Письмо из провинции

Прошлое, далёкое или близкое, сохраняется в нашей памяти по значимости событий, в нём происходивших, особенно в том случае, если они коснулись нашей души и в чём-то изменили, а порою и по-новому определили течение нашей жизни.

В декабре минувшего года в Вятке вручали литературную премию А. И. Герцена получившему широкую известность и в России, и за её пределами писателю – Захару Прилепину.

Не скрою, что по выходе романа «Обитель» я не сразу решилась приступить к его чтению. Многие события, описанные в нём, были уже известны и по документальной, и по художественной прозе, смущало и то, что писатель, в силу своего возраста, не прошёл через боль и страдания людей, живших в то время.Но, начав читать, я уже не могла отложить его в сторону. Он держал меня в напряжении: духовно, эмоционально, нравственно.

Впервые за последние годы литературного безвременья появился роман мощный по своему внутреннему содержанию, по своей художественной выразительности.

Захар Прилепин сумел умным сердечным зрением увидеть трагедию послереволюционной России. В его романе прозвучала великая и горькая правда, которую не видит или не желает видеть либерально-ориентированная интеллигенция – в событиях, последовавших за Гражданской войной, не было ни победителей, ни побеждённых, борьба идей обернулась историческим провалом и национальной катастрофой, но она не разрушила духовную первооснову национального самосознания и именно в этом надежда на спасение и возрождение России.

Возможно, кто-то из современных демократов упрекнёт его в лояльности к палачам, да и самой эпохе, видимой ими лишь через призму репрессий, кто-то усомнится в подлинности исторических фактов.

Но предлагаемая и теми и другими правда временна и сиюминутна. А вот в романе З. Прилепина, да и не только в нём, но и в его литературной публицистике, есть подлинная правда – правда литературы, несущая в себе отблеск вечного.

Роман написан в лучших традициях русской классической прозы: философмчной, глубокой, высокохудожественной. Но его притягательность ещё и в том, что он даёт возможность современному читателю искать ответы на тревожащие его нравственные и духовные вопросы.

Для меня роман Захара Прилепина стал открытием, но меня тревожило, как воспримут его самого мои друзья и коллеги, мои бывшие и настоящие студенты.

В своё время общение с лучшими нашими писателями во многом изменило и меня, и мою жизнь. Живое авторское слово учит и читать, и чувствовать иначе.

Встречи с писателем, проходившие в стенах нашей любимой библиотеки – Герценки – стали явлением, раздвинувшим для многих границы привычных понятий и представлений. Очень притягательной была манера общения З. Прилепина с читателями: уважительная, деликатная, искренняя и непосредственная. В его размышлениях о современном литературном процессе чувствовалась не поверхностная, а очень глубокая и серьёзная филологическая культура, тонкое чувствование и внутреннее проживание русского слова и такт в умении говорить порою горькую и неприятную правду. В своих оценках, в определении своей позиции он был безукоризненно честен.

Сегодня эти встречи в прошлом, но и сейчас многие из нас душевно и мысленно обращаются к услышанному, и внутренний диалог, начатый писателем, даёт возможность собственного самопознания, подталкивая к серьёзной умственной и духовной работе, и в ней главной опорой была и остаётся настоящая русская литература, дающая возможность за внешней словесной оболочкой увидеть истинные смыслы.

Наталья Злыгостева, кандидат философских наук, доцент Вятского социально-экономического института

О встрече с Захаром Прилепиным многие преподаватели и студенты Вятского государственного гуманитарного университета мечтали давно. Даже тогда, когда он только начинал писать, не заметить его публицистику и прозу тому, кто хоть немного следит за состоянием современной литературы – было невозможно. Когда дата долгожданной встречи была обозначена, весь филфак решил – идем. И не потому, что Захар Прилепин сейчас – «писатель №1» или лауреат громких премий – нет (ведь «чины людьми даются»), а потому, что, отодвигая в сторону рассуждения о том, прав он или нет, нравится ли его манера поведения, необходимо признать абсолютно верное – он очень талантливый и значительный современный русский писатель. Не признавать его Дара может только начисто лишенный чувства слова и художественного вкуса человек.

Захар Прилепин на встрече в Герценке оказался именно таким, каким я его представляла: говорил много и хорошо, но главное – ни разу не произнес пустых и лживых слов. Он рассуждал, анализировал, но не пускался в демагогию; он четко и прямо формулировал свою позицию, но никому ее не навязывал. Захар Прилепин – очень хороший филолог, исследователь, ценитель и знаток классической и современной литературы, очень деликатный и скромный человек. А еще – у него прекрасная реакция: слушатель только начинает задавать вопрос, а Прилепин уже знает и вопрос, и ответ. Не могу говорить от имени всех своих коллег, но как личность, как общественный деятель, Захар Прилепин мне искренне нравится.

Обсуждая встречу с Захаром Прилепиным со студентами 4 и 5 курсов филологического факультета, мы высказывали свои мнения, но итогом стали слова пятикурсника: «Да, что там! Захар Прилепин – свой, наш». Лучше о писателе и не скажешь.

Ксения Лицарева, декан филологического факультета

Вятского государственного гуманитарного университета,

кандидат филологических наук, доцент

Купить книги:

               

 

Соратники и друзья
Сергей ШаргуновНовая газета в Нижнем Новгороде Нижегородская люстрация

На правах рекламы: