​Захар Прилепин: «Все, что нужно для меня, революция и вера!»

О музыкальном проекте писателя

После выхода новой книги «Обитель» об истории Соловков 20-х годов писатель Захар Прилепин планирует записать третий диск со своей группой «Элефанк». Такое сообщение прошло по новостным лентам. Но как я заметил — при том, что популярность Захара Прилепина как писателя и журналиста довольно высока, весьма немногие знают о его музыкальном творчестве, а уж слышали его вещи совсем единицы.

Между тем у проекта «Захар Прилепин и Элефанк» вышло уже два альбома. Четыре года назад Прилепин с «элефанками» опубликовали дебютный альбом «Времена года» — тогда же Захар признавался, что лет до двадцати мечтал быть музыкантом и до сих пор жалеет, что не стал, ведь стоять с гитарой на сцене сильно интереснее, чем набирать тексты за компьютером.

Замечу, что на дебютном альбоме Прилепин отвечал только за тексты песен. Но на втором альбоме «Переворот» он делит микрофон с основным вокалистом «Элефанка» Геннадием «Гансом» Ульяновым и даже участвует в создании музыки. Альбом, кстати, увидел свет в музыкальном издательстве «Геометрия», где очень чутко относятся к русскому року. И пусть русского рока на «Перевороте» не сыскать, все же главные персонажи проекта Прилепин и Ульянов успели его поиграть в 80-х и начале 90-х в родном Дзержинске (впрочем, о той группе «Инония» помнят лишь самые упертые фанаты). И когда Прилепин вспоминает, что в ту пору носил длинные волосы и серьгу в ухе и к тому же играл в команде — это не пустая похвальба, так собственно и было.

Начинать в начале десятых годов новый проект русского рока старым друзьям показалось неправильным, но за основу они взяли все равно музыку 80-х — фанк (даже скорее, диско-фанк!), босанову, лаунж. Впрочем, вся эта как бы фирменная музыка пропущена через фильтр своего дзержинского отрочества и пацанства — и поэтому она звучит как-то особенно приземлено, почвенически даже.

Если послушать «Переворот» внимательно, то ощутишь, насколько кропотливо выстроено пространство звука, какие тембры использует клавишник Максим Созонов, как виртуозно выдувает ноты трубач Спартак Губарьков или какие прикольные гитарные риффы выдает сам Ганс. Музыканты еще не хлебнули звездной пыли, они еще не устали, поэтому в их музыке гуляет жизнь, саунд не вымучен. Играют весело, непринужденно. Вместе с тем как только мы начинаем следовать за текстом Прилепина — то попадаем в чуть ли не фолклорное пространство. «Разорви на мне рубаху, под рубахой солнце, ему очень жарко, разорви на мне рубаху — там такое солнце, что загасит свет...» — вот что поет «Элефанк».

«Переворот, — пишет Прилепин на страницах буклета, — сказка про все того же сказочного дурачка, который из любого кипучего котла выбирается живым и обновленным». Я бы даже уточнил — не про дурачка, а про пацана. Пацан этот не прочь бунта. Он готов из самогонного аппарата расстрелять местное ЧК. Или на тракторе проехать по Кремлю («Может, скажут в новостях, кого я раздавлю».) Он гостит в загородном доме Прилепина на Керженце, где пьет с хозяином зеленый чай и курит вместе с Гансом. А вернувшись домой, обнаруживает полный «шарам-барам». И этот же пацан под танцевальный ритм радостно поет: «Все, что нужно для меня, революция и вера!» И в этот момент пацан действительно верит своим словам.

А завершается альбом самой светлой песней, называется она «Семь карандашей». Пацан после странствий выходит к воде, к теплу, попадает в рай. Где он знает местных птиц по именам. Где вспоминает, кем он был до Рождества. Здесь пацан «не один», он пришел к Богу. Живым и, надеюсь, обновленным выбрался из котла. Но если поставить альбом на репит — то в первой песне обнаружим, что пацан вновь болтается в «ненужном хламе судьбы» и «словесной ворожбе». Он еще не раз пройдет весь жизненный цикл, в этом и суть «Переворота»...

Что случилось с пацаном после переворота — узнаем, когда выйдет третий диск.

Вадим Демидов, "СИА-ПРЕСС", 22.04.2014

Купить книги:

               

 

Соратники и друзья
Сергей ШаргуновНовая газета в Нижнем Новгороде Нижегородская люстрация

На правах рекламы: