Захар Прилепин: «На эмблеме "единороссов" внутри медведя сидит Ксения Собчак»

Писатель - об оппозиции, разврате и Навальном

Писатель Захар Прилепин своих позиций не скрывает - он говорит и пишет о неприятии сложившейся в стране политической системы. Но это почему-то не помешало ему вместе с другими писателями прийти на встречу с премьер-министром Владимиром Путиным. Зачем ему был нужен этот визит и считает ли он себя оппозиционером?

Г. Григорчиков, Самара

З.П.: - В России принято представлять оппозицию в виде сумасшедших маргиналов, которые хотят всё разрушить. Я искренне уверен, что дела обстоят ровно противоположным образом. Огромное количество интеллектуальных маргиналов находится во власти, и именно они выедают Россию, как жуки-древоточцы.

Я же не оппозиционер и не революционер - я тотальный консерватор. Хочу сохранить свою страну для своих детей. И абсолютно убеждён, что люди, находящиеся во власти, ставят перед собой цели чуть иные, а зачастую полностью противоположные моим. По крайней мере, их дети не учатся здесь, не лечатся здесь, не рожают здесь и не служат здесь в армии.

А на встречу я пошёл затем, чтобы задать вопросы, ответы на которые сам знал заранее. Но их не знают многие люди, которые питают серьёзные иллюзии по поводу будущего страны. Я задал вопросы - прозвучали ответы.

Свобода по Сети

«АиФ»: - Когда говорят об отсутствии оппозиции, как правило, вспоминают о свободе слова, а точнее, о её отсутствии.

З.П.: - Люди, которые говорят об отсутствии оппозиции, искренне верят, что истинную оппозицию можно увидеть по телевидению. Да, на большом экране свободы слова нет. Пока высказаться можно в Сети. Впрочем, и свобода в интернет-пространстве тоже, уверен, будет ужиматься.

Досье

Захар Прилепин родился в 1975 г. в д. Ильинка Рязанской обл. Окончил филфак Нижегородского госуниверситета и Школу публичной политики. Служил командиром отделения в ОМОНе, принимал участие в боевых действиях в Чечне. Автор книг «Санькя», «Патологии» и пр. Обладатель почти полутора десятков различных литпремий. Женат. Четверо детей.

«АиФ»: - Захар, вы говорите и пишете о том, что, по сути, апокалипсис в России уже наступил, только развивается он медленно и потому не для всех очевиден… Что вы имеете в виду, говоря о конце света в отдельно взятой стране?

З.П.: - Тот апокалипсис, о котором говорю я, - исчезновение той России, которую знаю. Я не очень понимаю, кто я такой, зачем мои дети, зачем вообще всё вокруг - если нет моей страны. А исчезнуть она может тихо, почти безболезненно. И день апокалипсиса может быть очень обычный: примерно такой, каким был день распада Союза. Тогда тоже никто ничего особенно не понял. Ну был СССР, теперь СНГ - какая разница? То же самое, возможно, повторится вновь - как-то незаметно осыплется и эта страна. Без войны и катаклизмов. И оставшиеся тут жители опять пожмут плечами: ну чего такого, Москва-то стоит, пиво-то по-прежнему пенное, телевизор-то не отключили.

Сам я, впрочем, склоняюсь к другому сценарию: исход России будет медленным, даже вялым, словно в полусне. Но потом, не очень длинные годы спустя, один из моих детей крикнет, глядя на восток, крикнет, глядя на запад, и даже эхо ему не ответит. А если ответит, то на каком-то неизвестном наречии.

«АиФ»: - К слову о глобальных переменах: у нас своих проблем накопилось выше крыши, а тут ещё мир стремительно меняется. Возникает исконно русский вопрос: что делать?

З.П.: - Отдавать себе отчёт в том, что в конечном итоге победят не те, кто изо всех сил «цивилизационно» изменяется, а те, кто сохранил веру в простейшие константы бытия: Россия - святая, мужчина должен быть мужественен, женщина - женственна, детей должно быть много, земля, по которой мы ходим, должна принадлежать нам, потому что она на сто метров вглубь пропитана кровью и жизнью тех, кто сохранил её для нас. Это должно накладывать на нас некоторые обязательства, не так ли? За публично произносимый жизненный постулат «Я ничего никому не обязан» нужно бить палками по пяткам на центральной городской площади.

Поколение Маугли

«АиФ»: - В одном из своих эссе вы резко и где-то даже с брезгливостью критикуете современную молодёжь. Говорите, что она выключила себя из политической жизни, по-старчески безвольна и со всем согласна. Допустим, вы правы. Тогда чем объяснить то, что она именно такая?

З.П.: - Первые постсоветские дети - это, как правило, поколение Маугли. Ими действительно мало кто занимался, им действительно вместо идеалов впарили чёрт знает что. А потом, когда они подросли, власть ещё и самым похабным образом начала развращать их. Потому что молодой человек, который ходит на митинг за жвачку и за новый мобильник и требует там погибели людей, о которых он вообще ничего не знает, кроме похабных агиток, он ссучивается на раз. Ему сказали, что правила игры таковы, и он поверил. Я не думаю, что все молодые люди такие. Вопрос в том, есть ли у нас процента хотя бы три ребят, которые испытывают ответственность за послезавтрашний день и не хотят торговать собой. 3% - это много! Я пока их не очень вижу. Самые умные и буйные - это плюс-минус мои ровесники: Олег Кашин, Сергей Шаргунов, тот же Навальный. Следующее поколение пока не проявилось. Я очень его жду.

«АиФ»: - Вы говорите, что ваш роман «Чёрная обезьяна» рассказывает о нравственных исканиях российского мужчины-отца, показывает распространённый сейчас тип 30-40-летних людей, которые ни за что не хотят нести ответственность. Получается, у нас в обществе вообще ВСЕМ на всё наплевать?

З.П.: - Ну не всем, конечно. Кому-то наплевать, кому-то нет. Но вообще современный мужчина куда охотнее реализует себя либо в похоти, либо в пьянстве, либо в дайвинге каком-нибудь. Самый распространённый тип русского мужчины - это такой своеобразный турист. У него турпутёвка в Россию. Он приехал сюда девку подцепить, бухнУть, покататься на снегоходе… Прикольный такой парень. Мальчик до «полтинника».

«АиФ»: - Многие приметой нашего времени называют телевидение. Кто-то говорит о тотальном равнодушии, одичании общества. А что бы вы назвали приметой времени?

З.П.: - Да полно у этого времени примет! Чудесная Ксения Собчак - примета. Девушка, проповедующая идеологию, которая является, по идее, неприемлемой для 99% граждан страны, стала тем не менее самым востребованным товаром. Парадокс! Ксюша называет людей в России «генетическим отребьем» - а они бегут на неё смотреть и жадно скупают её изображения.

На самом деле Ксения - очень честный человек. Она единственная, кто рискует вслух произносить, как на самом деле относятся к нам наши властные элиты. Она же главная говорящая голова партии и правительства, все остальные врут. На эмблеме «единороссов» Собчак наверняка находится внутри медведя…

Сергей Грачёв, «Аргументы и факты», 26 октября 2011

Купить книги:

               

 

Соратники и друзья
Сергей ШаргуновНовая газета в Нижнем Новгороде Нижегородская люстрация

На правах рекламы: