Жить для дела размером с Россию

Одновременно вышли новые книги 30-летних прозаиков - долгожданный роман Дениса Гуцко "Домик в Армагеддоне" и сборник эссе Захара Прилепина "Terra Tartarara".

Гуцко и Прилепина принято сравнивать и противопоставлять.

Сравнивать - потому что оба тридцатилетние прозаики. Оба пишут о том, что прошли сами и хорошо знают: Гуцко - об армяно-азербайджанском конфликте; Прилепин - о чеченской войне и о том, как "делают революцию". Оба - лауреаты престижных литературных премий: Гуцко - "Русского Букера"; Прилепин - "Национального бестселлера".

А противопоставляют их по темпераменту.

Гуцко - автор медленный. Он молчал четыре года. В 2005 году вышел отдельным изданием его роман "Без пути-следа" (в журнальной публикации он гораздо удачней назывался "Русскоговорящий"). Судя по справке об авторе, это во многом автобиографическая книга о том, как русский по национальности, но родившийся в Тбилиси Дмитрий Вакула, отслужив в зоне армяно-азербайджанского конфликта, пытается снова найти свое место в изменившейся России.

В том же 2005-м Гуцко не без скандала получил за роман премию "Русский Букер" (против лауреата тогда выступил председатель жюри Василий Аксенов). И пропал. Теперь вышел его новый роман "Домик в Армагеддоне". Как и в случае с Митей Вакулой, герой новой книги Фима (Ефим) - отверженный.

Когда ему был год, мать погибла в автокатастрофе. Отец женился второй раз и хотел забрать сына в новую семью, где у него родилась дочь Надя, но бывшая теща не отдала - решила воспитывать внука сама. После смерти бабушки Фима еще попробовал пожить с мачехой, а потом ушел жить в молодежную организацию Владычный Стяг, которая соединила в себе армию и православие. В финале и отец Ефима поймет, что не способен к "нормальной жизни", и тоже уйдет в религиозную общину, противостоящую окружающему разгулу...

В отличие от Гуцко, Прилепин выпускает книгу за книгой. Он везде: на книжных полках, в периодике, в телевизоре. После романа в рассказах "Грех", за который он в прошлом году получил "Нацбест", успели выйти сборник "Ботинки, полные горячей водкой: Пацанские рассказы" и книга эссе "Terra Tartarara".

"Terra..." родилась из "ощущения, что Россия вот-вот обвалится на нас, а мы - обвалимся в нее, и будет это Terra Tartarara", - пишет Прилепин в предисловии. На самом же деле она не столько пугает, сколько рассказывает об авторе то, что, может быть, читатель о нем еще не знал. Например, что он гордится прежним Советским Союзом, в котором "медсестра забегала за мной, чтобы сделать прививку; соседка приглядывала за мной, малолетним, не прося за это у родителей денег; библиотекарь заглядывала ко мне, чтобы рассказать, что пришел из города "Электроник", и т.д. (эссе "Второе убийство Советского Союза"). Что он живет с женой и тремя детьми в двухкомнатной квартире и мечтал бы перебраться хотя бы в трехкомнатную ("Ответ Петру Авену на его рецензию на "Саньку"). Что он вообще склонен к некоторому мещанству ("Мещанство приятное и последовательное")...

Гуцко и Прилепина объединяет не только возраст и признание публики. Они оба писатели, что называется, "социальные". Оба стремятся к тому, что у Гуцко в "Домике в Армагеддоне" Фима назвал "жить для дела размером с Россию и не размениваться". Оба так живут и пишут - просто один склонен к сосредоточенному созерцанию, а другой постоянно рвется на баррикады. Хотя и питает слабость к "приятному мещанству"...

Наталья Кочеткова, Известия - 18.05.09

Купить книги:

               

 

Соратники и друзья
Сергей ШаргуновНовая газета в Нижнем Новгороде Нижегородская люстрация

На правах рекламы: