«Лев Толстой гонял бы участников "Марша мира" суковатой палкой»

Захар Прилепин - прозаик и публицист, автор 10 книг, лауреат многих литературных премий. В 90-х, как боец ОМОНа, он принимал участие в боевых действиях в Чечне. Еще Прилепин известен своей нетипичной для современного писателя политической активностью (член партии "Другая Россия", созданной на основе запрещенной ранее как экстремистской Национал-большевистской партии (НБП). В сентябре 2014 года Прилепин побывал с гуманитарной миссией в непризнанных Донецкой и Луганской республиках. В интервью обозревателю NewsTracker Александру Штокману Захар Прилепин рассказал о своем видении ситуации на Украине и ее возможном влиянии на российскую действительность.

Захар, сколько Вы пробыли на Донбассе?

Недолго, чуть больше недели. Сейчас собираюсь обратно, потому что меня, иронически говоря, выпроводили мои товарищи-ополченцы, чтоб я завёз им нужные вещи из России. Там сейчас по понятным причинам любое передвижение требует долгого планирования и длительного ожидания, так что на подготовку часто тратится больше времени, чем на саму поездку. Мне нужно было объехать обе республики, проведать наших ребят из НБП - под Луганском из нацболов сформирован целый разведвзвод. Часто спрашивают, набрал ли я там материал для новой книги. Я туда не за литературой поехал, люди воюют в условиях снабжения "с миру по нитке", им просто надо помогать всем, чем возможно.

Все-таки, Вы же писатель и жизненный опыт потом неизбежно перекладываете на бумагу. Какое самое яркое впечатление, эмоцию от пребывания там зафиксировали для себя?

Для меня это скорей не что-то яркое и новое, а возвращение в прошлое. Те же самые чувства, которые у меня в 25 лет были, когда я находился в местах боевых действий. Хрустальное ощущение действительности. Понимание, что важно все, каждая секунда, каждый миллиметр пространства. И цвета, и запахи. Я с 1996 года (Чечня, Грозный - прим. NewsTracker) потом долго запах весны чувствовал заранее, по-звериному. Здесь, все тоже самое.

Но вообще, эта война другая, конечно, не как в Чечне, да и люди там ощущают себя по-другому. Они наполнены чувством своей правоты. Много там сейчас людей интересных. Под Луганском вот, не поверите, воюют парни из израильского спецназа, приехавшие туда по личной инициативе. Познакомился с ребятами-военкорами. Я раньше с позиции военнослужащего воспринимал их как дополнительную обузу, как нечто, что садится на хвост бойцам и потом только отвлекает. А они работают с неимоверной отдачей, степень их риска просто зашкаливает. Нормальная реакция бойца - убраться от обстрела подальше. А эти часто бегут ровно в обратном направлении. Когда я узнал, что в Новороссии за пять месяцев погибло больше журналистов, чем за любые пять месяцев в Чечне, то не удивился.

У Вас нет ощущения, что война на Донбассе со всеми ее последствиями способна переформатировать российскую действительность?Вплоть до смены основных жизненных приоритетов российской элиты, которую санкции вроде как стимулируют быть более "национально ориентированной"?

Это скорее наша мечта, а не действительность. В идеале российская финансовая элита должна понять, ее точно не будут воспринимать как полноправную часть международной финансовой элиты.

Но люди же слабее здравого смысла. Даже на примере семейных взаимоотношений, люди понимают, что зло в аморальном поведении, но они его совершают. А тут деньги, а там речь идет о триллионах в самой разной валюте, они всегда сильнее человека. По сути, деньги - это и есть их Родина. Но, рационально рассуждая, конечно, как минимум, Владимир Владимирович и Дмитрий Анатольевич должны понять, что им нет места нигде в мире, кроме как в России. Отныне им места нет, и они должны отдавать себе в этом отчет.

Вообще, прекращение моего личного конфликта с властью, которого власть, может, и не заметила даже, основано на моем интуитивном доверии к тому, что все пойдет именно в этом направлении - Россия должна превратиться в территорию, где все работает на возможности этой территории и народов, ее населяющих. На ее продвижение, на ее внутренние ресурсы, на ее самоограничение, на ее взаимопомощь. А не на "прогрессивные ценности" и прочую мишуру.

Это я так хочу. И мне кажется, к этому дело и идет. Россия – глубоко иррациональная страна, может быть, есть и другие такие, конечно, я просто не знаю пока примеров. Когда Россия находилась под масштабным, тотальным, абсолютным воздействием квазилиберальной пропаганды, которая заполонила 99% медиасферы, когда нам объясняли, что мы все с ног до головы неправильные и все в жизни нужно делать иначе, даже тогда это нутряное русское существо решило выворачиваться и все делать иначе.

Ему не нравилось то, что ему объяснял Сванидзе, Киселев прежний, Шустер – и оно вывернулось, преобразилось как Конек-Горбунок. Даже Ельцина оно заставляло делать что-то иначе. И Ленина, и Сталина, и Петра – все выворачивались наизнанку, хотя изначально у них у всех были самые разные посылы.

Только на это внутреннее существо вся надежда. Пусть быдловатое, звероватое, неспособное к грамотному выражению мыслей, пусть даже не слишком склонное к демократии. Оно делает все иначе, это особенно стало заметно в последнее время, когда люди подняли голову и сказали, а вот так вот нам нравится, а так - нет.

Вы можете сказать, что на "украинской почве" российское общество раскололось.

Я не склонен преувеличивать значение этого раскола. Это было намного раньше, еще в 1991 году, когда письма «Раздавите гадину!» и «К русскому народу» раскололо всю интеллигенцию. С одной стороны Астафьев – Рождественский – Гранин – Алексеевич, с другой Бондарев – Распутин – Есин – Проханов. Уже тогда раскололось. А потом в 93-м, а потом в 95-м с Чеченской кампанией, а потом опять, и опять...

Раскол важен для тех людей, которые родились 20-25 лет назад и успели себя осознать, пытаются понять – где они. Для них это раскол. А я всю жизнь живу внутри такого раскола. У меня было года полтора-два иллюзий, что это будет преодолено, что люди сделают вывод из своих ошибок. И левые, и правые, и либералы. Но выяснилось, что это вообще непреодолимо, в принципе. Так что раскол и раскол, черт бы с ним.

Когда Вы были на Донбассе, в Москве прошел «Марш мира». Вы там зафиксировали вообще какую-то реакцию воюющих на это?

Для них этого не существует просто. В целом отношение, как мне кажется, было продемонстрировано в Ростове (Ростов-на-Дону – NewsTracker) ребятами, которые только что вернулись из Новороссии ранеными.

Они просто вышли и стояли, смотрели на это с улыбкой. И не пытались даже активизировать агрессивное противостояние. Мне показалось, они поняли, насколько сильнее этого «марша», что никому даже не пришло в голову крикнуть: «А ну, разошлись!».

Меня обвинили, что я пытался вроде как столкнуть эти две колонны. Их нельзя столкнуть в принципе. 15 тысяч клерков с "Марша мира" и 15 тысяч людей, пахнущих порохом и кровью. Ну, какое тут может быть "столкновение" вообще. У парней из Сибири, Ростова, Осетии, Абхазии настолько серьезная мотивация, настолько большая убежденность в важности их дела, что они на эти марши смотрят как на бесплатный цирк.

С самого начала конфликта на Донбассе, многие видели в его основе антиолигархический протест, и если смотреть шире - вообще проявление левого, социалистического "общественного запроса", свойственного, как раз, промышленным регионам. Но при этом одним из символов Донбасса стал Стрелков, про которого известно, что он чуть ли не монархист. Вы там видели вообще этот "социалистический запрос" в людях?

Видел, но его реализация невозможна, это надо понимать. Просто в силу инерции России, которая все равно определяет только на 50% все происходящее в Новороссии. Россия – совершенно не левого уклона страна, которая своими чиновничьими, финансовыми и политическими силами, дипломатическим и военным обеспечением не даст развернуться никакому левому движению. Новороссия в качестве левой республики была задумана некоторыми романтиками как идеальный вариант, но он невозможен. Это не чегеварный и не кастровский вариант, и нет там ни Че, ни Кастро.

Это, возможно, одна из проблем Новороссии. Там функции военные и административно-управленческие разделены, и объединить их некому. И ни "правая, ни "левая" республики там невозможны. Там делают историю, которая описана в романе "Тихий Дон". Человеческая моторика является главной идеологией. Совесть, правда, свобода. Разинщина и пугачевщина. Гришка Мелихов со своей правдой.

Мозговой и Моторола – это люди из "Тихого Дона". Из «Я пришел дать вам волю» Шукшина. Осетины, чеченцы, абхазы, новороссы – это правые? Да какие они правые. Левые? И не левые. Это история России как таковой. То самое нутряное существо.

Но если уж речь зашла о финансовых потоках и их влиянии, то очевидно, что им никакой "Тихий Дон" неинтересен и не нужен. Они же влияют на эту "человеческую моторику" исключительно в своей логике?

Конечно. Но в России появился целый разряд воротил, которые начали думать о чем-то вроде души, или что у них там её заменяет. Далеко не все, но некоторые отдельные весомые единицы. Вышли из чудовищных 90-х, их там опалило настолько, что надо как-то эту копоть с себя смывать. И они воспринимают это как входной билет в рай. Не формальную индульгенцию, а совершенно искренне. Понимают, что это даст им право считать себя человеком. И они тоже не правые и не левые. Они могут даже не как частные лица выступать, а даже и от Минобороны, но в основе их действий лежит их собственная мотивация, причем нематериальная. Там такие же люди, живущие в контексте пока еще мутного имперского сознания.

Вы сейчас о Константине Малофееве? Считается, что он был одним из основных спонсоров отряда Стрелкова, когда тот пришел из Крыма в Славянск. Думаете, что в России много таких крупных предпринимателей, которые оказывают помощь ополчению действительно по идейным мотивам?

К сожалению их мало. Очень многие симпатизируют, многие бьют себя в грудь, но на прямое предложение помочь отвечают, что "помогают по другим каналам". Врут они. Просто боятся, если не сказать грубее, за свое положение, за свои деньги. Так что если хулиганы с красными знаменами придут однажды бить стекла в их замках, я этих хулиганов увещевать не буду. Скажу: "я работаю над этими хулиганами по другим каналам". А Малофееву я бы орден дал.

Вы считаете, что Путин ситуацию полностью прогнозировал и ей управлял?

Его личностные качества имели огромное значение. Но и понятно, что русское «оно» действует на всех, повторюсь, даже на Ельцина, в Приднестровье он же запустил Лебедя. А Путин - куда более рациональный человек. И это его ледяное лицо на Олимпиаде, когда явно в нем какая-то жила надорвалась, когда никто туда не приехал, пытались его этим унизить, кинули его, грубо говоря. Предполагаю, ему стало просто по-человечески непонятно и обидно: "Я же все сделал так, как договаривались, как у вас принято. Что ж вы делаете?"

И он с тем же самым ледяным лицом произвел ряд операций. Где-то договорился, где-то угадал, где-то ошибся, но, тем не менее, в целом на шахматной доске мировой геополитики он отыграл почти столько, сколько было возможно. Близко к максимуму. Ни малейшей нет причины подозревать, что другие люди во власти смогли бы сделать лучше. Не представляю, кто смог бы лучше.

А у Вас нет ощущения, что роль российского государства именно как госаппарата в этой войне несколько преувеличена? Многие считают, что костяком ополчения в Славянске поначалу были россияне, на госслужбе вообще не состоявшие. По сути, отряд Стрелкова - это же подразделение не Минобороны, а некой ЧВК. Получается какая-то картинка из XVI-XVII веков, когда города берут немногочисленные отряды профессиональных ландскнехтов, их капитанов нанимают крупные феодалы, а как уже с ними договаривается условный император условной Священной Римской Империи - вообще никому неизвестно. И при этом у командиров этих ландскнехтов есть еще и собственные мотивы, тоже не всегда чисто материальные.

Конечно, роль государства преувеличена. Новороссию точно придумал не Путин, но он не пытался остановить процесс, и на какое-то время все было, по большому счету, пущено на самотек. И когда кто-то кое-где у нас порой что-то переправлял в Новороссию, он тактично отворачивался. А потом, насколько мы понимаем, и не только отворачивался - ситуация с "Боингом", например, его явно разозлила. И через некоторое время он ответил, видимо, потому что знает, кто на самом деле сбил "Боинг".

И вот благодаря тому, что он тогда ответил, Новороссия и существует по сей день. Путин просто показал, что при его внимательном отношении ополчение может за день пройти 200 километров, а еще за три дня взять Мариуполь. Как минимум Мариуполь. И все это поняли. Хотя, через какое-то время те же люди, сделают вид, что они это забыли.

Вернемся к литературе. Вам приходилось вступать с кем-то из коллег-писателей в личный конфликт из-за взглядов на Украину?

Я живу отдельно в своей деревне, на тусовки не хожу. С Акуниным у нас давно нет хоть каких-то отношений, с Улицкой нет и не было. Я не был ни с кем в таких отношениях, чтобы мучиться, что потерял товарища на этой почве. Есть одно-два разочарования и недоумения, но в целом вся моя компания никуда не делась, все мои товарищи остались со мной.

Что удивительно и даже обидно, есть люди, русские люди и, причем, правого толка, которых занесло в майданную сторону. Я таких знаю с десяток. При этом у одного такого приятеля супруга, как сейчас принято говорить, "крымнашистка" безкомпромиссная. То есть до конфликтов в семьях доходит.

Думаю, сегодня даже у Солженицына и Астафьева не было бы вопросов. И кстати, у Политковской, как это кому не кажется удивительным. Она была человек честный и принципиальный, и я уверен абсолютно в ее отношении ко всей этой дичи, которую устроили на Майдане и после него.

Можно сказать, что увиденное и пережитое на Донбассе как-то сильно повлияло на Прилепина-писателя?

Да нет, скорее только утвердило в чем-то, уже ранее понятом и принятом. Все происходящее на Украине как обухом топора еще крепче загоняет нас в русскую классическую традицию. Туда, где Пушкин, Лермонтов, Достоевский, Толстой. Который, кстати, сейчас палкой суковатой гонял бы всех этих миролюбцев с "маршей мира", не нужно его упрощать и все сводить к "непротивлению злу" - это всего-навсего один эпизод сложной истории эволюции взглядов Льва Николаевича.

Вообще русскую литературу всегда отличала интеллектуальная честность и готовность называть вещи своими именами, а еще уважение к собственному народу. Пушкин бы этих остроумцев, которые называют соотечественников быдлом и ватой, даже на дуэль вызывать не стал бы, просто избил бы тростью. Она у него, как известно, была тяжелая - тренировал Александр Сергеевич руку под пистолет.

NewsTracker - 17 октября 2014 г.

Купить книги:

               

 

Соратники и друзья
Сергей ШаргуновНовая газета в Нижнем Новгороде Нижегородская люстрация

На правах рекламы: