Запредельный Прилепин

Пацанские рассказы на сцене «Театрального ковчега». Скопинский молодёжный театр «Предел» с родины зарождающегося русского литературного классика представил своё видение Антисолженицына и Антиакунина.

Не так страшно современное искусство, каким его пытаются выставить сторонники теорий «всё пропало» и «раньше трава была зеленее». Бесконечные Мольер, Шекспир, Чехов и Зощенко и иже с ними по-своему хороши и имеют моральное право возрождаться на театральных подмостках в новых лицах, но если душа просит чего-нибудь эдакого да про наше время — не отбрыкивайтесь и не гасите порыв, многое потеряете.

Из прозы Захара Прилепина – русского писателя новейшей волны – спектакли можно лепить, как из хорошего дрожжевого теста. Повествование неизменно от первого лица, простейший, но не примитивный язык, фольклорные изюминки из старых словарей, вкраплённые в городские разговорные лексические конструкции, — что ни говори, а шарма этому творчеству не занимать. И не только языкового – человеческого.

«Ты чё такой похнюпый?» — название моноспектакля в исполнении скопинского актёра Михаила Сиворина цитирует сочный вопрос из прилепинского рассказа «Колёса», презентованного нашей публике. Грустное и трогательное произведение об эпохе безвременья русской глубинки конца 90-х – начала 00-х. Когда старые смыслы приказали долго жить, а новый мир так и не надумал появиться. Несколько молодых парней весело и с огоньком копают могилы, зарывая в сырую землю прошлое, настоящее и будущее… Пьеса не для юных светских львиц и не для мальчиков-мажоров, а для тех, кто хочет понять трагедию выброшенного на обочину поколения неприкаянной России, или для тех, кому она близка на клеточному уровне. Или даже так – для тех, у кого есть сердце в самом широком смысле этого слова.

Героя Прилепина не хочется изваять из гранита в виде десятиметровой статуи с волевым подбородком. Он ничуть не пафосен, часто малодушен, временами труслив, эгоистичен, где-то глуп, где-то идёт по наименьшему сопротивлению… находится во власти мелких страстей, стереотипов, вредных привычек, как правило, бесшабашен и абсолютно не героичен, что ли. Читаешь его путь от первого лица и думаешь: «Господи, да это ж я в 2006-м! А вот это – мой кореш из соседнего двора, такой же болван! А вот это – тот, которого мы хоронили 10 лет назад в закрытом гробу, не вернувшегося из армии». Как не похожи они все, эти могильщики из шпаны, на «сверхчеловеков» русской литературы XIX – середины XX века, даже самых отвергнутых.

Поэтому Прилепин и близок России, как были близки Шукшин, Белов, Распутин, Абрамов – певцы умирающей русской деревни. Почвенник, но ближе, чем Солженицын, потому что без горсти пепла для посыпания им бритой головы. Временами постмодернист, как Борис Акунин, но без вульгарности и языковой вычурности только ради самих вульгарности и вычурности.

Поэтому на Прилепина стоит идти, как бы мы ни любили Чехова и классиков. Современное искусство может быть близким и понятным, вне зависимости от возраста.

Сергей Рунько
Газета «Вперед», 08.05.2018

Купить книги:

               

 

Соратники и друзья
Сергей ШаргуновНовая газета в Нижнем Новгороде Нижегородская люстрация

На правах рекламы: