РИЧ & Захар ПРИЛЕПИН. «На океан»

И тех, кто пробует делить, мы объезжаем мимо
Кому Селигер, кому Донбасс, кому могила
Кому сарай и совесть, кому мозги и вилла
Кому не видеть ничего, кому взглянуть на небо
Кому палатка справа, кому вспышка слева
Когда идешь на компромисс — береги кабину
Нельзя быть честным наполовину.

В прилепинской дискографии — это пятый альбом, совместно с Ричем (Ричардом Семашковым) — второй, в 2013 году первым опытом стали сумрачные «Патологии». Мощная компания соратников заставляет относиться к альбому как к цельному проекту. «На океан» также отправились Бранимир, Александр Ф. Скляр, отчасти неожиданный Андрей Машнин, предводитель нашумевшей на рубеже веков ядрёной питерской команды «Машнин-бэнд», Ганс Ульянов, Хаски и Иван Охлобыстин. В отличие от элефанковского «Охотника», приглашённые здесь не выглядят необязательным дополнением, каждый вложился достаточно весомо. Посему предполагаю, что создатели альбома подразумевают некую концептуальную подоплёку, тем более и «Пацан», и «Наполовину» уже проходили на других пластинках, но в «Океане» вполне уместны.

Дюжина номеров, каждый второй с поп-потенциалом. Пожалуй, разные блоки песен могут работать на свою аудиторию. И зацепить «На океан» может совсем не только рэп-аудиторию. Которая, впрочем, давно уже не носит нишевого характера.

Тексты интересные, непростые, иногда с избытком, хватает цепких слов и строчек. Прилепин всегда ценил деятельность Кёртиса Джексона, известного всему миру как 50 Сеnt, и в альбоме уважение вновь проявлено. Но знаменитый американец творит гангста-рэп, а Рич-Прилепин скорее ориентированы на альтернативный рэп, благо пересечений с иными стилями хватает. Ну и, конечно, для того же 50 Сent читка — это форма пения, наши рэп-герои пока к этому только идут.

Американский историк Биллингтон полвека назад назвал свой опыт истолкования русской культуры «Икона и топор». Здесь в первой же композиции «наша идея» не без вызова усиливается: «икона, бердана, кагор и топор».

«На океан» — «пацанские» истории со здоровой агрессией, нечастым ныне мужским взглядом на реальность, сложным переплетением жизни, смерти и бессмертия. Так, без навязчивой мифологии  возникает пафос перерождения.

Прилепин последовательно отстаивает своё видение мира, темы, представления. И заметная часть негатива связана с тем, что его порой оценивает «центровая» богема, в то время как культурный и жизненный опыт Прилепина, которым он явно дорожит, связан с русскими регионами. Он не «завоёвывает» столицы, а скорее совершает вылазки и с чувством выполненного долга удаляется назад. 

Принципиально важна здесь и поколенческая тема. На этом, например, построены «Титры» — казалось бы, несколько удивительное посвящение любимым актёрам Микки Рурку и Вэлу Килмеру.

Почти уже афоризм «Серьёзные люди испортили мир» напомнил мне «Полюс» Александра Непомнящего с репликой про разумных мальчиков и девочек, изгадивших весь мир. Там тоже замышлялся побег-путешествие из душных «объятий» современного общества.

К двум композициям приложил руку Александр Ф. Скляр. Финальная «Наполовину» имеет своим основанием строки из «Ад-и-Рай» — «нельзя быть честным наполовину»; в номере «Столица» проявляются «Маршруты московские», но без благости оригинала. Депрессивная изнанка мегаполиса напоминает о боевике Скляра и IFK «Я живу в Москве» времён «Учитесь плавать». Это совсем не место силы, скорее наоборот — зона, порождающая хаос, «собственный мозг поедает столица».

Насыщен альбом и литературными аллюзиями, благо Рича считают литературоцентричным рэпером, а про писательство Прилепина можно уже специально и не упоминать. Название альбома и одной из ключевых композиций отсылает к роману Леонида Леонова «Дорога на океан» (как-то Захар называл его своим любимым), вышедшему в свет в середине тридцатых годов ХХ века. Это многоплановое произведение, со сложной структурой сюжета, одновременно с линиями реализма и утопической фантастики. У Леонова также звучит тема путешествия, совмещения времени и пространства; образ Океана как символ бытия, а дорога к нему — путь к вечности. Всё это мы с лёгкостью находим у Рича/Прилепина. Только здесь ещё имеется и «91-й», отменивший мир, где жили и сражались герои Леонова.

На океан — стало быть, до края земли. Некогда способность дойти до такого края зависела только от воли человека. Потом земля стала шариком, висящим в бесконечном космосе, и край земли перестал волновать дерзких искателей. А потом был низложен величественный праотец Океан. Представление «о вольном множестве вод» распалось. Рич и Прилепин — о тех и к тем, кто, несмотря ни на что, способен услышать зов и ступить на дорогу к Океану.


Андрей Смирнов
www.zavtra.ru, 28.04.2016

Купить книги:

               

 

Соратники и друзья
Сергей ШаргуновНовая газета в Нижнем Новгороде Нижегородская люстрация

На правах рекламы:

Отрезное усорезное оборудование по алюминию пвх (фрезерные, торцовочные станки) graule
Лучше на diplomys-site.com/spec/medsestra/ диплом медсестры купить.