Захар Прилепин: «То, что заменит минские соглашения, удивит весь мир»

Воюющий в ДНР писатель: «Признали паспорта — и тишина, забрали крупнейшие предприятия Донбасса в свои руки — и тишина».

На войне невозможно воевать дистанционно, но давать интервью — запросто. Заместитель командира батальона спецназа ДНР по работе с личным составом Захар Прилепин встретиться лично отказался, но ответил всего через два часа после того, как мы послали ему вопросы. Ответил честно, иногда — зло. Так кто же Прилепин сегодня больше — писатель или солдат?

А, может, провидец?

Пробил час и скоро весь мир удивится тому, что придет на смену Минским соглашениям, утверждает он.

— Может ли война быть источником вдохновения для писателя, тем более, что у вас есть опыт — чеченская война и проза о ней?

— Странный вопрос после того, как даже не сотни, а тысячи мировых культур появились на основе национальных героических песен, посвященных в подавляющем большинстве случаев войне. Война — это такая форма жизни. Может ли жизнь служить источником вдохновения?

— Чем отличается война в 20 лет от войны в 40?

— Ничем.

— Самые лучшие и честные книги о войне писал младший командирский состав, обычные лейтенанты, те кто воочию, а не по сводкам, видели бой, кровь, смерть — например, знаменитая в 60-е годы «лейтенантская проза» о Великой Отечественной, Василь Быков, Виктор Некрасов… Вы уже целый майор — не поздно ли?

— Не поздно ли что? Чаадаев был майором, Леонид Леонов был майором, Константин Симонов, думаю, полковником, а Денис Давыдов и Павел Катенин — генералами. А многие были рядовыми. Я был рядовым, был сержантом, был лейтенантом — тогда было рано? Или вовремя? В общем, смысл вашего вопроса для меня теряется в лёгкой дымке.

— А почему, кстати, майор — ведь должность заместителя командира батальона полковничья? Ваши функции как командира — знаете ли вы своих подчиненных? Как вообще происходит ваше с ними взаимодействие?

— Я знаю своих подчинённых, функции у меня самые разные, но основная функция — быть с подчинёнными там, где они. Это лучшая форма работы и воспитания.

— Чеченская война, которую вы прошли совсем юным, похожа на украинскую или нет? Вообще как ее правильнее называть — гражданская война? Война за независимость? Вооруженный конфликт? Война за Русский мир? Олигархическая война на Украине? Один из этапов Третьей мировой?

— Все определения подходят. Но по сути — это конечно же восстание русского народа, не пожелавшего играть в ересь квазиукраинства и «идти в Европу». Где, надо сказать, никто ни русских, ни украинцев не ждёт и за европейцев не считает, не считал и считать не будет.

Все войны в чём-то похожи, в чём-то нет. Тогда, в Чечне, городскими партизанами были так называемые ваххабиты. Русская весна начиналась с того, что партизанами были мы. Теперь силы в чём-то уровнялись, но в целом перевес и в живой силе и в технике — на той стороне. Перевес в 3-4 раза, увы. Но это всё равно не принесёт им победы. Потому что правы мы.

— Вы понимали, что, открыто поддерживая Донбасс, станете объектом прицельной ненависти у тех же украинских националистов? То есть насколько это было осознанное, продуманное решение или больше эмоциональное?

— Я открыто поддерживаю Донбасс и выступаю против националистов ещё с 2013 года. Когда даже Майдан не начинался, я уже писал об этом. Никаких эмоциональных поступков я не совершаю. Я тихо делаю своё дело.

— Ну вот Гиви, Моторола — харизматичные командиры, громкие имена, но харизматичные и яркие до победы обычно не доживают. Вы очень известный человек и о вашем непосредственном участии в этом конфликте теперь известно всем, не боитесь ли стать мишенью?

— Не уверен, что об этом стоит думать.

— Высшая награда Союза добровольцев Донбасса, который возглавляет самый первый глава ДНР Александр Бородай — это Крест добровольцев. За что вам его вручили? И что дает эта награда? Ощущаете себя крестоносцем?

— Дали за работу. Я работал и благодарен за то, что это отмечено.

— Как вы относитесь к тому, что Ваш отъезд на Донбасс многие называют заранее спланированной пиар-акцией?

— У меня четверо детей. Это тоже пиар-акция. Мы родили и воспитали четверых детей, чтоб у меня был подходящий пиар. Теперь я собрал батальон, несколько сот человек — чтоб у меня был пиар. Таким образом могут рассуждать люди не просто инфантильные, а недоразвитые. В конечном итоге, Христа распяли, чтоб у Бога-отца был пиар? Понимаете?

— С 2015-го года вы являетесь советником Александра Захарченко, нынешнего руководителя Донецкой республики? Что входит в ваши обязанности? Какие у вас с ним отношения?

— До сих пор у нас были отличные отношения. Мы работали по самому широкому спектру вопросов. И я очень ценю его доброе отношение ко мне.

— Вы согласились пообщаться с «МК» лишь по интернету. Почему вы крайне неохотно соглашаетесь на личные интервью о вашем участии в этом конфликте?

— Если я буду соглашаться, я не буду ни в чём участвовать, а буду только давать интервью.

— Ок, расскажите подробнее о подразделении, которым вы командуете, и вообще, как все это происходит? Вы же не постоянно находитесь на месте, у вас работа, семья в России…

— У меня нет никакой работы в России, если не считать двух телевизионных программ, каждая из которых снимается в течение одного дня — на месяц вперед. Тем более, что в этом месяце мы снимем последние выпуски и уйдём в отпуск. Так что, в сущности я уезжаю не чаще чем любой другой командир. У всех командиров есть дела в России: закупки, обеспечение, переговоры и так далее. У меня тоже есть. 25-28 дней в месяц я провожу на Донбассе.

— События на Украине, которые вяло текли последнее время, вдруг внезапно обострились — признание паспортов ДНР и ЛНР со стороны России, блокада непризнанных республик, объявленная Порошенко. Насколько она реально выполнима и к чему может привести?

— Блокада приносит неприятности по большей части Украине. Пусть они сами разбираются с собственной глупостью. Собака кусает собственный хвост. Это я не о народе Украины говорю. Это я о буйных на той стороне, взявших в заложники целый народ.

— Тогда возможно ли и признание Россией суверенитета Донбасса в той или иной форме? Является ли приятие паспортов ДНР или ЛНР первым шагом к этому? Нужно ли это России вообще?

— Вот у вас нашёлся ребёнок или брат, или отец, а я вас спрошу: нужно ли вам это вообще — встречаться с ним? Может, и не надо? Или это не очень уместный вопрос. Донбасс будет русским. Этого желают все нормальные русские люди, а их большинство.

— Но достаточно посмотреть на посты в соцсетях и пообщаться с украинцами, как становится, увы, понятно, что сами они вовсе не считают нас братьями, между нами не просто берлинская стена — черная дыра, гноящаяся рана… Время лечит раны, сколько должно пройти, чтобы затянулась эта?

— А вы не судите по Фейсбуку о целом народе. Судя по ФБ, либералы в России должны завтра на выборах набрать 90%. А они набирают — 2%. Странно, да?

Вот почти в таком же соотношении квазиукраинские правосеки («Правый сектор» запрещен в России — «МК») и прочие припадочные сторонники самостийного европейского пути по отношению к остальному украинскому народу.

Я вам совершенно серьёзно говорю, что если б завтра на Украине решили провести самые честные и прозрачные выборы президента, Порошенко и Тимошенко проиграли бы главе ДНР Захарченко. Во втором туре, в сложной борьбе, но проиграли бы.

Потому что, помимо Фейсбука, есть ещё огромная страна, которой в Фейсбуке некогда сидеть. Да и страшновато на нынешней Украине посты строчить. Это вам не Россия. Там быстро к вам придут и под белы рученьки уведут. И никакой Борис Гребенщиков не будет стоять в таком случае с плакатиком: «Свободу украинским патриотам».

— Не кажется ли вам, что минские соглашения не срабатывали и не работают уже давно? Что может — или должно — придти взамен? И почему с этим тянут обе стороны, если понятно, что от Минска толка нет?

— То, что придёт минским соглашениям на смену — крайне удивит весь мир. Поэтому и тянут, чтоб не так сильно удивлять.

Обратите внимание, что раньше «цивилизованный мир» вводил санкции за всё подряд, а сейчас признали паспорта — и тишина, забрали сразу сорок крупнейших предприятий Донбасса в свои руки — и тишина. Привыкли. И ни к такому привыкнут. В этом и был смысл минских соглашений.

— Русские добровольцы на Донбассе. Что сейчас происходит с ними? Я знаю, что многие уехали обратно в Россию, разочаровались, устали. Нужны ли они вообще на сегодняшний момент? Не прошло ли их время?

— Я знаю, что многие разводятся с жёнами — значит ли это, что институт брака исчерпал себя? Добровольцам сложно, потому что там профессиональная армия, и нельзя приехать как весной-летом 2014-го на месяц-другой, а потом вернуться домой. Поэтому служат только те, кто переезжает в Донецк. Зарплата у военнослужащих 15-20 тысяч рублей. Много ли россиян готовы оставить дом и уехать воевать — чтоб жить на такие деньги? По объективным причинам — мало. Но они и не нужны. В сущности, Донбасс справляется своими силами. Никакого призыва и набора добровольцев из России не идёт. Здесь свои желающие в очереди стоят.

— Русский мир — это мифическое, экзистенциальное или реальное понятие, по вашему мнению? Что значит Русский мир сегодня именно для вас?

Русский мир — реальность, такая же как мой дом, моя семья, мои дети, мои родители, история моей страны. Если человек правильно прочитал повесть «Тарас Бульба» и запомнил сказанное там, он таких вопросов не задаёт больше. А если ещё и перечитать несколько стихотворений Пушкина, Батюшкова, Фёдора Глинки, Лермонтова или Тютчева — то вообще не о чем говорить. Всё, что намели в голову фарисеи и мошенники людям за последние несколько десятилетий, унесёт первым же сквозняком. Останется — главное. На Донбассе именно это — самое главное — и происходит.


ИЗ ДОСЬЕ «МК»

«Захар Прилепин — один из самых популярных и издаваемых писателей современной России. Публицист и тележурналист. Воевал в Чечне и Дагестане в 90-е. С 1996-го года был сторонником партии Эдуарда Лимонова и национал-большевиком. В 2010-м подписал как многие тогда обращение российской оппозиции „Путин должен уйти“. В 2014-м после Крымского кризиса, говорит, что заново осмыслил отношение к нынешней российской власти.

С начала войны на Донбассе лично участвует в этом вооруженном конфликте, отправлял гуманитарную помощь детям Донецка, был военным корреспондентом, является советником главы Донецкой Народной Республики Александра Захарченко, заместителем командира по работе с личным составом, начальником штаба батальона спецназа армии ДНР, с ноября 2016 года — в звании майора. На Украине против Захара Прилепина возбуждены уголовные дела за участие в деятельности террористической организации и финансирование терроризма».

Екатерина Сажнева
«MK.ru», 21.03.2017

Купить книги:

               

 

Соратники и друзья
Сергей ШаргуновНовая газета в Нижнем Новгороде Нижегородская люстрация

На правах рекламы: