Захар, ты не прав!

Сегодняшний олигарх — это вчерашняя падаль

Петр Авен полюбил искусство.

Но не изобразительное, как Владислав Сурков, а литературу. Не то, чтобы совсем полюбил — просто накопил щепотку зернистых мыслей для журнала «Русский пионер». Про нехороший роман Захара Прилепина «Санькя». В итоге, получился как бы «новый буржуазный манифест», горячо поддержанный Тиной Канделаки.

Хотя нового там — ну разве что «Бриони» вместо морально устаревшего «Версаче». Остальное — хорошо забытое старое:

1. «я вкалываю как раб на галерах»;

2. «у кого нет миллиарда, могут идти в жопу».

Вот, собственно, и все зёрна.

Прилепин в «Огоньке» подивился авеновским галерам и поинтересовался: как простому человеку оформиться на такую галеру хотя бы юнгой на полставки? Но тут набежали уже готовые юнги и послали лауреату премии «Национальный бестселлер-2008» обжигающий луч презрения: «Сиди уж, ничтожество, не отсвечивай. Смакуй свой доширак».

Я было возмутился в сердце своем. Но потом перечитал «материалы дела» и… согласился с Авеном и его маленькими пушистыми друзьями. Ибо правда на их стороне.

И вот почему.

Начнем с авеновской самоидентификации. Петр Олегович у нас номенклатурный ребёночек, начавший свою трудовую деятельность в 1981 года не где-нибудь, а во Всесоюзном научно-исследовательском институте системных исследований АН СССР. Под чутким руководством Егора Тимуровича Гайдара. В 1989 году он уже натянул «розовые штанишки» и в чине советника МИД СССР отправился в Вену — в Международный институт прикладного системного анализа. Что было дальше — знаем, помним.

С такой анкетой перед Прелепиным пальцы гнуть как-то не с руки.

Так возникла леденящая душу «правда жизни». Замерзающая блокадная Москва 70-х. Заботливые родители, дабы спасти Петю от неизбежного обморожения, отправляют его к бабушке-политзаключенной в Правдинск — уникальный город, в котором «было центральное отопление и горячая вода». Но пушистый зверь писец, как известно хитёр — Петя сдуру надышался правдинского воздуха, и навсегда лишился возможности вдыхать табачный дым и загорать в Сочи, так как «приобрел всевозможные аллергии (включая астму)».

Весь этот «правдинский хоррор» якобы дает право автору хлопать холеной пятерней по прилепинской спине:

«Одним словом, мы с Прилепиным, или, точнее, с его родителями — я все же прилично старше — жили когда-то недалеко друг от друга вполне себе похожей жизнью».

И Авен, черт возьми, прав! Даже более чем прав...

Конечно, он — не ровня прилепинским родителям. Он несравненно ниже них.

Дело в том, что сегодняшний олигарх — это вчерашняя падаль, накипь человеческая. С одной стороны, это — юные бойцы идеологического фронта типа Авена или Ходорковского. С другой — фарца, вроде авеновского партнера Фридмана (злые языки утверждают, что в «прошлой жизни» он был мелким драг-пушером, у которого отоваривалась «система» — хиппи советской поры). Про Гусинского говорят, что он успешно спекулировал театральными билетами. Чубайс — цветочками. И так далее.

Комса и фарца — это, своего рода, двуликий Янус. Два лица, смотрящие вроде бы в разные стороны, но на одной голове.

Это, кстати, все отлично понимали. Отношение к комсе и фарце было примерно одинаковым. Я, в отличие от Захара, успел «вкурить» совок в более-менее сознательном возрасте. Докладываю: и теми, и другими тогда элементарно брезговали. «Освобожденный секретарь» какой-нибудь комсомольской организации для нормальных людей (вроде наших с Прилепиным родителей) — это нелюдь, выродок. И к спекулянту отношение было ровно таким же. Я очень хорошо помню лица моих родителей, когда они у них что-то покупали (деликатесы для новогоднего стола, что-то из «престижных» шмоток для стремительно взрослеющих детей и т.д.). Так сейчас не смотрят даже на обоссаных бомжей.

Нет, я не считаю, что эта самая «собственная гордость» моих родителей — нечто правильное и похвальное. Сам я на вещи смотрю иначе. Но что было — то было. Материальный достаток спекулянта, как и карьерный рост «по партийной линии», в то время, действительно, воспринимались как малодостойные достижения.

Да и жизнь у «этих» была хоть и жирная (относительно), но зато чертовски нервная. От слов «партбилет на стол положишь!» иной партеец вполне мог склеить ласты. А фарцу не только сажали по полной программе, но и вполне себе расстреливали (особенно при Андропове).

Так что, когда комса Авен пытается корчить из себя ровню прилепинским родителям, он выдает желаемое за действительное. Не ровня он им никакая. Он — чандала. Неприкасаемый. Зашкваренный.

В 90-е, как известно, состоялся «петушиный бунт» — изгои заняли место у окна, вытеснив к параше всю остальную страну.

В «нулевые» такой порядок из временного недоразумения превратился Основной Закон. Оно и понятно. Ельцин все-таки был не их «масти». Зашкварился, конечно, по самые помидоры. Но одним из них он не был. Карьеру делал как «хозяйственник». И повадки имел соответствующие.

Путин — совсем другое дело!

Жизнь показывает, что только когда ты принимаешь правила игры, имеешь возможность победить, а когда отрицаешь эти правила — ты всегда проиграешь, — поучает «русский пионер» Вася, влюбленными глазами пожирая знатного колумниста.

И он, безусловно, прав!

«Путинский гламур» живет строго по «понятиям». А «понятия» — это предсказуемость, это четкие алгоритмы, следуя которым можно неуклонно перемещаться вверх — туда, где на вершине Олимпа, свесив ножки, сидит Петр Авен и другие боги.

И первый шаг на этом пути — признание богов «путинского гламура» истинными богами.

«Наши сегодняшние богатеи вышли из тех же трущоб, что и Саша Тишин. И прошли, как правило, через... сами знаете что», — как бы между прочим кошмарит Прилепина наш трущобный астматик.

И это — не пустой базар. Если вы думаете, что миллиарды ему даром достались, вы очень ошибаетесь. «Альфа-груп», как известно, крупнейший специалист по недружественным поглощениям (если не в курсе — зайдите на Компромат.Ру). Сколько могильных холмиков эти добрые люди добавили — Бог весть.

А работа в «правительстве реформаторов»! Знаете, что это значит? Подписываешь бумажку — и точно знаешь, что обездолил и убил сотни тысяч людей.

Так что, сначала испорть себе карму, как Авен, а потом на его миллиарды облизывайся!

Вообще, «степень испорченности кармы» — очень точный критерий, позволяющий определить место конкретной персоны в иерархии «путинского гламура». Скажем, загубленные души — это серьезно. А если так, свинкой переболел — твой удел трясти канделаками на авеновских корпоративах.

Кого-то такой «успех», мягко говоря, не прельщает, а кому-то и кобыла — невеста. «Путинский гламур» суров, но справедлив: не нравится — не ешь. «Товарищ, получите на складе табличку «лузер» и отойдите в сторонку. Не задерживайте очередь!»

Но когда Прилепин попрекает Авена «галерами-не-для-всех», он грешит против истины. Попасть на золотую авеновскую галеру можно. Набор юнг всегда открыт! Скамеек и цепей хватит на всех! За столом никто у них не лишний. Даже прилепинский Санька имеет шанс. Начать можно активистом какого-нибудь кремлевского комсомола. Ячейки есть сейчас везде. Даже в самых медвежьих углах. А дальше — ты, Санька, сам кузнец своего счастья. Стучать очень пользительно для достижения успеха. Секс (особенно однополый) — тоже мощный инструмент. В последнее время, интересные возможности для успеха открываются в церковной ограде. В общем, дерзай, выдумывай, строй глазки — в общем, крутись, как можешь, пионэр!

Один американский богач (уж не Дональд ли Трамп?) в свое время поделился рецептом: «Разбогатеть очень просто! Нужно ПРОСТО ДУМАТЬ О ДЕНЬГАХ. Только о них. Всегда. 24 часа в сутки... И неизбежно разбогатеешь!»

Рецепт успеха в эпоху «путинского гламура» ровно такой же. Нужно всегда думать об успехе. И только о нем. 24 часа в сутки. Воздвигнуть алтарь в своем сердце и возложить на него: свободное время, человеческие привязанности, моральные принципы, анус, пенис — в общем, всё, что может поспособствовать достижению успеха.

Последовательность на этом пути вознаграждается. Малодушные — безжалостно выбрасываются на обочину. Недостаточно энергичные — зависают на уровне «офисного планктона».

Как-то так.

Теперь давайте взглянем на «простых людей», за которых заступается Захар.

Не надо на их счет обманываться. Деградация населения в путинское десятилетие стала поистине обвальной. Загляните в глаза гопнику в подворотне или реализаторше на ближайшем рынке, а потом, положа руку на сердце, скажите: этим людям, действительно, западло трясти каделаками или немного поработать по «движущейся мишени» в ходе очередного «недружественного поглощения»? Или им просто не хватило ума для того, чтобы самостоятельно нащупать «царский путь» к успеху, и недостает энергии, чтобы по нему идти?

У нищих, как известно, слуг нет. «Путинский гламур» щедр, но не он — не мать Тереза. Если гора не идет к Магомету — тем хуже для горы…

Сложнее с теми, кому кобыла до сих пор — не невеста. Уверен, что таких по-прежнему большинство. Но этим людям от прилепинского «печалования», на мой взгляд, только хуже.

Во-первых, Прилепин пугает — а мне не страшно. «Простые люди» все-таки не дети Камбоджи. Это на фоне «путинского гламура» они — бедные родственники. Но по меркам XX века (в котором все мы родились) нынешние времена, объективно, очень даже благополучные. С голода пока никто не помирает. Ни войны, ни «мирного строительства» Беломоро-Балтийского канала, слава Богу, пока нет. Ну, взятки. Ну, ментовский произвол. Ну, «издержки имперского прошлого» в тюбетейках по улицам рыскают. Так ты здесь не ходи — там ходи, чтобы в башку чё-нить не попало и совсем мертвым не стал.

Более того, некоторые минусы нашего времени — например, запредельно дорогое жилье — предприимчивому человеку дают уникальный шанс, которого в иные времена не было. Продай свою хрущёбу и перебирайся на ПМЖ в более дешевую страну — чем не выход? По крайней мере, до кризиса этот алгоритм исправно работал.

То есть, в общем и целом, все сносно. Так какой же гондурас «просты люди» себе расчесывают (в том числе с прилепинской помощью)? Откуда в их жизни появляется боль?

Отвечаю: проблема в неконтролируемой диффузии. Их маленький мир не отделен от «путинского гламура» непроницаемой завесой. В итоге, они постоянно примеряют на себя чужие лифчики-трусики, считают деньги в чужих кошельках, шлют воздушные поцелую чужим тигрятам и осетрам — в общем, принимают чужую жизнь за часть своей. Более того, за лучшую ее часть. И добрый доктор Прилепин — из лучших, разумеется, побуждений! — предлагает им лечить этот понос слабительным.

Между тем, единственное безотказное лекарство давным-давно изобрели староверы. В свое время они, не моргнув глазом, признали власть Духовного Антихриста над Россией и миром, но… НЕ НАД СОБОЙ. И боль ушла навсегда!

Если «путинский гламур» не имеет в твоем сердце прописки, если все, чем живут его верные адпты, для тебя — сон и морок, для боли не останется места. Во внутренних покоях будет чистота и порядок. И в насмешливых глазах не мелькнет ни тени беспокойства, когда какая-нибудь приблудная гламурная свинка хрюкнет в твою сторону заморское слово «лузер».

Но это мало кому под силу. Люди продолжают «болеть за наших» в очередной «газовой войне», кажут дулю далекой Америке и гордятся «Олимпиадой в Сочи». То есть, втягиваются в «путинский гламур». Сопереживают ему, а значит — соучаствуют. А назвался груздем — полезай в кузов (добивайся успеха). Нет? Ну, тогда ты — действительно, лузер!

И это — не оскорбление, а констатация факта.

Добрый доктор Прилепин не сдается и предлагает «интенсивную терапию» — протест. Однако, и тут «простого человека» ждет разочарование. Дело в том, что, требуя «перемен», мы легитимируем фундаментальные основы того, что собираемся менять. Даже стремясь все разрушить «до основанья» мы чисто эмоционально связываем себя с разрушаемым объектом — пускаем его в наши внутренние покои. А значит, боль остается… Правда, я таких «идеальных оппозиционеров» не встречал. Те, которых встречал, — даже самые радикальные — нет-нет да и поддержат власть в каком-нибудь ее начинании. Классический пример: нацболы, воспевающие «город-герой Цхинвал».

То есть, упрек Авена справедлив: если признаешь эту страну своей, живи по ее «понятиям». А тот, у кого нет миллиарда - тот, как известно, идет в жопу.

«Почему мне запрещают протестовать?» — хватается за последнюю соломинку Прилепин и… тем самым легитимирует право Авена запрещать. А заодно показывает свою ахилесову пяту.

Дело в том, что сам Захар — честный, талантливый, прекрасный — явление, возникшее в рамках «путинского гламура». В каком-то смысле именно пресыщенные деликатесами авены дали ему тот кусочек успеха, который у него сегодня есть. Точно также век назад пресыщенные московские буржуа шли в Камергерский переулок смотреть пьесу «На дне». Попугаться, попереживать. Острые ощущения. Адреналинчик-с... Это было не только самое счастливое время для Горького, но и, наверное, единственное время, в котором у него была своя «экологическая ниша». Когда буревестник долетел до пункта назначения, Горький со своими «несвоевременными мыслями» получил своевременный поджопник от Ленина, потом долго загорал на Капри, а когда окончательно загорел, Сталин ему выписал путевку в могилу...

Это я не к тому, что к власти прейдут нацболы и Прилепину тогда не поздоровится. Это я к тому, что писатель Прилепин (в отличие от Прилепина-человека) живет-таки в мире, в котором Авен — бог, а не надутый дурак. И с этим ничего нельзя поделать.

Свинки же его ненавидят вовсе не за «большевизм-с», а за то, что прилепинский успех достался ему не по «понятиям», а по барскому капризу (талант в «путинском гламуре» — вообще, не ценность, а «отягчающее вину обстоятельство»).

«Как же так?!! Мы сосали, как пылесосы, а этот все даром получил!!!» — канючит челядь.

А барину пофиг. Он, развалясь в кресле, «дискутирует с карбонарием» в свое удовольствие. Между лафитом и клико.

«Екатерина вон с Вольтером переписывалась. И я хочу!»

Прелесть этой мизансцены состоит в том, что в окошко за спиной Авена уже заглядывает его убийца — кризис.

Причем, Авен его видит (третьим глазом). А стоящий перед ним Прилепин — нет.

Владимир Голышев, АПН - 2008-10-31

Купить книги:

               

 

Соратники и друзья
Сергей ШаргуновНовая газета в Нижнем Новгороде Нижегородская люстрация

На правах рекламы: