Захар Прилепин: про Донбасс, патриотизм, Мединского и Маннергейма

«Я человек левых убеждений, но из-за памятников гражданскую войну устраивать не хочу», — заявил Захар Прилепин

Известный писатель Захар Прилепин ответил на вопросы ИА REGNUM о культурной политике в России, о своих проектах, о том, чем он занимается в Донбассе.

Есть в стране культурная политика?

Культурная политика, безусловно, есть, и она постепенно, аккуратно видоизменяется. Она была сформирована в 1990-е годы, когда все основные мощности, литературные, музыкальные, архитектурные и прочие, были приватизированы. И теперь крайне аккуратно из этой ситуации пытаются вырулить. Не раздражая владельцев дискурса, но, так или иначе, пытаясь оказывать помощь национально ориентированным художникам. Не всё сразу удаётся, совершенно очевидно, что некоторые вещи были ошибочными. Особенно это было заметно на фоне всех этих орденов, медалей и прочих регалий, розданных различным музыкантам и прочим персонажам, которые в случае войны на Донбассе и в Сирии тут же заняли антигосударственную и антирусскую позицию. Эти парадоксы придется преодолевать, и я думаю, что выводы из этого сделаны.

Способен ли министр культуры РФ Владимир Мединский проводить государственную линию в культурной политике?

Все он делает нормально, и надо понимать тот комплекс проблем, которые перед ним стоят. Мы должны радоваться тому, что у нас национально ориентированный, ответственный и патриотичный русский человек находится в аппарате управления. Что называется, от добра добра не ищут.

У Вас есть совместные проекты с Министерством культуры РФ?

Мы сегодня встречались с Владимиром Мединским, он дал своё предварительное согласие на поддержку наших проектов.

Что это за проекты?

Фестиваль «Традиция», который мы проводили в 2015 году. В котором участвовали лекторы в лице Анатолия Вассермана, Евгения Водолазкина, Эдуарда Лимонова. Где группа 25/17 представляла спектакль по моему роману «Обитель», выступал Александр Ф. Скляр и другие музыканты, а Сергей Чернов читал политическую лекцию. То есть это такой первый сбор своих, была кухня, ремесла, были другие вещи. Сейчас мы будем это все расширять, чтобы у нас был свой «Пикник «Афиши». Но, куда более разумный, глубокий и укорененный в пространстве.

Ваше отношение к установке и последующему демонтажу памятной доски маршалу Маннергейму в городе, который он осаждал в рядах гитлеровских войск?

Её нужно было вешать в каком-то другом месте. Не нужно раздражать население города, которое слишком многое пережило в ходе Великой Отечественной войны и блокады. А так, история есть история. Просто необходимо аккуратно с этим обращаться.

Никакие былые заслуги не могут служить оправданием для дальнейших поступков таких людей, как адмирал Колчак или же Маннергейм, о котором мы говорим. Вы считаете, что памятная доска имеет право на существование, но только не в Санкт-Петербурге?

Я человек левых убеждений, но я устраивать гражданскую войну не хочу. Вот у меня в батальоне есть ребята, которые при виде памятника Ленину готовы в него выстрелить. Я их отговариваю от этого, чтобы они не уподоблялись той бандеровской сволочи, поскольку на Украине именно с этого и начали. Есть также ребята правоконсервативных убеждений, есть православные, есть казаки, у которых к этому свои счеты. Но в целом «леваков» больше. Тем не менее я никого из них не хотел бы терять, тем более многие из этих людей воюют с 2014 года. У них такие убеждения, но они за «Русский мир». Я считаю, что Колчак плохой, но раз они со своим «Колчаком» готовы отстаивать интересы «Русского мира», пусть они с «Колчаком» его и отстаивают. У меня никаких претензий к ним нет.

Вы через призму своих левых убеждений что-то рассказываете людям, учите их чему-то?

Это ложное представление, что я политрук, что я работаю с личным составом. Я совсем этим не занимаюсь, то есть в абсолютной степени не занимаюсь. Там никого ничему учить не надо. Нужно просто держать этот боевой коллектив в состоянии боевой готовности. Тем более мы находимся на передовой, зачем я буду там лекции читать. Там и без меня всё отлично получается.

Тогда чем Вы там занимаетесь?

Я один из офицеров батальона, который непосредственно занимается руководством подразделения во всех его военных, социальных и прочих делах.

Другие Ваши проекты в Донбассе, остается на них время, есть успехи либо неудачи?

Все проекты, которые там происходят, они все идут на «отлично». Вот только что приезжали музыканты на 9 мая и День республики. Добавлю, что все происходит на добровольной основе. Писатели, музыканты, художники приезжают, делают свои проекты, мы им рады и поддерживаем их, а насильно никого не затаскиваем.

Рэп-фестиваль — это дань увлечению молодежи?

Эта субкультура, на которую настроены уши миллионов молодых людей, с этим нужно работать. Я сам слушаю рэп, и он меня «качает», его много слушают мои бойцы, и я понимаю, что это тот сегмент, который должен быть обязательно актуализирован в Донбассе, с конкретными именами и конкретной поддержкой.

Российский левый рэп можете назвать?

Меня интересует не левый, а русский рэп. Само левое и правое, оно перетекает друг в друга, как это было в национал-большевизме. Марин Ле Пен позиционирует себя как правый политик, а она вполне себе в российском понимании левый политик, поэтому это все не важно. Вот для моих бойцов фигуры Сталина, барона Унгерна и Жукова, и Александра Суворова, и каких угодно персонажей, они слиты воедино, в единое ощущение русскости. Поэтому не вижу смысла это распиливать. Они в одном левые, в другом правые, в третьем анархисты, в четвертом экологи, в пятом зелёные. Ну и нормально, ничего страшного в этом нет.

Игорь Свирин
REGNUM, 18.05.2017

Купить книги:

               

 

Соратники и друзья
Сергей ШаргуновНовая газета в Нижнем Новгороде Нижегородская люстрация

На правах рекламы: