Захар Прилепин - автор национального бестселлера десятилетия

Писатель, публицист, лауреат российских и международных премий, лауреат премии "Национальный бестселлер"

Среди многообразия современных авторов, найдутся те, чьё творчество с годами заслужит право называться классикой. Прилепина многие называют "открытием в прозе последних лет", его роман "Грех", победивший в конкурсе "Национальный бестселлер" в 2008 году, стал, по мнению премии "Супер нацбест", лучшей книгой последнего десятилетия. Какие творческие планы вынашивает писатель? Продолжит ли он тему "героя нашего времени" в своих новых книгах? Как относится к своим коллегам, конкурентам, а также критикам? Стремится ли жить в столице? Как потратит свой гонорар? На эти и другие вопросы ответил писатель, публицист, лауреат российских и международных премий, лауреат премии "Национальный бестселлер" Захар ПРИЛЕПИН.

ОТВЕТЫ НА ВОПРОСЫ

Иван Иванович:

Ваш "герой нашего времени", "герой на время" или "герой вне времени", какова его глобальная идея, цель?

Захар Прилепин:

"Героем нашего времени" героя книжки "Грех" назвал Дима Быков - так что это к нему вопрос. Я книжки пишу, и было бы странно мне говорить о глобальных целях моих лирических героев. Можете себе представить (простите за несопоставимость сравнения), что у Пушкина спросили бы, какова глобальная цель Дубровского, а Достоевского про глобальную цель, скажем, Мити Карамазова или Раскольникова? У меня есть личная идея, что человек заслуживает счастья и имеет шанс жить счастливо. "Счастья будет всё больше и больше" - последняя фраза в первой главе "Греха". "... Вопреки всему", - можно добавить.

Татьяна Драгныш, Москва:

Читали ли Вы Анну Гавальду, и если - да, что скажете?

Захар Прилепин:

Пока нет. Стоит?

Андрей, Москва:

Здравствуйте, Захар! Мне нравится Ваше творчество. Но как Вы объясните, что получили награду именно за этот роман (ведь он не был премирован). Роман хорош, но ведь не самый лучший у Вас (хотя Вам, может быть, так не кажется)? Или политкорректность в нашем обществе достигла наивысших высот. Получи награду и не высовывайся. Стоило ли её получать. Хотя ... обстоятельства, обстоятельства, обстоятельства. Они у каждого свои. Это понятно. Извините, просто интересен Ваш взгляд на это событие после более ранних романов.

Захар Прилепин:

Андрей, это 12-я, кажется, моя премия, ни одна из предыдущих премий не наводила меня на мысль: А) не высовываться; Б) от меня этого никто ни разу не просил. То, что награду получил "Грех" - это объяснимо. У нас много книг о невыносимости бытия. А эта книжка - попытка доказать то, что бытие хоть иногда, но выносима. Ну и, наконец, вместе с "Грехом" и более ранние и более поздние романы читают всё новые люди - так что они никуда не пропали, чего о них печалится.

Светлана:

Захар, здравствуйте! Что для Вас значит полученная награда?

Захар Прилепин:

Я стараюсь относиться к этому с юмором. Это сегодня важно, будет важно ещё месяц. Через пять лет это не будет иметь никакого значения. Литературную репутацию нужно зарабатывать всю жизнь. Её не дарят вместе с премией раз и навсегда. А собственно эта пачка денег - она не помешает, конечно, ни моей семье, ни моим друзьям. Так что, спасибо организаторам премии за моё, как говорится, счастливое детство.

Егор:

Захар, какое место в Вашей жизни занимает музыка? Какие дальнейшие творческие планы в этом направлении?

Захар Прилепин:

Я музыку слушать люблю. Я вырос как дитя рок-н-ролла, собирая все возможные на свете записи БГ, "Хронопа", "Калинова моста"... Чуть позже появились "Cure", Марк Алмонд, "А-HA" и прочее. Сегодня я много слушаю (особенно в машине) рэп - это меня приводит в нужное (бодрое) состояние духа. Мои замечательные друзья из группы "25/17", Вася Вакуленко, который Ноггано, недавно услышанные мной парни с Украины - "Типси Тип" - всё это меня, безусловно, радует. Хотя дома у нас куда чаще звучит классическая музыка, дети очень любят Вивальди и Чайковского. И ещё вся семья у нас любит Елену Фролову - по-моему, это национальная гордость России - её музыка, её голос... Что до нашего проекта - группы "Elefank" - то мы на днях выпустили пластинку "Времена года", это первый наш релиз, рассказывать о нём бессмысленно - рекомендую послушать. По-моему, получилось очень симпатично. Пластинка вышла на рекорд-лейбле "Полдень Music".

Евгений:

Как вы относитесь к своим коллегам-конкурентам? Есть ли такие, с которыми Вы дружите?

Захар Прилепин:

Знаете, я никого из своих коллег не воспринимаю в качестве конкурентов и никогда не воспринимал. Это как-то глупо. Если мы сегодня обернёмся назад и честно спросим себя - вот Серебряный век - разве могут быть конкурентами Блок и Гумилёв, Ахматова и Цветаева, Есенин и Маяковский (хотя эти-то как раз ревниво относились друг к другу)? В литературе места хватит всем. Тем более что мы, не такие титаны, как названные выше - нас ещё больше поместиться на одном... э-э... скажем, дереве. Я дружу с Серёжей Шаргуновым, у нас добрые отношения с Дмитрием Быковым, к которому я испытываю искреннее сердечное почтение, при том, что многое из того, что он говорит мне зачастую кажется, мягко говоря, неверным... Один из самых важных для меня собеседников последних лет - Павел Басинский... Мы замечательным образом приятельствуем с Ильдаром Абузяровым, Мишей Елизаровым и Ромой Сенчиным... Вот собираемся с Васей Авченко в гости к Мише Тарковскому на Енисей... У меня много хороших товарищей в мире литературы. Я их очень люблю. И дорожу дружбой с ними... Ну и недоброжелателей тоже хватает. Есть и, что называется, вчерашние друзья, которые почему-то стали считать некоторые мои удачи - своими личными неудачами. Знаете, как мой любимый писатель Леонид Леонов говорил: "Труднее всего наши успехи переживают наши друзья". Вот и такие "друзья" тоже у меня наличествуют. Но я искренне надеюсь, что те, кого я назвал выше поимённо, в их число не входят.

Сергей:

Кто из классиков литературы является Вашим кумиром - учителем? И есть ли такие?

Захар Прилепин:

Ну, кумир не самое лучшее слово. Мои учителя - я называю их имена из раза в раз - и уже не первый год - это, в первую очередь, Эдуард Лимонов и Леонид Юзефович. Как ни странно, они оба дали мне многое и в смысле формы (я говорю о литературе), и в смысле отношения к жизни. Но только, учили они (опосредованно, конечно - самим своим поведением) совершенно разным вещам. Не противоположным, но разным. Я попытался их усвоить. Безусловно почитаемыми фигурами являются для меня Андрей Битов и Валентин Распутин. Что до моих предпочтений в мире классической литературы, то я более всего люблю роман "Тихий Дон" Шолохова и роман "Дорога на Океан" Леонида Леонова. Это гениальные тексты, они живут во мне наравне со всем, что я есть, наряду с памятью о самом важном, самом страшном, самом нужном.

Светлана:

На что вы в первую очередь ориентируетесь в своём творчестве? На личный жизненный опыт?

Захар Прилепин:

Наверное... Не задумывался. Наверное, я ориентируюсь на свой ежеминутно видоизменяющийся личный опыт. Знаете, как на убыстрённой съёмке вырастают и распускаются цветы. Вот мне хотелось бы зафиксировать, что происходит с человеческой душою. Более лучшей формы для этого, чем литература, не существует.

Валерия Макарова:

Захар Николаевич, расскажите, как вы впервые пошли в редакцию и показали там свою рукопись? Сразу ли всё сложилось удачно с публикацией? И как пришли к той мысли, что нужно печататься?

Захар Прилепин:

Я, знаете, в редакциях был, наверное, раз-два или три в жизни, и то по каким-то случайным делам. Тексты свои я отправил по электронной почте - это был мой первый роман "Патологии", который опубликовали в журнале "Север" - я, кстати, там до сих пор не был, а затем в издательстве "Андреевский флаг" - куда я попал уже в момент вёрстки моей книги. Печататься я решил, когда дописал эти самые "Патологии", перечитал их и понял, что всё у меня получилось хорошо. Дал проверить жене - она тоже говорит: хорошо. Чего уж делать - пришлось публиковаться. Книгу готовили достаточно долго - года полтора, а то и два. Я очень тосковал и злился всё это время. Я, кстати, с тех пор, во всех договорах с издателями пишу, что "рукопись должна быть издана в течение года с момента подписания договора".

Александер Эхнатон:

Интересное название. А о чём эта книга? "Грех" - в данном случае это метафора? Есть ли в книге ответы на вечные вопросы? Как жить, например, или быть счастливым?

Захар Прилепин:

Да, в книге есть все ответы на вечные вопросы. Не уверен, впрочем, что ответы эти будут столь же вечными, как вопросы, но в любом случае, попытка ответить имеет место.

Dmitry Karyagin:

Вопроса не буду задавать, просто в очередной раз передам привет Захару из Каира! Жаль, что у него не получилось быть на Днях Российской Культуры на следующей неделе здесь, но может в следующем году получится. Или даже пораньше, будет здорово! Успехов в творчестве!

Захар Прилепин:

И вам привет, Дима!

Виктор, Самара:

Захар, здравствуйте! Расскажите, пожалуйста, чем порадуете нас в ближайшее время?

Захар Прилепин:

Я доделываю сборник маленьких повестей "Восьмёрка" и книжку литературной критики "Книгочёт". Обе эти книжки собираюсь издать в этом году. Уж не знаю, порадую или нет, но я старался. Неплохо получается, мне кажется.

Елена:

Расскажите, как Вы собираетесь потратить свой гонорар? Если это не секрет.

Захар Прилепин:

Да нет, не секрет. Я помог нескольким близким и не очень близким, но нуждающимся в помощи. Сейчас попробую доделать тот дом, что выстроил для своей семьи фактически в лесу - где живут мои маленькие дети, моя жена, моя собака сенбернар Шмель и кот скифский донец (или донской скиф?) Биня. Ну и какое-то время поживу, не волнуясь о том, что послезавтра вся эта семья может пойти по миру.

Юля Сорокина :

Вы много пишите о войне, горячих точках. А как вы оцениваете изменения в себе после участия в этих событиях? Вы стали сильнее, что-то принципиально пересмотрели в жизни? Война ломает людей, делает более циничными и черствыми или способна сделать человека лучше? Своих сыновей оградили бы от армии или желания поехать в горячую точку?

Захар Прилепин:

Я ни от чего не собираюсь ограждать своих сыновей - это их личное дело. Я всё-таки всякий раз поправляю людей, задающих мне вопросы - я не участник войны, я участник т.н. контртеррористической операции. Война - это то, что было, например, в 1943-м году... Тут иное. Я стал сильнее, я ничего принципиального не пересмотрел, однако верность слов Хэма о том, что самые лучшие люди встречались ему на войне, стала для меня очевидной. Наверное, трагедия делает сильного сильней, а слабого слабее. Быть может... Я в этом не уверен. После Шаламова такие обобщения делать весьма рискованно, понимаете?

Юля Сорокина :

На выборы голосовать ходите?

Захар Прилепин:

Нет.

Юля Сорокина :

Есть ли особенно любимое место в вашем городе (стране, мире), куда хочется всегда возвращаться? С чем это связано? Удачи вам в творчестве! Здоровья, тепла, благополучия вашей семье!

Захар Прилепин:

Юля, спасибо! И вам всего наилучшего. Больше всего я люблю возвращаться в свой дом на берегу реки Керженец, где сейчас меня ждёт моя семья, мои дети, моя жена. И собака Шмель тоже мне будет рада.

Альбина, Москва:

Как вы относитесь к тому, что церковь диктует правила светским людям: то дресс-код требует, то допуск граждан исключительно к чистому (отфильтрованному) и просветленному ТВ, объявляет конкурсы на православные детские книги, то финансовый центр благословляют и освещают, то с художниками судятся. Это нормально или мракобесие какое-то? Существует ли для вас понятие "грех"?

Захар Прилепин:

Понятие "грех" для меня существует. Институт церкви вызывает во мне только уважение. Какие бы поступки не совершали отдельные представители церкви, сама Церковь безусловно остаётся домом Бога на земле. Я более чем уверен, что вреда от этого, как вы выразились, мракобесия, минимум - зато польза от Церкви в целом - неизмерима. Вот если распустить партию "Единая Россия" или распустить весь парламент - ничего в стране вообще не изменится. В то время как церковь безусловно нужна и важна. По моему личному мнению, которое я никому не навязываю.

Марина:

А вы видели новый клип Васи Обломова "С чего начинается Родина?" на ютубе? Мне было больно и жалко и себя и это слово, и горько, что ничего не изменится на нашей территории - никогда. Готовы ли вы внутренне к написанию романа о Родине? Как Лев Толстой о войне и мире?

Захар Прилепин:

По-моему, Вася слишком прямолинейно работает, это на факт искусства. Высказывания на ту же самую тему Виса Виталиса - вот факт искусства. Но вообще всё правильно у Васи, конечно. Иначе с чего б его смотрели по 500 тысяч пользователей "ютуба". К написанию романа о Родине я не готов ещё. Большой роман о большой родине пишется тогда, когда есть ощущение этой родины, её смысла и её будущего.

Сергей:

Что вы думаете о своей старости?

Захар Прилепин:

Она будет прекрасна и тиха.

Катя:

Кризис среднего возраста. С вами это уже было? Вы изменились?

Захар Прилепин:

Даже не знаю, что это такое. Мне 35 лет, у меня и плохого настроения не было лет двадцать. Не судите обо мне по моим книжкам.

Михаил:

Вы ведь бываете за границей. Вам там легко? С кем общаетесь? В какой стране могли бы остаться?

Захар Прилепин:

Ни в какой стране не мог бы остаться - чего я там буду делать. А вообще мне легко. Вот был в Сербии - там мне было прекрасно. До этого в Италии - там тоже восхитительно просто. Общаюсь в основном с теми, кто меня издаёт и переводит, с их семьями, с их друзьями. Прекрасные люди попадаются, как правило. Везет, наверное. Но жить я хочу только в России.

Света Л.:

Сколько книг вы прочли за свою жизнь? Кто любимый автор? Любите книжные магазины или все находится в нете?

Захар Прилепин:

Я люблю бродить по книжным и букинистам - меня завораживают сами книги, их вид. Сколько прочёл книг? Никогда не задумывался. Я читаю около тридцати книг в месяц - так что, тысяч семь, быть может, прочёл уже. Любимый поэт на сегодня - Борис Рыжий. Любимый на сегодня писатель - Александр Терехов.

А.П.:

Критики пишут, что в России есть только два настоящих писателя – Сорокин и Пелевин. Это правда?

Захар Прилепин:

Что это за критики такие? Гоните их в шею.

Наталья:

Ваш друг - Ильдус Абузяров получил Пушкинскую премию. Вы кажется с детства знакомы? Кто из вас на кого повлиял в плане "стать писателем"?

Захар Прилепин:

Мы знакомы с 1999 года, кажется. Его зовут Ильдар. Году в 2000 я прочёл его первые рассказы, они совершенно меня очаровали. Я по сей день люблю его рассказ "Троллейбус, идущий на Восток", он какой-то волшебный просто. Это был одним из импульсов, чтобы писать самому. "Ильдар смог, и я смогу".

Арина:

Нужны ли сегодня Союзы писателей, художников, кинематографистов? Или это чистый совок?

Захар Прилепин:

Я не люблю слово "совок". Если б нынешний Союз писателей был бы как в "чистом совке", я б, всякий раз, проходя мимо, желал бы этому Союзу мира и здравия. Союзы нужны. Но не в том виде, в котором они есть нынче. Потому что это и не "совок", и не "смерть совка", а вообще какой-то кошмар.

Василий:

Вы за Путина или за Медведева? Вообще кому-нибудь из политиков в России верите?

Захар Прилепин:

Странный вопрос. Я верю Лимонову, Навальному, моим товарищам по "Другой России", Юрию Шевчуку и Диме Быкову, нескольким журналистам из газеты "Завтра" и нескольким из "Новой газеты", у меня вызывает симпатию многие и многие честные и деятельные люди.

Надя:

Семья, дети, родители. Если можно, откровенно.

Захар Прилепин:

Мой отец, Прилепин Николай Семёнович, сын липецких крестьян из села Каликино, был преподавателем истории. Это был очень красивый, ломоносовский такой тип человека. Он умел пахать и сеять, рисовать, лепить из глины, запрягать лошадь, водить трактор, писать стихи - всё, чему я даже не надеюсь научиться, он умел. Он умер. Моя мама, Прилепина, в девичестве Нисифорова, дочь рязанских крестьян из села Казинка, медсестра. Она сейчас на пенсии, я её люблю. У меня есть родная сестра, её зовут Лена, она очень красивая. У меня есть жена Маша, и трое детей - Глеб, Игнат и Кира. Мы ждём четвёртого ребёнка. Вот, вся информация, предельно откровенная.

Юля Сорокина :

Как бы вы отнеслись к экранизации своих произведений? Кого бы видели в главных ролях? Стали бы отслеживать, поправлять процесс или позволили бы режиссеру полагаться на собственное восприятие ваших книг?

Захар Прилепин:

Нет, отслеживать бы не стал. Мне, по большому счёту, всё равно. Фильм нужен для того, чтоб люди, ещё не читавшие моих книг, после кино пошли, купили книгу и узнали, как всё было на самом деле. Что до актёров... Бессмысленный, конечно, вопрос. Но, впрочем, приятный. Так что, можно погадать, кто мог бы, если бы да кабы... Евгения Брик, комсомолка из "Стиляг", могла бы сыграть Яну в "Саньке". Ещё Ольга Куриленко могла бы, но она заграничная актриса, ей Крейга подавай. Самого Саньку может сыграть старший Чадов. Мог бы и младший, но он после "Войны" в основном в какой-то "фигне" играет. Санькину мать гениально сыграла бы Анна Михалкова. Она, правда, молода для этого – но загримируют, можно ведь, наверное. Олег Меньшиков мог бы сыграть Безлетова в "Саньке", тем более, что Безлетова в финале романа выбрасывают в окно. Но Меньшиков в кино не играет, поэтому из окна предлагается выпасть Леониду Бичевину. Старого патриота, замгубернатора в "Саньке" исполнят Михаил Ефремов или Олег Фомин. Ефремов очень похож на замгубернатора. Лёву из "Саньки" играть по уму должен бы Дмитрий Быков, но Быков и так много чего делает, ещё в кино ему не хватало сниматься, поэтому перепоручим это хорошему фактурному человеку, скажем, Семчеву - тем более, что в "Ликвидации" он уже играл человека еврейской национальности, а интеллектуалов, насколько я помню, не играл ещё. Андрей Кузичев стопроцентно должен играть в "Грехе". Я видел Кузичева в предпоследнем фильма Балаяна "Ночь светла" – там настроение отчасти родственное с "Грехом". В "Грехе" так же действуют бомжи, я хотел бы, чтоб одного бомжа сыграл Гришковец, но с Гришковцом у нас не складываются отношения. Он на меня сначала прилюдно сердится, потом прилюдно говорит, что не знает, кто я такой. Так что, не знаю, что делать. Героиню, Дашу, в "Патологиях" может играть Екатерина Климова. Героя, Егора Ташевского – Антон Шагин или Алексей Панин, Андрюху-Коня – Дюжев. Артур Смольянинов – братика в "Пацанских рассказах" про братика и Рубчика. Сергей Гармаш мог бы сыграть отца в рассказе "Лес", который только что вышел в прекрасной антологии "Всё о моём отце". Всем рекомендую, и антологию, и свой "Лес" тоже...

РИА "Новости" - 10/06/2011

Купить книги:

               

 

Соратники и друзья
Сергей ШаргуновНовая газета в Нижнем Новгороде Нижегородская люстрация

На правах рекламы: