Андрей Бабицкий — о риторике Мити Ольшанского относительно ситуации в Донбассе и его упреков в адрес Прилепина

Я часто поминаю Митю Ольшанского в последнее время не потому, что у меня к нему есть какое-то личное отношение (я его не знаю и отношусь скорее доброжелательно и с неподдельным интересом), он просто некоторым образом является наилучшим генератором гневного уныния, продуцируемого средой людей, причастившихся к форме идеального недеяния, намеренных одной только силой недюжинной мысли изменить положение дел на донбасских фронтах.

Он тут упрекнул Прилепина, что тот засеивает головы добрых донбасских простолюдинов сладкими посулами относительно их героизма и что «все у них получается», тогда как за их спинами Кремль уже приготовил теплушки, чтобы всех скопом отдать украинцам на мучительное поругание.

Есть отрицательное знание, когда человек своими добросовестными и вредоносными заблуждениями сдвигает реальность в сторону наибольшего ее поражения — политического, военного и всякого другого.

Мне кажется, что Митя легко мог бы нейтрализовать в себе эту способность превращать любое твердое тело собственными стонами в яблочное пюре, если бы просто проехался, увенчанный кирасой и пернатым каким-нибудь шлемом по донбасскому передку, осушил бы свои голосовые связки горючими парами пороха, чтобы навсегда избавиться от предательского фальцета, сверкнул бы гордо темными еврейскими очами в ночной донбасской степи, волшебно расчерченной разрывами танковых снарядов.

Вот тогда его слово измерялось бы в каратах.

Захар — оно понятно — грубой выделки. Ему свою крестьянскую шкуру таскать по передовой — это как постучать деревянной головой о бревенчатую стену перед написанием очередной книги.

Андрей Бабицкий

Купить книги:

               

 

Соратники и друзья
Сергей ШаргуновНовая газета в Нижнем Новгороде Нижегородская люстрация

На правах рекламы: