ЗАХАР ПРИЛЕПИН

поэт, прозаик

Захар, в одном из интервью вы рассказывали, что ваш первый роман «Патологии», о войне в Чечне, был посвящен женщине...

Все книги из-за женщины, по причине женщины – все-таки женщина вдохновляет чуть-чуть иным образом, нежели мужчина. Одно дело – Че Гевара, другое – Моника Белуччи. Женщина вдохновляет вести себя сверхрационально, совершать немыслимые вещи – для этого она и создана. В моем понимании, конечно же – думаю, часть феминистской общественности со мной не согласится...

Кого сейчас можно назвать музой революции?

Никого не хотел бы обижать, но думаю, более всех на эту роль могла бы претендовать по всем показателям – артистизму, страстности, уму, сочетанию интеллекта и женственности – Чулпан Хаматова. В силу совершенно очевидных жизненных обстоятельств она выбрала конкретную помощь конкретным детям – но появление ее перед этим в списках людей, которые разделяют протестный настрой, вызвало у меня в тот момент душевную радость.

Крупнейшая современная актриса, безусловный классик, ее выступление было бы восхитительно – как если бы на Западе Ким Бейсингер или та же Моника Белуччи вышли на Уолл Стрит – это придало бы совершенно иной вкус всему происходящему.

Почему только Чулпан – вот и Ксения Собчак зато очень активно выступает.

Ксения Собчак – удивительный человек, я даже не знаю, что ее побуждает в данном случае так себя вести. Мы общались с ней несколько раз, и раньше она была очень радикально настроена, говорила, что все несогласные – это полные мудаки и ничтожества, которые ничего не умеют в жизни. После одной из наших встреч, когда мы сильно ругались в эфире ее радиопрограммы, включаю телевизор – а она как будто продолжает наш разговор и, глядя мне с экрана в глаза, кричит: «Люди, которые хотят сменить нынешнюю власть, знайте: эта власть пришла всерьез и надолго, вы ничего не добьетесь, сдохнете в своих каморках, уроды!» Это было два года назад, а теперь она выходит на площади – этакий казус...

Но я это скорее приветствую – хорошо, давайте, Ксения, вперед! Она устроила эту программу «Госдеп» – и ей тут же показали ее место. Думаете, вы свободный человек свободной страны? Нет уж, пожалуйста, Ксюша, помолчите. С точки зрения социального протеста, все это неплохо – плохо то, что псевдореволюционная либеральная общественность пытается оседлать этот процесс, подмять его под себя и быть во главе его, а на самом деле никакого отношения к обновлению общества они не имеют, и по большому счету им это не нужно – за исключением слабых штрихов, которые они хотели бы видоизменить. Тренд стремления людей на Болотную мне нравится, но то, что люди, чуждые пресловутой «музыке революции», находятся во главе всего этого, говорит о том, что ничего в России не произойдет в ближайшее время.

Как насчет «музыки революции» Pussy Riot? Иногда их еще сравнивают с движением FEMEN на Украине...

Где они там раздеваются все? Прикольно... Хочу, чтоб у нас тоже было много таких девушек, молодых, красивых, которые раздеваются. Все акции посещал бы.

Одна из «муз», отобранных нами для проекта, журналистка «Коммерсантъ-Деньги» Анастасия Каримова перед февральским митингом тоже слегка разделась...

А стоило ее раздевать-то? Вот если б Алена Водонаева пришла в революцию без одежды... Кто как хочет, тот пусть так и самовыражается, но в данном случае я человек рациональный – хотел бы, чтобы были в хорошем смысле «боевые бригады» из молодых, деятельных, образованных людей, интеллектуалов, которые готовы на себя принять бремя власти и будут все для этого делать. Нужна сильная, жесткая, упрямая партийная организация. Если будут еще вдохновляющие на эту деятельность девушки – совсем прекрасно. А весь этот перформанс... Есть такое стихотворение у Валерия Брюсова: «О закрой свои бледные ноги»... Может быть и наоборот – «покажи ноги», но это все не то – это попутные вещи, которые не должны быть главным и отвлекающим от нашего занятия. А главное наше занятие – сменить политическую систему власти.

И чем должны заняться желающие ее сменить после выборов?

Людям нужно будет собраться с мыслями и понять, что просто выйти на площадь – это еще не революция, это как минимум не мирно стоять, а мирно ходить. Или мирно стоять так долго, пока что-нибудь не изменится. Не расходиться после мирного стояния.

Революция... Пусть сейчас это слово пугает многих, хорошо, любые социальные изменения совершаются деятельными людьми, а не такими, которые просто выходят и стоят. А если собрались люди, которые не то что 15 суток — 15 минут боятся провести в околотке во имя своей свободы... Нас учат цивилизованному протесту – посмотрите, как выглядит он на Западе: снесут полплощади, вот вам «цивилизованный протест». Конечно, я не призываю к такому решению вопроса – я за то, чтобы выйти, поставить полевые кухни и стоять. Пить свой чаек, есть свою тушенку и говорить: нет, ребята, давайте вы сделаете так, как вас просили, иначе мы с этого места не уйдем.

Какую роль будут в этом играть «музы революции»? Нужны сейчас такие, как Яна Шаронова –любимая молодого революционера из одного из ваших ранних романов, «Санькя» –которые пойдут и кинут пакет с майонезом в президента?

Иногда это не мешает – знаете, есть такая русская поговорка: хоть ссы в глаза – все божья роса. Вот когда представители власти ведут себя таким образом, позволительно намазать их майонезом. Они ведь с нами так обращаются, будто мы овощи. А на самом деле это не так. Сами вы овощи – берите и ешьте свой майонез.

Strong man - 25.04.2012

Купить книги:

               

 

Соратники и друзья
Сергей ШаргуновНовая газета в Нижнем Новгороде Нижегородская люстрация

На правах рекламы: