Захар Прилепин: Меня волнует собственно человек как таковой: что он, зачем он, куда он…

Он вошел в современную российскую литературу уверенно и прямо в лоб зарядил двумя крепкими романами – «Патологии» и «Санькя». После этого были сборники рассказов – «Грех», «Ботинки, полные холодной водки» и «Грех», сборники эссе, биография Ленида Леонова, новый роман «Черная обезьяна», тематические редакторские сборники, новый сборник повестей «Восьмерка». Некоторым «литературным» злопыхателям и особо скабрезным «критикам» могло показаться, что Прилепина стало очень много, что он теперь везде. Но это лишь на их первый, поверхностный взгляд, который не видит всего процесса становления человека, как писателя, отождествляющего себя с тем временем, в котором он существует, с теми реалиями страны, в которой он живет. Рассуждать о творчестве можно только через призму текста и только через плоть мысли, впаянной в пласты литературного материала. Остальные рассуждения – это лишь праздность и тлен. Со всеми насущными вопросами мы обратились к самому Захару. Итак, слово ему.

ART: Захар, расскажите, что вы сейчас пишите нового в плане романов, что это будет, какая тема сейчас волнует больше всего?

З.Прилепин: У меня только что вышла книга «Восьмёрка» из восьми повестей, я пока ничего не пишу, а готовлю себя к написанию большого текста. Это будет историческая штука, но про какую эпоху и о чём именно я всё-таки пока умолчу.

…Я бы не сказал, что меня какая-то тема волнует более всего. Меня волнует собственно человек как таковой: что он, зачем он, куда он…

ART: Сборник повестей «Восьмерка» это такой накопленный пласт текстов, которые задумывались концептуально изначально таковыми, или идея возникла неожиданно, уже в процессе написания и накопления материала, и воплотилась в таковое издание?

З.Прилепин: Просто они сочинялись подряд, и так или иначе получилось, что все они имеют что-то общее. Я эту книжку в шутку называю «Отцы и девки». Там, во всех текстах есть тема отцовства и тема любовная.

Я много думал об этом, когда писал, и попытался как-то по-новому взглянуть на такие, в сущности, древнейшие темы.

Захар Прилепин. Интервью 2012.

ART: В «Черной обезьяне» вами было много место уделено внутреннему миру главного героя, его внутренней метафизике и внутренней же борьбе. Образ его таковым выстраивался сразу или обрастал «мясом» по ходу написания текста? Как вы думаете, много таковых людей, как главный герой, в нашей жизни?

З.Прилепин: Таких героев чрезмерно много, всё ими заросло вокруг как сорняками, хотя внутренне, как я заметил, никто себя таковым не считает – у всех всё более-менее в порядке, «не хуже, чем у остальных».

Образ, да, обрастал мясом. Поначалу просто сон приснился, если честно. И потом этот сон, этот морок, сгустился до целой книжки.

ART: Книга «Черная обезьяна» был вашим третьим романом, где ваш герой уже полностью отдан собственной рефлексии. Первые два, где были описан ваш военный опыт и революционная деятельность в НБП, показывали ваш реальный автобиографический опыт. Не значит ли что последующие романы будут нести в себе уже более вымышленный, экзистенциальный смысл, то есть будет переход больше от формы к содержанию текста?

З.Прилепин: Да нет, ничего это не значит.

И у нас критики – я тут не про вас, конечно, – чуть что бегут с разоблачениями. Если пишешь книгу не о себе – как вот в случае с «Чёрной обезьяной» – тут же раздаются крики, что у Прилепина кончился личный опыт, и он начал фантазировать. Если издаёшь «Восьмёрку» – где половина историй снова так или иначе автобиографична, раздаётся стон, что у Прилепина закончилась фантазия и он пишет очередную часть книги «Грех». Не угодишь.

В общем, я пишу, что желаю, и собственно, насколько я понимаю, уже доказал, что мне не важно есть я и отражение моей жизни в тексте или нет – я могу писать не так, как умею, а так как хочу. И про что хочу.

ART: Читающий человек сегодня – кто он? Вы чувствуете снижение интереса людей к литературе? Как вы думаете, в чем причина этого процесса?

З.Прилепин: Люди перестали читать, потому что им объяснили, что не в этом причина жизненного успеха, что это занятие для «ботаников». Люди искренне себя убедили, что есть множество забот куда важнее, и что у них хватает своих проблем, а тут всякие нудные писатели ещё и чужие проблемы им подсовывают.

Но всё это, в конечном итоге, блажь. Мир меняют люди, которые читают тексты, понимают тексты и могут написать какие-то тексты.

А то, что у людей полно своих проблем – так отчего-то наличие этих проблем вовсе не мешает этим самым людям смотреть сериалы по 140 серий или какой-нибудь «Дом 2», чтоб годами следить за тем кто там и с кем спит.

По сути, потеря интереса к чтению, это не более чем признак интеллектуальной лености и медленной деградации.

Хотя социальные факторы тоже не стоит отменять: во-первых, книги дорого стоят, во-вторых, две трети стоящей литературы дальше 3-4 крупных городов не уходит, в-третьих, отсутствие нормированного восьмичасового рабочего дня действительно часто приводит к тому, что людям элементарно некогда читать.

Тем не менее, человек читающий – это человек, который пытается сберечь свой рассудок и свою человечность в окружающем хаосе. И шансов у него на это в сто раз больше, чем у телезрителя.

Вы, кстати, встречали хоть одного интеллектуала, ставшего таковым в процессе просмотра ТВ?

ART: Расскажите, как поживает газета, которую вы выпускаете? Какова её основная целевая аудитория?

З.Прилепин: Нормально всё у газеты. Её читают местные политики, рассылка у нас целевая. Мы привозим им газету к порогу, чтоб они ещё раз убедились, насколько они нам отвратительны.

ART: Писать публицистику в журналы и писать книги – в чет отличие и что сходно? Что вам проще, а что интереснее?

З.Прилепин: Публицистика – это примерное то же самое, что и наше сегодняшнее интервью. То есть, вкратце и не углубляясь в тему, на предмет насущных неприятностей и радостей. В жизни есть множество вещей о которых книги точно не будешь писать.

Что до, простите, литературы – то это сфера самого главного, там ставки самые высокие и ответы самые важные.

ART: Кого из современных авторов считаете соратниками по оружию, если принимать «перо за шпагу»?

З.Прилепин: В первую очередь, Эдуард Лимонов и, к примеру, все авторы недавно вышедшей под моей редакцией книги «Лимонка в тюрьму» – где около 20 нацболов рассказывают, как и за что они сидели за решёткой в последние 15 лет.

Потом, конечно, мои собратья по т.н. «новому реализму»: Сергей Шаргунов, Герман Садулаев, Андрей Рубанов, Роман Сенчин. Мы друг друга понимаем и на происходящую катавасию смотрим примерно одинаково. То есть, нам всем не нравится нынешний порядок вещей.

ART: Расскажите о ваших музыкальных проектах, как они поживают? Как, в частности, возник союз с группой «25/17??

З.Прилепин: С «25/17», а верней, с проектом этой группы под названием «Лёд 9» мы сделали совместную песню и клип на неё – он доступен в Сети. Иногда песня называется «Они не видят», иногда «Котята два». Я доволен всем произошедшим, мы часто общаемся и испытываем самые тёплые чувства друг к другу – я вообще считаю пластинку «Холодная война» – лучшим альбомом русского рэпа и одной из лучших русских пластинок последних лет десяти. И по музыке это мощно, и как социальный диагноз – безупречно.

Что до моей команды – «Elefunk» – то мы сейчас делаем вторую пластинку, я к ней отношусь очень серьёзно. Первая, «Времена года», выпущенная в прошлом году на «Полдень Music» (часть песен можно послушать на моём сайте), всё-таки была эдакой забавой, пробником – хотя и вполне меня удовлетворяющим. Сейчас всё будет ещё серьёзней, я придумал концепцию пластинки, снова написал все тексты и две мелодии из 12, что-то там сам прочитаю или спою, наряду с Гансом Ульяновым, моим соавтором и прекрасным музыкантом. По-моему всё получается очень любопытно – мне этим заниматься не менее интересно, чем литературой.

Осенью мы отыграем в Москве и ещё в паре городов несколько концертов – собственно, нас уже пригласили, и мы, не торопясь, готовимся выйти в свет.

ART: Ваши комментарии как писателя и гражданина относительно поднятия гражданского сознания в России, что из этого может выйти и выйдет ли в конечном итоге?

З.Прилепин: Бог знает. Если сознание так и будет валяться на земле, а мы будем по-прежнему руководствоваться дегенеративными принципами вроде «на верху тоже не все дураки», или «а кого ещё выбирать», или «только б не было гражданской войны», то в течение 25 лет мы имеем все шансы потерять русскую государственность. Если одумаемся – то всё будет иначе.

ART: Захар, вы нечастый гость на Украине, как вы думаете почему? Вы были в Львове ив Киеве с творческими встречами, какие у вас остались впечатления от них?

З.Прилепин: Прекрасные впечатления, и, право слово, я-то как раз думал, что я частый гость. Три года подряд я приезжаю к вам каждое лето, правда, в этом году меня звали в Одессу в июне, а потом в августе, но я попросил на осень перенести встречи – надо приниматься за работу над книжкой и доделать альбом.

Я, правда, без дураков, на Украине чувствую себя просто чудесно. Так что, зовите чаще.

ART: Что из последнего увиденного, услышанного и прочитанного произвело на вас впечатление?

З.Прилепин: «Благоволительницы» американца французского происхождения Джонотана Литтела – великий роман. Роман Сенчин написал очень хороший, затягивающий такой текст – книгу «Информация». Марина Степнова выдала замечательный роман «Женщины Лазаря».

Из всех сыновей Боба Марли я более всего люблю Дамиана – он, по-моему, всё ближе и ближе к великому отцу. Совместный проект Дамиана и Мика Джаггера – группа «SuperHeavy» – и их первый альбом под аналогичным названием – просто убойный. Александр Скляр записал очень дельную пластинку «Вася-совесть».

Парень с Украины, переехавший, насколько я слышал в Москву – «Типси Тип» – самый многообещающий русский рэп-исполнитель. Ему всего 22, но работает он как зверь, его последняя пластинка «Таможня даёт добро» местами выше всяких похвал.

Фильм «Портрет в сумерках» Ангелины Никоновой – очень сильно. Убивает просто.

ART: Спасибо за интервью и чтобы вы пожелали читателям нашего портала и вашим читателям на Украине?

З.Прилепин: Радуйтесь. И если не получается совершить удачную революцию с первого раза, это не означает, что опят нельзя повторить.

А.Пролетарский, Artmageddon - 17 апреля 2012 г.

Купить книги:

               

 

Соратники и друзья
Сергей ШаргуновНовая газета в Нижнем Новгороде Нижегородская люстрация

На правах рекламы: