Музон

ИЛЛИНОЙЗ. "Для никого" ("ГЕОМЕТРИЯ")

Захар ПРИЛЕПИН & ЭЛЕФАНК. "Переворот" ("ГЕОМЕТРИЯ")

У проектов нижегородское происхождение, общий лейбл, непростые интернациональные названия. Пожалуй, ещё группы схожи нестандартным подходом к музыке, если брать господствующий на нашей поп-рок-сцене контекст. И тем, что проявления здесь представляют коллективное делание, несмотря на цепляющий депрессивно-харизматичный образ вокалистки "Иллинойза", и акцент на Прилепине у "Элефанков". Наконец, "Для никого" и "Переворот"— вторые альбомы проектов.

Интерес Захара Прилепина к современной отечественной музыке хорошо известен. Пишет, дружит, сотрудничает. Тут и восьмидесятнический русский рок, и осмысление русского рэпа. Плюс нонконформистские политические взгляды писателя. Легко было ожидать от Прилепина — политизированный панк, бард-рок или социальный рэп. Но "Переворот" — самая настоящая поп-пластинка.

С главным соавтором "Элефанка", певцом и мультиинструменталистом Геннадием "Гансом" Ульяновым, Прилепин играл ещё в девяностых. А Ульянов много лет работает с клавишником Максимом Созоновым; четвёртый "элефанк" — трубач Спартак Губарьков. На первом альбоме группы "Времена года", вышедшем года три назад, за Прилепиным — идея, тексты, музыка в композиции "Отпустит" и вокал в "Уколе". "Переворот" же почти полностью исполнен Захаром.

Удивляйтесь, но "Переворот" — это джаз-фанк, диско-фанк, босанова, поп-прогрессив и, пожалуй, шансон. Интонации от агутинских и до питерогэбриэловских. Бесспорно, что такая музыка требует вокала помощнее, но и нельзя сказать, что голос завален.

В записи приняли гостевое участие лидер горячо ценимого Прилепиным "Телевизора" Михаил Борзыкин (композиция "Тата") и один из столпов нижегородской рок-сцены Дмитрий Некрасов ("Меня здесь нет"). "Они не видят" — под названием "Котята один" номер, вышедший на альбоме проекта "Лёд 9" — "Холодная война". Текст появился во время переписки по электронной почте Андрея Бледного и Прилепина. В варианте "Элефанка" пришлось пожертвовать рядом строчек, несмотря на то, что композиция длится дольше — возможности рэп-формы налицо.

Если "Времена года", всё-таки не без лукавства обозначены как радостные, разноцветные, буйные и благостные круглогодичные зарисовки, то "Переворот" — своего рода интеллектуальная дискотека. Весело, неожиданно, зло, содержательно.

"Переворот" неровен по определению: сама тема — пространство нестабильности. А Прилепин сотоварищи, конечно, копнули глубже, нежели просто социальный протест. Как обрести свободу в Матрице ("здесь на каждого Дейла заготовлен свой чип"), поколенческая рефлексия, поиск героя в современном мире. Rolling Stone ехидно заметил, что музыкантам стоит определиться, за что же они — за революцию или переворот. Думаю, идея бунта как страстной, полнокровной жизни, радости бытия накрывает, объединяет обе перспективы. "Осталось сочинить музыку если не для рождений, то хотя бы для перерождений. "Переворот" от "Элефанка" — это не обязательно про бунт, хотя и про бунт тоже. Это всё та же сказка про всё того же сказочного дурачка, который из любого кипучего котла выбирается живым и обновлённым", — замечает Захар Прилепин.

"Иллинойз" — ярко выраженная инди-команда. Сложная разнообразная музыка. От экспериментального панка с элементами джаза музыканты переходят к пост-року, арт-року, неоклассике. Характерно, что московская презентация альбома проходила в культурном центре "Дом" — признанном прибежище авангардистов всея Руси.

"Иллинойз" — группа с ярко выраженным женским началом (и почти киносоставом — "три плюс два"), но категорически не укладывающимся в заезженно-медийную категорию "женского рока". Из условно-близких стоит назвать, например, "Ива Нова" или "Дочь Монро и Кеннеди", нежели навязанные СМИ имена.

При всей телесности, "животности" иногда возникает ощущение, что это в некотором роде "музыка о музыке". Тут хватает аллюзий и рефлексий, но поданных очень оригинально. И название пластинки, видимо, не без отсыла к Ницше и, возможно, к русскому опыту девяностых — "опиум для никого".

"Иллинойз" много что напоминает, но являет свою историю. И даже имеющиеся форматные ходы переосмыслены и лихо уводят за незапрограммированные горизонты. Границы мира преодолеваются свободой музыкального языка. Хотя альбом, пожалуй, несколько распадается. Всего очень-очень много. С "потребительской" слушательской позиции кое-что может быть и имело смысл отбросить, вычеркнуть. Но "Иллинойз" явно не стремились ублажить аудиторию. За каноническое время пластинки успеваешь получить множество состояний: от философического цинизма до почти мистического озарения. А впереди ещё потаённый постскриптум, где композиция "Нольтри" вполне тянет на самостоятельный альбом.

Что ещё роднит "иллинойзов" и "элефанков" — убеждённое нежелание двигаться по заданным траекториям, поиск своего "я" в мире, где не требуется много больше, чем голосовать и потреблять.

Андрей Смирнов, "Завтра" - 5 сентября 2013

Купить книги:

               

 

Соратники и друзья
Сергей ШаргуновНовая газета в Нижнем Новгороде Нижегородская люстрация

На правах рекламы: