«Так жить нельзя!» А как можно?

То, что сегодня происходит с русским человеком, - самые прямые последствия распада сознания, который коснулся всех.

За несколько десятилетий мы с нездоровым сладострастием разрушили все мифы, что крепили национальное сознание, а теперь озираемся диковатыми глазами и говорим: «Озверел народец-то, озверел!»

Ну а как ему не озвереть, когда он не знает, кому поверить, где сердце успокоить, когда вся история наша оказалась чередой правления бездарей и кровавых параноиков, и живём мы в чёрной дыре с вечным рабом в душе, и всякая традиция у нас поругана, вплоть до традиции рожать детей и свою землю беречь.

А ещё и реальность такая вокруг, что раскрытыми глазами на неё смотреть больно, как на сварку.

Люди в России на бытовом уровне ещё не разучились верить друг другу; но там, где речь заходит о государстве, сразу наступает кромешное безверие. Что это, чёрт побери, за страна настала такая, где уже никого не удивишь рассказом о чиновнике, который плут и живёт на откатах живёт на откатах, милиционере, который вор и чистит карманы задержанным, судье, который независим только от собственной совести, и депутате, купившем себе место в парламенте за семь миллионов долларов?

И не надо говорить мне, что всегда было такое. Я ещё помню, как бушевали толпы году в 91-м и как реагировали люди на статьи в «Огоньке» или в том же «АиФ» году в 89-м. «Так жить нельзя!» - кричали по всякому поводу.

Сегодня - опубликуй чуть ли не любую статью того времени с новыми датами - никто и глазом не поведёт.

Потому что окосеешь вконец, если будешь глазом поводить на каждую несправедливость, из которых соткали мы новое время для себя. Мы всерьёз себя убедили, что философией всей нации способна быть сказка про лягушку, которая била лапками, взбила сливки и оттого не утонула. А если в соседней крынке кто-то утонул, ну так он был... как это теперь говорят... О! Неконкурентоспособен. Мало того, нерентабелен. Неэффективен, наконец.

Нет, так дело не пойдёт. В иной ситуации русскому человеку утонуть проще, чем суетиться за свою шкуру. Пока во всякой, с южных гор до северных морей, русской душе живёт ощущение отсутствия большого, на весь мир, смысла жизни - так и будут тут зверствовать, бить инородцев за любой цвет кожи, но ещё больше, чаще и злее - подчёркиваю! - бить друг друга.

В России добро может быть и с кулаками, и с раскрытыми настежь объятиями. Это не самое важное. Самое важное для русского человека - огромный горизонт до седьмого неба и будущее, до которого хочется дотянуться изо всех сил, всем миром.

А я не знаю, какое у нас будущее. Никак его не разгляжу. Оттого и мира нет в нашем мире.

Источник: Аргументы и факты

Купить книги:



Соратники и друзья
Сергей Шаргунов