. Хорошая работа проведена с архивными документами, перепиской того времени. Стоит отметить, что труд этот нелегок.

Не буду углубляться в разбор биографий каждого литератора, а остановлюсь лишь на одном примере, ярко показывающем, что книга должна быть прочитана не только в вузах, с ней можно и подружиться в школе. Как человек немного учительствующий, веду факультатив под названием «История и современность кубанского казачества» в 5-6-х классах. И вот недавно мы рассматривали с пятым классом подвиг защитников Ольгинского куреня, относящийся к 1810 году. Ребята спросили у меня, чем еще знаменито это место, а так как человек нездешний, то пообещал им рассказать на следующем уроке. Тут-то и книга пригодилась. Ученики узнали о Павле Александровиче Катенине — русском поэте, драматурге, критике и военном человеке в одном лице.

В Ольгинском укреплении он оказался в 1835 году, где ожидал возвращения отряда Вельяминова, предпринимавшего походы за Кубань. И время, проведенное в укреплении, было весьма плодотворным — была написана поэма «Инвалид Горев» — даже есть легенда, будто отправной точкой для ее написания послужил разговор с солдатом, служившим там.

Не был обойден вниманием и Александр Бестужев-Марлинский, тоже бывавший подолгу в Ольгинском укреплении. И именно оттуда он посылал отрывки из повести «Он был убит».

Как вам межпредметная связь? И уже есть результаты — ребята попросили учителя литературы познакомить их с творчеством литераторов, побывавших на Кубани. Отрывки, прочитанные из «Взвода.» сыграли здесь немаловажную роль. Поэтому книга обязательно должна появиться в школьных библиотеках.

Я же решил дальше продолжить изучение Ольгинского кордона — того места, куда прям как магнитом тянуло литературных людей. Знаменитый Михаил Юрьевич Лермонтов тоже там бывал и его история пребывания не менее интересная. Бесспорно, детвора будет обеспечена знаниями о своем регионе.

Захар Прилепин (Zakhar Prilepin) говорю большое педагогическое спасибо! Ждем второго тома.

 

Анна Берневик, 09.04.2017

«ВЗВОД» Захара Прилепина

«За нами стоит спецназ русской литературы…»
***
Мне бой знаком — люблю я звук мечей;
От первых лет поклонник бранной славы
Люблю войны кровавые забавы…

Я не просто прочитала книгу, а пронеслась по страницам боевых подвигов достойных сынов своего Отечества.

Еще в самом предисловии автор будто приглашает нас расположиться поудобнее в кресле, налить чашку горячего чаю и начать путешествие по Золотому веку.
Вот мой скромный отзыв, пока свежи эмоции.

Поручик Гаврила Державин участвовал в подавлении Пугачевского бунта, где исполнял роль контрразведчика. Он всегда спешил в саму гущу событий. До самой смерти он воспевал русского воина, его славу.

«Державин преподал важнейший, доныне кажущийся для многих недостижимым урок: он мог ревностно, упрямо, последовательно служить не только Родине, но и государству, которые досужие мыслители новых времён так любили разделять, — и остаться при этом великим поэтом».

Листаем далее и видим, что перед нами не просто патриот и русофил, а «один из центральных персонажей русской словесности» Адмирал Александр Шишков.
Воевать ему предстояло не только на поле боя, но и внутри своей страны — за русский язык. Как это знакомо — преклонение перед всем европейским и подражание оному, но при этом стыдиться исконно русского. Радетель за свою культуру считается «мракобесом».

Но чем дальше, тем актуальнее.

А вот он дерзкий и острый на язык генерал-лейтенант Денис Давыдов. С каким бешенством и остервенением он рвется в бой! Читаешь и думаешь, что на этого красавца и войн не хватит! Ан нет, везде успеет отличиться, в том числе и на литературном поприще. Французов бил, брал города и партизанил.

Вот хотя бы, например:

«Поучаствовав в десятках сражений, ночных экспедиций, сабельных рубок, атак и отступлений, за два года войны Давыдов не был даже ранен». Каков!

Я не поэт, я — партизан, казак.
Я иногда бывал на Пинде, но наскоком,
И беззаботно, кое-как,
Раскидывал перед Кастальским током
Мой независимый бивак.
Нет, не наезднику пристало
Петь, в креслах развалясь, лень, негу и покой.
Пусть грянет Русь военною грозой —
Я в этой песни запевало!

А кто не знает русского поэта Фёдора Глинку? А полковника Глинку?
Его народные песни любят и знают в наши дни.

Бравый офицер и патриот. В 26 лет он уже участвует в третьей по счету войне. Следя за судьбой Глинки, мы параллельно знакомимся с легендарным генералом Милорадовичем.

«Русский человек и война — одна из главных тем Фёдора Глинки (наряду с христианской и богоискательской)».

«Не забыть имя своё, не истечь желчью, не отпасть от святыни: вот его тихие заветы».

Штабс-капитан Константин Батюшков в шестнадцать лет уже служит в народном просвещении. Но молодой поэт рвется на войну, участвует в ожесточенных боях и тем гордится.

«Начитанный и образованный, читавший Петрарку и Монтеня, он презирал патриотизм огульный, слепой. Но вместе с тем Батюшков почитал Отечество наивысшей ценностью».

Сколько противоречий в этом молодом человеке! Кумир Пушкина, но среди его последователей немало и более поздних поэтов. Какая яркая, но трагичная судьба.
Поэт и критик Павел Катенин «боевое крещение принял на Бородинском поле».
Дерзок был не только в строю, но и в быту. Льстить не умел, был прямолинеен, за что не раз поплатится.

Стоит только бросить взгляд на портрет этого наглеца — сразу виден характер.
Поэта и переводчика Петра Вяземского с детства приучали к венной дисциплине.
Перед нами интересная личность (хотя, так можно сказать про каждого героя этой книги) — сначала Вяземский ругает своё Отечество, одновременно выказывая обиду, что ему не дают в очередной раз умереть за него. При этом либерал Вяземский радеет за поляков.

Однако, удивительным образом, на него повлияют смерть дочери и Пушкина. Он многое пересмотрит. Мы видим, как изменились его политические взгляды, и как это отразилось в его творчестве. Вяземский сумел найти баланс между искренним патриотизмом и разумной критикой.

Гусар Пётр Чаадаев запомнился не только как аристократ с безупречным вкусом, но и как профессиональный военный, публицист и философ.

«Одним из важных признаков чаадаевской неотразимости будет его постепенная, печоринского толка, утомляемость от своих, в самом широком смысле, увлечений».
Владимир Раевский — поэт и полководец, патриот и каторжник, русофил и декабрист. По-моему этим все сказано.

Пройдя все тяготы войны, он не был сломлен ни допросами, ни ссылкой.

Остался верен народу и Отечеству.

И, наконец, Александр Бестужев-Марлинский.

«Аристократ, дуэлянт, каторжник, солдат — всё сразу».

Да, он исключителен. Как и другие его соотечественники, представленные выше. Однако даже смерть Бестужева породила немало мифов.

А что же Александр Сергеевич? А Пушкин, как точно подметил автор, объединяет всех, собранных в книге.

Вот они истинные патриоты своего Отечества. Что не имя — то легенда.

Война не мешала их литературному дару, а как раз наоборот, помогала.

Их шедевры рождались в сражениях, а размеренная и сытная жизнь им претила.
Читаешь, а в ушах звон стоит от залпов, во рту вкус крови, а в воздухе висит запах пороха и свинца.

Чего могли испугаться люди, которые не раз смотрели смерти в лицо?

А какая родословная у каждого?! Не опозорить память отцов, вот что важно. Любовь к Отчизне, своей культуре и памяти — вот что завещали они своим потомкам. Их мысли и подвиги запечатлены в строках бессмертных произведений.

И стоит ли удивляться сегодня прогрессивному человеку? Ведь и двести лет назад, читаешь и диву даёшься либералам. Москва еще дымится после пожара, а они сторонятся всего русского и воспевают европейскую культуру.

И не понятны им перемены в Вяземской, ибо он любит свою Родину, потому и критикует, а они нет.

Все это подмечает Прилепин в свойственной ему ироничной манере.

Иногда мелькают интересные факты, читая которые, поневоле задумаешься:
«русские в сражении потеряли убитыми и ранеными 210 человек, в том числе командира корабля „Мстислав“ — Григория Ивановича Муловского, который собирался совершить первое в России кругосветное путешествие (и это сделает Крузенштерн)».

Вот так судьба.

Бои настолько красочно описаны, что создается эффект присутствия.

Это была такая мясорубка, что страшно представить. А мы ведь можем только представить. Груда покалеченных тел, вывернутые внутренности, но при этом нужно было сохранять самообладание и идти в атаку. В любую секунду тебя могло разметать на куски, но пока ты слышишь свист пролетающего снаряда, значит, он тебя не настиг.

«А зарядить гладкоствольный пистолет, сидя в седле, — это целая работа».

Так имели ли эти господа право на щегольство и позерство? Еще как!

Гнали турка, француза, шведа и поляка, а между бойнями сочиняли, публиковались, становились масонами, разочаровывались и организовывали другие тайные союзы, влюблялись и стрелялись… Романтика! Дерзкие, храбрые, талантливые и мудрые — вот они яркие представители века Золотого.

«По отношению к мировой цивилизации мы находимся в совершенно особом положении, ещё не оценённом. Не имея никакой связи с происходящим в Европе, мы, следовательно, более бескорыстны, более безличны, более беспристрастны по всем предметам спора, нежели европейские люди. Мы являемся в некотором роде законными судьями по всем высшим мировым вопросам». Это Пётр Чаадаев написал почти двести лет назад.

Ничего в мире не меняется. И мы должны сохранить это в своей памяти, ибо оппонент тоже не меняется из века в век.

Вот они выстроились красавцы в линию. Каждому не терпится ринуться в бой. А за ними десятки других боевых товарищей. Настоящий спецназ русской литературы. И кто посмеет их упрекнуть в излишнем милитаризме?

Буду ждать следующий том, а пока пойду, почитаю стихи. Начну, пожалуй, с «Инвалида Горева».

 

Купить книги:

               

 

Соратники и друзья
Сергей ШаргуновНовая газета в Нижнем Новгороде Нижегородская люстрация

На правах рекламы: