Майор Прилепин: писатель и политрук

В донбасской бойне, к сожалению, убийственно много лжи и лицемерия. Потоки контрабанды идут в обе стороны. Гуманитарные грузы разворовываются. Лучших из лучших часто убивают свои же.

Практически вся прошедшая неделя прошла под знаком Захара Прилепина, русского писателя. И мне, как другому русскому писателю, это радостно. Наконец-то в главных СМИ говорят не о политиках или актерах, а о людях слова. Однако повод — не литература, не текст, а повод военный и политический.

Захар Прилепин стал политруком в собранном им батальоне и майором ДНР. Погоны ему вручил лично Александр Захарченко. Вот после этого и забурлили СМИ и социальные сети.

Надо сказать, что всю мерзость, полившуюся на Захара, сконцентрировала в одном своем высказывании поэтесса Вера Полозкова: мол, выпью шампанского, когда Прилепина убьют. Можно ли ждать иного от людей вроде Полозковой, образовавших в России нечто наподобие «малого народа»? Полагаю, что нет.

Ведь людям этим свойственна поразительная избирательность. Они, например, молчат, когда узнают о Гуантанамо или Абу-Грейб, или о сожжённых людях Одессы, не выказывают протестов во время бомбардировок Югославии, но поднимают истеричный вой о боях в Алеппо. Хотя молчат, когда бомбят Донбасс. Когда есть такая  избирательность, нет и не может быть заботы о правах человека в принципе.

В случае с Прилепиным этот селективный подход проявился вновь. Вспомнили Захару и многое другое, сделанное якобы ради пиара: выпуск модных ватников, запись не слишком удачных рэп-композиций и многое другое, сведённое к пиару. Правда, меж тем, заключается в том, что в современной русской литературе нет человека, умеющего продвигать себя ярче и эффективнее, чем Захар Прилепин. Но может ли это использоваться как обвинение? Вряд ли. Скорее, наоборот. Мы просто отвыкли, что писатель — это не только складыватель букв и слов в предложения, но и трибун. Писателя должно быть много. И лично мне симпатична активность Захара.

Касательно же политики, общественной жизни, то такова традиция русской литературы. Горький, Толстой, Достоевский, Шмелёв, Булгаков, Симонов, Шолохов, Солженицын — бесконечен список тех, кто, чувствуя ответственность за судьбу Родины, самым деятельным способом участвовал в ее социально-политической жизни. Поступки Прилепина — вполне в традиции великой русской литературы.

В случае же майора ДНР это достигает еще большой глубины. И дело тут не в пиаре, конечно (или, для особых скептиков, не только в нем), а в том, что, на мой взгляд, Захар не мог поступить иначе. А если бы смог, то предал бы все то, о чем сам говорил последние годы.

В определенный момент Прилепин стал голосом новых донбасских республик. В данных интервью и выпущенных книгах  он, как мог, разделял судьбу Донбасса. Его письма, книги, интервью оттуда уже стали главным свидетельством эпохи в данной точке мировой карты.

Да, говорили, писали о Донбассе многие. За эти тяжелые годы мы увидели много диванных вояк, и писательские разговоры часто замыкались на теме Донбасса. Я сам встречал немало тех, кто, потрясая кулачками, кричал: «Украину надо отвоевать!» Но кто стал отвоёвывать, кто нырнул в самое жерло войны? Да никто.

Захар Прилепин поступил честно. Мне видится, что у него, в отличие от многих писателей, развито чувство долга. Он поступает, согласно своим воззрениям, согласно своей правде. Для любого человека это крайне важно, а для писателя — важно вдвойне. И это не может не вызывать уважение.

Разделяю ли я его позицию? Скорее нет, чем да. Потому что у этого конфликта нет и никогда не было военного решения. Никто не разрешит и не сможет продвинуться дальше определенной черты. Донбасс превращён в буферную зону, о которой, как правило, вспоминают лишь тогда, когда необходимо создать информационный повод.

В донбасской бойне, к сожалению, убийственно много лжи и лицемерия. Потоки контрабанды идут в обе стороны. Гуманитарные грузы разворовываются. Лучших из лучших часто убивают свои же. Территория республик, по большей части, контролируется бандитами. Сотни популистов наживаются на донбасской войне. А главное — мирная жизнь там не слишком отличается от военной: люди измучены голодом, холодом, нищетой, безденежьем. Они заняты там единственной наукой — выживанием. Был — знаю.

Без внятных гуманитарных программ восстановление относительно приемлемой жизни там невозможно. Но можно ли это сделать, говоря лишь о войне, призывая к войне, когда по обе стороны, по большей части, свои же? Кого и как наставлять на убийство?

Люди Донбасса — заложники ненависти и лжи по обе стороны баррикад. Пока будет запрос, война будет продолжаться. И с первого дня этого насколько бессмысленного, настолько и чудовищного конфликта мне видится лишь одна возможная позиция для писателя, режиссера, художника — это миссия мира, это антимилитаристская позиция, требующая прекращения войны.

В этой войне можно быть лишь на одной стороне — на стороне мира, на стороне правды. А правда заключается в том, что прежде всего страдают мирные люди, которые чувствуют себя брошенными, преданными. И они хотят лишь одного — мира.

То же — о правде, как о единственном герое — писал и Толстой в «Севастопольских рассказах». О них сейчас вспомнили многие; в том числе, по-моему, и сам Прилепин. Граф Толстой, не побоявшись, уехал на войну — сражаться за Родину. И мы помним военный пафос его первого рассказа «Севастополь в декабре месяце». Однако уже во втором рассказе «Севастополь в мае» Толстой показывает всю мерзость и глупость войны, в которой нет и не может быть героев. Само действо войны для него становится гадким, бессмысленным, он перестает понимать, для чего, ради чего она. И, наконец, в третьем рассказе эта бессмысленная жестокость войны, столь контрастирующая с высокопарностью патриотических лозунгов, достигает предела. После осознания этого и нарождается новый Толстой, для которого отвратительно любое проявление насилия.

Об этом перерождении великого русского писателя хорошо бы помнить сейчас, отправляясь — мысленно или физически — на войну, которая сама по себе ещё более абсурдна и бессердечна, чем война Крымская. Потому что в Донбассе чаще всего брат стреляет в брата, сосед убивает соседа, и нет и не может быть внятных объяснений, ради чего творится это кровавое затяжное безумие, от которого выигрывают отнюдь не те, кто бьётся на поле боя.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции. Ответственность за цитаты, факты и цифры, приведенные в тексте, несет автор.

Платон Беседин
РИА Новости Украина, 20.02.2017

Купить книги:

               

 

Соратники и друзья
Сергей ШаргуновНовая газета в Нижнем Новгороде Нижегородская люстрация

На правах рекламы:

Отзывы о цветы в стекле forever rose.
Засор канализации ногинск прочистка труб канализации и устранение засоров.