Читатели о романе «Обитель». Часть 8


sergeybp, 30.09.2014

Очень сильный текст, не хотелось прерывать чтение. Малейшие детали и нюансы переданы настолько образно и точно, что чуть ли не физически ощущаешь не только голод и холод, в которых живут заключенные, но и всю атмосферу жестокости, неопределенности, полного разрыва между кем ты был и что ты сейчас или во что ты можешь превратиться в любой момент. Особо впечатлило, как Прилепин воссоздал соловецкий вариант «Сада земных наслаждений» Иеронима Босха.
С другой стороны, хотя роман и написан от лица главного героя, Артёма Горяинова (весьма неоднозначного персонажа с «пацанскими» замашками) и все происходящее мы видим и оцениваем его глазами, тем не менее он по сути остается пассивным участником событий.

я никаких разительных отличий между собой четырнадцатилетним и нынешним так и не обнаружил. Разве что у меня вырос сын четырнадцати лет.

[Василий Петрович] Тут нельзя победить, вот что вам надо понять. В тюрьме нельзя победить. Я понял, что даже на войне нельзя победить, — но только ещё не нашёл подходящих для этого слов…

[Мезерницкий] это империю вывернули наизнанку, всю её шубу! А там вши, гниды всякие, клопы — всё там было! Просто шубу носят подкладкой наверх теперь! Это и есть Соловки! <…> А это шуба, вывернутая наизнанку! Носили эту шубу на себе и не знали, что за дух там стоит в рукавах и под мышками!

«Жаль, что в военных уставах не прописано, что помимо ответа «Будет исполнено!» — можно в особо важных случаях подпрыгивать вверх, — совершенно спокойно и очень серьёзно думал Артём, — …подпрыгивать и орать».

в телесном общении женщина поначалу приникает куда ближе, чем в душевном. И проникается телесным куда раньше, чем душевным.

Мать добрей Бога — кого бы не убил ты, она так и будет ждать со своими тёплыми руками.

сказала она твёрдо и с той бездумной остервенелостью, которая заменяет женщинам решительность.

Галя наблюдала всё это с иронией — способность к которой, к слову сказать, всегда признак женского ума: Артём откуда-то знал об этом раньше.

Потом будут говорить, что здесь был ад. А здесь была жизнь.

у нас есть привычка в своей аномальности остальные народы убеждать

 

Evangella, 13.08.2014

Я часто начинаю читать авторов не с первого их произведения, а с последнего. Вот и с Прилепиным так получилось. Понравился его литературный стиль. С первых строк захватила меня эта история.
СЛОН — Соловецкий лагерь особого назначения. И его обитатели, существующие в этой непростой обители. Лагерь на территории монастыря, где в камерах под штукатуркой от пришедшей напасти прячутся лики святых.
А у обитателей незамысловатые желания и потребности. Выжить — главная задача.
Поначалу события как бы подернуты дымкой, все как в тумане. Тяжелая работа, клопы, грязь бараков и несвежая одежда, беспризорник под нарами, по ночам снится еда, а днем о ней мечтается. Не высовываться, стать неприметным призраком, до которого никому нет дела и стараться выжить.
Потом или туманная пелена сходит, или еще гуще становится. Не разобрать. Вместе со страхом и голодом в главном герое — Артёме Горяинове — как бы просыпается что-то первобытное, дикое, инстинктивное, неистовое, подсознательное и неподдающееся контролю разума. И началось это не поймешь с чего — то ли со встречи с начальником лагеря Эйхманисом, то ли с раскурочивания кладбища. И понеслось, закрутилось, завертелось. «Ой, дурак, — повторял пока шли по монастырскому двору. — Ой, дурак, дурак, дурак, весь день дурак…»
После прочтения книги я бы даже не сказала, что книга чисто о существовании в соловецком лагере. Она о большем. Прилепин нам дает картину разных характеров, которые поместили в нечеловеческие условия. Дает возможность понаблюдать за их изменением. Или даже нельзя назвать это изменением, а просто вытягиванием наружу, на поверхность, всего потаенного, что в обычной *приличной* жизни прячется в глубинах души. На контрасте с уголовниками, живущими и на воле, и в лагере по своим блатным стабильным законам, *по понятиям*. От них хоть ясно, чего ожидать. Ничего хорошего, понятно, но это предсказуемо и ясно. А от *приличного* человека можно любой сюрприз получить в любой момент. И от заключенных, и от охранников, опьяненных вседозволенностью. И Прилепин такие сюрпризы любит вываливать на главного героя и на читателей. Иногда увлекается всеми этими ужасами. На контрастах играет, когда сменяются черные и светлые полосы в жизни обитателей СЛОНа. Только что казалось, что даже надежда умерла и о будущем не задумываешься, живешь моментом и настоящей секундой, то выныривая в реальность, то проваливаясь в забытье. А через несколько часов, неожиданно сытый и отогретый, уже вспоминаешь все это, как страшный сон.
Только автор ни на секунду не дает ощущения безопасности. «Не по плису, не по бархату хожу, а хожу-хожу по острому ножу…» Уверился герой, что вокруг него более-менее стабильность появилась, а она в следующий момент рушится, как карточный домик и нет ничего страшнее и жутче звенящего колокольчика в коридоре барака.
Книга понравилась, авторский стиль живой и образный, атмосферный. Никого не оправдывает, никого не обвиняет. Просто так было, такие времена непростые, и повторять их не нужно, и забывать нельзя. На историю своей страны нельзя обижаться. Вы же не будете всерьез ненавидеть дождь, снег, штормовые волны или ночь? Буду продолжать знакомство с книгами Прилепина, но подряд их читать трудно.

 

SunDiez, 28.05.2014

Ух, как стосковался я по перу. В преддипломный месяц книг особенно не почитаешь. Начал «Радугу тяготения», вовремя бросил. На радость, «Обитель», которую я ждал, наконец вышла. Рецензия пошла не сразу, редко так бывает. Книге нужно было время пройти со мной второй круг, осмысления.

Выдаю вам: книга — шедевр и лучший роман Захара Прилепина. Этот роман — образец лучшей прозы, что дает нам отечество. С такими книгами, как кто-то говорил, не входят в историю, а навсегда в ней остаются. Скажу сразу, с лагерной прозой я не знаком. Шаламова и Солженицына еще не читал. Для меня атмосфера соловецкого лагеря была шокирующей и удивительной, безобразной и прекрасной одновременно.

Сначала, я просто хотел оставить тег, или написать пару строк в духе: «если Вы это не прочитаете, потеряете». Но решил чуть расширить.
Итак, список мыслей, что посещали меня во время прочтения этого 740 страничного тома:
 — я никогда не смогу быть таким мужиком;
 — как же такое можно выдержать?
 — вот везучий сукин сын!
 — фатализм — удел тех, кто потерял силы жить, но не потерял сил существовать;
 — Настя, став моей женой ты просто обязана это прочитать!
 — почему наша жизнь столь бесконечна и столь коротка?
 — где теперь твоя правда?

Я разрывался на миллионы частиц, меня рвало и выворачивало наизнанку, я смеялся, плакал, злился. Меня связывали, отпускали, снова связывали. Я тонул, очень глубоко. Думал, что вынырнуть уже не смогу, никогда. Но и тут…

Первая книга Захара, где ты не видишь в герое автора. Такого пацана, с улицы, что не верит ничему, кроме своего сердца. Тут тоже, в общем то, пацан, и тоже, в общем то, не верит ничему. Но это уже не авторский взгляд. Тут Прилепин смотрит с высоты своего сложного жизненного опыта. А самое важное, что с высоты жизненного опыта своего прадеда, который на соловках 3 года отмотал. Да, была еще «Черная обезьяна», но для меня этот роман несколько сыроват. Хоть и начало «Обители» условно положено именно в нем.

Важно ли для развития эту книгу прочитать? Тут каждый сам волен выбирать. Совок — сложная тема. Я из тех, кто считает, что история есть история, и ее надо знать. Но есть и такие, кто 70 лет союза не признают. Имеют право, достаточно долгая и сложная черная дыра. Такие манифесты свободе воли еще поискать надо. Наверняка, в прозе именитых лагерников такого полно, ведь о чем еще писать, как не о свободе? Жадно пытаясь найти ее в воздухе, в проползающем жучке и ягоде бруснике.

Я занес эту книгу в любимые еще на тридцатой странице. Финал самого романа несколько уступил планке 12 из 10, и просто уверенно вышел с десяткой. Но послесловие и один приятный сюрприз так удачно дополняют картину, что забыть это, ну вообще никак нельзя. Не получится.

 

aloys, 16.07.2014

Книга стоящая и тяжелая. Есть один нюанс: приятно, когда книга хорошо написана, но неприятно, когда автор водит тебя за нос, куда ему вздумается. Приходится скрежетать зубами и смиряться, иначе бы это просто была крепкий роман воспитания или историческая реконструкция по мотивам Шаламова. Терпи, читатель, в конце концов, героям хуже, чем тебе. А «Обитель» очевидно больше, чем кажется на первый взгляд.

Завязка: симпатичный молодой человек (как мы сразу понимаем, политический), москвич, любитель поэзии, старается выжить в бесчеловечной среде лагерей, внимая наставлениям старшего интеллигентного товарища и вызывая объяснимую неприязнь у воров и убийц. Так? Молодцы, купились.

Через несколько сотен страниц вас этот молодой человек начнет раздражать (а то, наоборот, вызывать страшное сочувствие), вы озвереете от разных точек зрения, хорошие окажутся плохими, плохие — хорошими. Или плохими? Или все-таки хорошими? Правых не отличишь от виноватых, а прошлое Соловков не лучше настоящего.

Соловки — это, конечно, ад, но ад материалистический — предприятие, которое должно само себя обеспечивать, кормить и одевать обитателей, организовывать какой-то досуг, перековывать грешников. Вот круг, где человек за ночь замерзает, а вот круг, где вполне можно жить, заниматься наукой и покупать конфеты. Ну и да, в ад никто не попадает просто так.

Прилепин явно вдохновлялся «Благоволительницами» Литтелла, но получилось все куда оптимистичнее и человечнее: тема другая, герой вменяемый, плюс любовь, в которой, кажется, спасение. Финал хороший, и эпилог тоже.

 

vek197, 03.07.2014

Внушительную книгу проглотил за пять дней. И книга оказалась страшной. Впервые сталкиваюсь с таким парадоксом — тяжелейшая по содержанию, по производимому впечатлению, книга читается очень легко! Скажу честно: всегда считал Прилепина способным прозаиком-лириком, к «политике» его серьезно не относился, видя в ней прежде всего «сюжет» и необходимость зацепиться за «пиар». Но теперь писатель вызрел, и могу с уверенностью сказать — да, родился роман, который переводит его из «мальчиков» в «мужи». Но меня в Прилепине и данном конкретно романе радует даже не это. «Мужей» у нас в литературе хватает, и частенько от них бывает тошно. Прилепин — единственный из «раскрученных» (говорить об иных — отдельная тема), в котором лично меня ничего не коробит. Даже в жутковатой «Обители» он являет себя писателем чутким и человечным, описывая предельную жестокость, не «смакует» её, как большинство современников, а лишь констатирует, и даже местами накладывает «бальзам на раны» — в безнадежности оставляет надежду, если не на духовную победу, то хотя бы на выживание. Больше того, в столь жестком повествовании остаётся приверженцем красоты слова. Язык превосходен, классические традиции — несомненны. Думаю, «Обитель» вполне могут прочитать не только мужчины, склонные ко всевозможной «жести», но и женщины.
Сказать по правде, любовная линия романа кажется мне натянутой. Ну какая уж при таком раскладе любовь! Однако понимаю нужды автора — приходится ведь строить сюжет! — и не хочу придираться.
И самый главный вывод, сделанный по прочтении: похоже, что каждому поколению читателей историю должен пересказывать «свой» автор. Я читал Солженицына, читал Шаламова, но до костей пробрал именно Прилепин — думаю, именно потому, что с ним мы худо-бедно ровесники, и видим мир и историю примерно через одну призму.

 

Shafinin, 05.07.2014

Мысли, которые у меня возникают после прочтения этой книги, — Захар Прилепин бесспорно Большой Писатель, свой значимый след в русской литературе он безусловно оставит.После таких книг понимаешь, что величие нашей литературы незыблемо, и современный период её не так беден, как многие преподносят.

Было бы здорово, если он продолжил работать в этом новом для него жанре.

Читается на одном дыхании.Это не Солженицын.Это всецело художественная литература.Но, блин, как это цепляет и оставляет отклик внутри!

Для меня лично было трудно сначала представить быт лагерников Соловков.Я рекомендую как визуальную иллюстрацию к книге фильм 1927–1928 годов режиссёра Черкасова, там есть всё — и лисий остров, и многое другое, что обрисовано в произведении.

Все персонажи книги вызывают живой интерес.Желание выйти за рамки книги и изучить отдельно биографии.

Но, конечно, остаётся много вопросов по прочтении… Они касаются и реальности существования ряда лиц, и вообще их поступков, значимости для них различных событий. «А почему Артём поступил так-то, а что для Гали был Артём и почему о нём так мало в её дневнике…», и так далее, и так далее. Но тут уже читатель пусть сам додумывает для себя.

 

Alfredo, 29.05.2014

Специально после прочтения этого знакового для Русской Литературы романа посмотрел интервью с Прилепиным у Познера и ознакомился с его поблицистикой. И все не могу взять в толк, как он это сделал.? Инчаче как прыжком выше головы назвать «Обитель не получается. Прилепеин превзошел сам себя как «литератора» и заглянул в русскую бездну, которая так дотошно и адски реалистично предстала на Соловках. Это действительно христианский роман, но, как и в мрачных «Патологиях», главный герой оставляет для себя вопрос открытым. Боль есть, страдание есть, возможность выхода — есть, но он (герой) не стремится делать мейнстримовый, по русской классике, выбор…
Сильная вещь.

 

ich_rdx, 19.05.2014

Но миром правят собаки…
Тела населяют собаки…
В мозгах завывают собаки…
И выживают здесь только собаки…
Егор Летов

Поначалу присутствовало скептическое и предвзятое отношение, вызванное довольно-таки навязчивой шумихой вокруг издания книги. Однако, чёрт побери, Захар Прилепин, мастерски увлекает меня, как читателя, слогом и содержанием. Да и временные рамки, заключённые в романе и, отчасти, художественно-документальный жанр, мне импонируют.
«Ковчег детей, или Невероятная одиссея» Владимира Липовецкого — начало 20-х годов ХХ века, «Обитель» Захара Прилепина — конец 20-х годов. Безусловно, литература подобного рода, вносит положительный вклад в обозрение панорамы исторической действительности.
Можно наговорить здесь много слов и не сказать главного, можно просто рекомендовать книгу — как слово, уже сказанное и не нуждающееся в изложении и комментариях. Каждый сделает для себя выводы и будет иметь возможность сделать свою независимую оценку прочитанному.

«Бог не мучает. Бог оставляет навсегда. Вернись, Господи. Убей, но вернись.»

 

Orakul25, 14.05.2014

«История — это роман, который был, роман — это история, которая могла бы быть». Гонкур.

«Обитель»-роман грустный, роман затягивающий в себя всеми щупальцами, роман, который надо читать частями, кусками, потому что полностью нырнуть-то в него можно, но вот вынырнуть… Кому-то он понравится, кому-то — нет, но я не могу представить себе человека, который останется равнодушным к этим страницам, к этой удивительной истории, которая произошла всего-то каких-то лет девяносто назад.

Рассказ о людях, попавших в конце двадцатых годов 20-го века в Соловецкий концентрационный лагерь, — не просто художественно-документальное произведение. Да, о «бывших» книг написано очень много. «Погружение во тьму» Олега Волкова, «Колымские рассказы» Варлама Шаламова, «Побежденные» Ирины Головкиной… Но «Обитель» уже через призму века нынешнего, показывет нам этот мир настолько ярко, выпукло, что иногда кажется, что всего этого могло не быть, что такое просто невозможно себе даже представить. Ан, нет… Соловки, «белый остров черных монахов», вторгается в тебя. Вторгается мощно, напористо. Вот появляются на горизонте те самые » отщепенцы, мазурики, филоны, каэры, фитили», которых то ли судьба, то ли рок, то ли ещё какие силы земные и небесные поместили в это странный мир, где за убийство чайки тебя могут поставить голым к дереву на съедение комарам, где ты испражняешься на виду у всех и где за три месяца человек может опуститься на самое дно.

Артем, главный герой романа, извлеченный из своей прежней жизни, как из утробы, попадает на этот остров проклятых на самом краю то ли света, то ли страны и становится «пассажиром» на том судне, подобном которому Ной когда-то спасал всю живность от страшного потопа. Да, «всякой твари по паре» собралось на этом корабле под вроде бы смешным и в то же время зловещим названием СЛОН (соловецкие лагеря особого назначения). Кроткий и мудрый владычка Иоанн, хозяйственный и всегда готовый прийти на помощь Василий Петрович, подлые блатные Ксива и Жабра, сотрудница лагеря Галина, беспризорник Серый… Захар Прилепин не жалеет красок, описывая этих разномастных персонажей. В этих характерах намешано много всего: доброта и идеи всепрощения соседствуют здесь с предательством и черной подлостью. Любовь, коварство, страх и огрооомнейшее желание выжить, вырваться на свободу и хотя бы не потерять себя. Да, всего этого хочется неимоверно, ну, а на самом деле: «Не показывай душу. Не показывай характер. Не пытайся быть сильным — лучше будь незаметным. Не груби. Таись. Терпи. Не жалуйся…» Вот такие принципы надо было соблюдать там, на этой самой проклятой лодке, которая плывет неведомо куда и неизвестно, доплывешь ли ты вообще к пунту назначения…

«Обитель» — история космическая и планетарная. В ней как на витках пресловутой космической спирали открываются все новые и новые пласты времени, его запаха — то ли аромата, то ли смрада, то ли фимиама. Когда Артему попадается в лагере томик стихов Блока, он открывает страницу, читает несколько строк, закрывает глаза, проверяет, помнит ли он, как там дальше и бережно ставит томик на место. Ибо только добрыми воспоминаниями можно жить дальше в этом аду, по сравнению с которым Дантов ад — это просто санаторий.

Книга эта мрачная, как-то самое соловецкое небо над лагерем, книга непростая, местами давящая, но ни в коем случае не депрессивная, так как лучик надежды все-таки выглядывает из-за последних страниц романа.
Мне хочется, чтобы эту книгу прочитали молодые люди, которые не знают и не хотят знать историю своей страны. Тешу себя надеждой, чтобы роман прочитали пожилые и не очень пожилые люди, которые носятся по демонстрациям с портретами их любимого вождя народов. Хочу, чтобы с «Обителью«познакомилось среднее поколение, уже подзабывшее «Ахипелаг Гулаг». Потому что эта история написана автором честно, правдиво, неприкрыто и ооочень талантливо! Ибо рассказать о том самом пресловутом катарсисе и задеть струны души читателя может человек, познавший себя и познавший душу своего рода-племени на «все сто».
Браво, Захар!

 

rrrick, 30.05.2014

Дикая человеческая каша из самых разных, совсем не похожих в прошлом людей. Обычные крестьяне — мужички, белогвардейские офицеры, беспризорная рванина, чекисты — прошлые и настоящие, элегантные повесы и матерые уголовники, герои-революции и бесноватый клир. Но всё это — их революционные победы, стихи и песни на вечеринках, юнкерские казармы и барские охоты, блатные малины и чья-то хлебопашеская жизнь, осталось где-то там, в Большом мире — а теперь это просто несколько тысяч мужчин и женщин в закрытом мирке Соловецкого лагеря. Глупо было бы ожидать от Прилепина некрофильскую книжицу по типу «Архипелага ГУЛАГ» капрофага Солженицина… Вся наша жизнь, так или иначе, это перемещение к смерти по цепочке некоторых несвобод: где-то их меньше, где-то больше. У кого-то поводок длиннее, у кого-то совсем короткий — но несвободны даже те, кто держит поводки. Поэтому незачем медитировать над невкусной кашей или ее отсутствием. Про ужасные, действительно ужасные вещи, Захар Прилепин пишет задорно и даже как-то оптимистично, создавая чуть ли не авантюрно-куртуазный роман.

Мне очень нравятся его «Патологии» и «Санькя», но «Обитель» — наверно лучший его роман. В этой книге весь ужас, и всё величие той эпохи — эпохи вечных мальчиков, заигравшихся в свои жестокие игры в справедливость. Как написал сам автор –

«Я очень мало люблю советскую власть, — медленно подбирая слова, ответил я. — Просто её особенно не любит тот тип людей, что мне, как правило, отвратителен.»

 

GulnaraApakova, 07.07.2017

Захар Прилепин «Обитель»

Для меня — первая книга писателя.
До прочтения не знала, чего ожидать, потому что в информационном поле имя Прилепина
постоянно фонило где-то рядом с военными новостями, демаршами
и пожеланиями то ли сдохнуть, то ли «живи долго, настоящий мужик».
Но все это, как я убедилась, прочитав книгу — никоим образом не имеет никакого
отношения к прекрасному русскому писателю Захару Прилепину.

Из некоторых книг автор торчит, как морковка из грядки: осуждение образа жизни, поддержка той или иной точки зрения, собственные размышления вложенные в уста главных и второстепенных героев, морализаторство.
Лично я такие книги не люблю. Они оставляют неприятное послевкусие, будто ты не книгу читал, а монолог слушал. Долго, протяжно, на одной ноте, об одном и том же. Скука.

Но это не про «Обитель»!
«Обитель» — проза высокого класса, прекрасно написанный текст, великолепно отработанный сюжет, завораживающая псевдоисторичность. Прилепин виртуозно умеет обращаться с русским языком, умеет и показывает это.
Новая русская классика — да. Хотя тема книги не самая простая.

Сюжет: главный герой, Артем, попадает в Соловецкий лагерь за случайное убийство.
Вокруг него сплетается повествование об этом месте. Через столкновение с действительностью показан
быт времени и география места, привычки и нравы, типажи соловецкого контингента,
философия соловецкого острова в целом, романтическое «нужно суметь перековать».

Писатель не нагнетает ада, он просто очень точно и подробно пересказывает,
не стараясь испугать, не стараясь успокоить.
Какую бы фактуру не использовал автор, нет ни ощущения мерзости ни намека на фальшивость.
И болезненность и тонкость текста, подробности ситуаций и особенности — все на месте, все органично и достоверно.

То, что автор не старается напугать — не говорит, что от книги не страшно.
Страшно, иногда до беспомощного отрицания, но книга не оставляет впечатления
безнадежности или потерянности, она странным образом вдохновляет.

Возможно, потому, что читая — задаешься вопросами, которые никогда перед собой не ставил.
И если хватит сил и воли ответить правду самому себе — есть возможность удивиться и 
выйти на новый круг понимания мира, что ли.
Отринув (о боже, какое слово!) нанесенное и привнесенное извне.

Дойти до понимания, что человек может выжить практически в любых условиях и психика
человеческая очень подвижна, приспосабливается быстро и умело.
И это не ум не совесть не таланты, это физиология, которую не поборешь и не вытравишь.
И сам отказ от физиологической составляющей ведет в пучины экзистенциального мрака и ада,
поскольку становишься слишком заметен на рельефе местной людской биомассы.
Главный герой почти в совершенстве владеет техникой выживания, которая гласит:
будь незаметен, не выделяйся, говори мало, не привлекай внимания.
Тут нет места ни геройству ни правде ни силе духа. Они здесь не нужны.

Если хочешь жить и поставлен перед страшным и тяжелым выбором, почти всегда способен
и на предательство и на злодеяния. И это скорее обыденно, от того и страшнее.
И как же хорошо, что жизнь не заставляет проверять и делать такого рода выборы в обычных нынешних условиях.

Советую к прочтению, очень. Не то что советую, — настаиваю!
Увлекательна и хороша, и это говорю я, которая вообще не любит читать ни про войну,
ни про лагеря, ни про это вот все.

 

Tatka2205, 16.10.2017

На этот раз объектом моего пристального внимания стал роман Захара Прилепина «Обитель». И, знаете, что я скажу? Это первая книга в моей литературной иерархии самых достойных книг. Я не люблю историю органически, но здесь… Это как будто весь мир мой перевернуло. Роман о Соловках 20х гг, о страшных репрессиях. Очень цветонасыщенный, осязаемый, увлекательный и неотпускающий. Тот роман, что в памяти останется на всю жизнь. В центре — история заключенного Артема Горяинова, от имени которого и ведется повествование. Вместе с ним автор позволяет нам пережить все ужасы, творящиеся в СЛОНе, его головокружительный роман с вышестоящей Галиной, между тем любовницей главнокомандующего лагерем Эйхманиса, который только лишний раз доказывает и ему, и читателю, что ничто не вечно… Глубокий, заставляющий не раз вздрогнуть, задуматься, подчас бороться с тошнотой, переосмысливать себя самого — а я, чем я лучше того заключенного? Роман-эпопея нашего времени. Самый настоящий. Обязательно прочтите. Вы должны это прочувствовать, переварить, испытать. Вы должны узнать, кто такой на самом деле Артём Горяинов. Вы должны узнать, кто такие Вы сами. Потому что всё, что Вы о себе знали до прочтения этой книги, после её прочтения покажется только лишь слабым отголоском истины в самой высшей её инстанции.

 

Купить книги:

               

 

Соратники и друзья
Сергей ШаргуновНовая газета в Нижнем Новгороде Нижегородская люстрация

На правах рекламы: