Книги за неделю

У Захара Прилепина вышел новый сборник рассказов. Подзаголовок "пацанские рассказы" призван разъяснить ситуацию. Дело в том, что у Захара Прилепина, словно у киношного агента Борна, есть некоторые проблемы с идентификацией. И дело тут не только в путанице с псевдонимом (кстати, по последней версии настоящее имя писателя — Евгений Прилепин). Для затравки: он окончил филологический факультет, а потом воевал в Чечне. Его настойчиво продвигало левацкое издательство Ad Marginem, но теперь он публикуется в гигантском АСТ, подобно промышленному холодильнику способном принять любое количество разнообразных продуктов. Его поддерживал Эдуард Лимонов, а на чай приглашали лимоновские антиподы из Кремля. Либеральный "Букер" уже раздумывал, не дать ли ему премию, но инициативу перехватила почвеннически ориентированная "Ясная поляна", где, как признался один из членов жюри, хорошенько почувствовали прилепинское "твердое мужское перо". Дальше больше: в издательском доме "Ясная поляна" у него вышел еще один небольшой сборник, где в предисловии молодому писателю присваивается звание СРИ ("верного смерда русской империи"). В принципе все вышеперечисленное можно было бы трактовать как обычный карьерный рост.

Но почему-то Петр Авен, прошедший путь от выпускника физматшколы до президента банка, в недавней нашумевшей рецензии на роман "Санькя" сделал Прилепина мишенью довольно язвительной критики. Удивительно, с какой легкостью роман поддался препарированию: плакатность и ходульность "Саньки" стоила тенденциозности его критика. Побочно выяснилось, что Захара Прилепина все еще отождествляют с его героем. Так что новый сборник появился более чем кстати.

Настроение "Ботинок, полных горячей водкой" — медитативное. Писатель пытается разобраться со свалившейся на него известностью. В рассказе "Герой рок-н-ролла" он примеряет на себя роль подрастерявшего популярность молодежного властителя дум. В заглавном рассказе "Ботинки, полные горячей водкой" автор наглядно демонстрирует, что такое писательская дружба. Друзей там трое: "Мы писали печальные книжки и, втроем, были самыми талантливыми в России" (в прототипах угадываются Дмитрий Новиков и Сергей Шаргунов). Один — то ли скромный, то ли неуверенный в себе "белый", другой — смело рвущийся в политику "черный" и сам автор, лукаво расположивший себя посередине. Получается — "серый". Когда читаешь, как герои нарезают сентябрьские круги вокруг павильона московской книжной ярмарки, то и дело согреваясь в местных кафешках, создается ощущение, что автор видит себя и своих коллег эдакими скаковыми жеребцами, бьющими копытом в ожидании очередных рейтинговых заездов. Но потом, конечно, себя одергиваешь. На самом деле писатели, как это им и положено, остро ощущают несовершенство мира, а потому и заливают тоску водкой. А ботинки — это такой оригинальный образ.

А пока Захар Прилепин, последовательно сменивший в своем творчестве маски солдата, нацбола, "талантливого писателя", останавливается на том самом варианте, что обозначен в подзаголовке нового сборника. Прилепинские герои — пацаны. Их приключения, как то покупку убитого авто, стремительный поход в женское общежитие и просто разговоры по душам, он описывает с трогательнейшей иронией. И никогда не жалеет для ребят таких эпитетов, как "славный", "надежный", "очаровательный". Пацаны бодро выходят после отсидки, ловят гаечные ключи зубами, не хуже бардов-шестидесятников могут "воспеть славу женщине" и готовы принять смерть в крутых разборках. Если во всем этом чувствуется какая-то слащавая литературщина, одно из проявлений которой — оглядка на есенинского "озорного гуляку", тут остается только цитировать все того же Авена: "недаром же Захар Прилепин на филфаке обучался".

Лиза Ъ-Новикова, «Коммерсантъ» № 193(4010) от 23.10.2008

Купить книги:

               

 

Соратники и друзья
Сергей ШаргуновНовая газета в Нижнем Новгороде Нижегородская люстрация

На правах рекламы: