«Восьмерка»: дух насилия рвется в дом

Действие боевика разворачивается в самом конце 90-х в некоем маленьком городке. На одного из четверых друзей-омоновцев наезжает криминальный авторитет. Боевое братство единым фронтом выступает против оборзевших бандитов и безоговорочно побеждает их в кровавой схватке. С этого момента между ОМОНом и бандитами идет непрекращающаяся, хотя и не объявленная война.

Все окончательно запутывается, когда один из четверых милиционеров Гера (Алексей Манцыгин) влюбляется в Аглаю (Вильма Кутавичюте) — девушку главного городского отморозка Буца (Артур Смольянинов). Параллельно омоновцы подавляют бунт окончательно обнищавших рабочих местного завода и безуспешно пытаются нарядить елку для одного из своих товарищей...

Вот, собственно, и весь событийный ряд. Пересказывать произведения Прилепина — дело заведомо неблагодарное. Будучи учеником Леонида Леонова и других представителей отечественной орнаментальной прозы, писатель даже свой самый жесткий и динамичный сюжет умеет насытить тонкими стилистическими приемами, которые практически невозможно перенести на экран. Как, например, экранизировать описание консервированной каши, которой получали зарплату несчастные жители городка? Или потрясающей силы эпизод бегства Геры из неприветливого жилища Аглаи, когда ему чудится, что и его запыленная куртка висит на вешалке среди вещей всех ее бывших мужчин?

Выйти из этой щекотливой ситуации помог матерый сценарист Александр Миндадзе, который, по сути, создал альтертативную историю. Добавились новые персонажи, вроде беременной жены Греха (Ирина Пегова). Выброшены целые пласты исходного сюжета (трогательные отношения Лыкова к младшим братику и сестренке). Изменены мотивировки поступков. Если в повести между Герой и Аглаей никакого романа не получается, то в фильме их страсть становится основным двигателем событий.

Отсюда — и ряд вопиющих противоречий. Так, в течение двухминутного диалога Аглая и Гера то мнят себя новыми Бонни и Клайдом, то выказывают себя людьми из враждебных станов. В то же время, полярность и алогичность заложены уже в самом произведении Прилепина. Его «Восьмерка» повествует о стыке эпох, когда одновременно со сменой генеральной линии государства рушатся родственные и дружеские связи. Лыков фатально не может найти общего языка с собственным отцом, а братство бойцов ОМОНа распадается без видимых причин. Чтобы явственнее выразить мысль об этой иррациональной разобщенности, Миндадзе помещает событийный ряд повести в последние дни 1999 года. Несмотря на обилие новогодних реалий, соответствующего настроения от фильма ожидать не приходится.

В перевернутом мире «Восьмерки» палачи и жертвы постоянно меняются местами, а стабильность отсутствует как класс. Может быть, поэтому главные роли отданы на откуп малоизвестным актерам, а признанным мастерам приходится довольствоваться эпизодами (неподражаемый Александр Баширов, например, появляется всего на каких-то полминуты). Исключением является разве что Артур Смольянинов, которому досталась роль адекватного, чувствительного и, как ни странно, надежного предводителя братков Буца. Глядя, как побитый соперником Буц ищет утешения у любимой, невольно вспоминаешь строчку из песни «Арии» «Раскачаем этот мир» — о городских гопниках, которых «ласкают дома сестры и мать». А припев «Раскачаем этот мир, дух насилия рвется в дом» запросто мог бы стать лейтмотивом этого фильма, где даже родные стены не спасают...

Но создатели «Восьмерки» избрали в качестве саундрека не менее убедительную песню патриотической группы «25/17» «Пока не выключат свет». Обычно стильные музыканты предстают перед зрителями на титрах в образе затрапезных неформалов, выступающих на новогодней вечеринке в захудалом провинциальном кабаке. И это самый главный диссонанс ленты. Ведь если бы действительно в подобных клубах пели такие исполнители, возможно, завсегдатаи так бы не лютовали.

Денис Ступников, KM.RU, 16.05.2014

Купить книги:

               

 

Соратники и друзья
Сергей ШаргуновНовая газета в Нижнем Новгороде Нижегородская люстрация

На правах рекламы: