В спектакле по Прилепину натуральная отбитая печень сыграла главную роль

Только оркестровая яма ДК им. Ленсовета спасла зрителей от самого непосредственного контакта с искусством. Московские зрители "Допроса" по повести Захара Прилепина, говорят, жаловались, что получили «бонус» виде кусков натуральной кровоточащей печенки, летевшей в зал. Запредельный натурализм был призван помочь соотечественникам в зале справиться со страхами главных героев, которые, как ни крути, живут в каждом из нас.

Захар Прилепин и сам не знает, что делать его героям. Актеры Михаил Сиворин и Роман Данилин, вдвоем сыгравшие всех персонажей повести «Допрос», тоже так и не смогли сказать, как бы поступили в ситуации своих персонажей. Михаил Сиворин, общаясь со зрителями, признался, что дать в морду заводскому рабочему смог бы легко, а вот полицейскому, даже опустившемуся до истязаний и насилия, не смог бы. "Барьер, - сказал, - бить лицо тому, кто при исполнении". Герой того, который «при исполнении» тоже не бьет, только замахивается, но вместо удара остаются тающие в воздухе размашистые движения. Всех людей такого типа он характеризует простыми буквами алфавита.

"МУ"

Мужиками герои становятся по ходу действия, хотя у них есть множество поводов, чтобы сломаться. Молодой парень, "ботаник", "читала" и друг его Леха, книг толком не знавший, попали под подозрение в убийстве. Следователь разбираться не настроен - есть же и свидетельница, и улики. Дело за малым - "расколоть". Режиссер Владимир Дель, в российских столицах больше знакомый по другому своему "творению" - сыну Илье, уже снискавшем славу на театральном поприще, людей на сцене не бьет, да и вообще артисты говорят о героях в третьем лице. Однако натурализм при этом зашкаливает: боль и кровь не просто театральная, она долетает до зрителей в прямом смысле слова - ошметками печени. Следователь ее терзает ударами пластиковой бутылки, «отбивает внутренности» точными ударами, не оставляющими следов, а рядом корчится актер.

По окончании спектакля у Прилепина с труппой был небольшой творческий вечер. Обычные вопросы и восторги. Трижды в разных вариациях писателя просили назвать главный переломный момент его жизни, считая, что все описанное должно быть личным опытом. Трижды Прилепин называл разные причины, говоря, что вех в его жизни предостаточно.

"ДА"

Да, молодые актеры уже покинули родной для них, режиссера Деля и самого писателя Прилепина Скопин под Рязанью, но некая провинциальность - не в дурном смысле, а в народном, том, что Прилепин называет "географической неизбежностью", - сквозит в их немного примитивной, читай, интуитивной игре на уровне инстинктов. Они снимают первую проститутку, напиваются и танцуют на сцене настолько от души, с такой дикой самоотдачей, что веришь в из полный аутентизм.

Однако сами артисты уверяют, что не ходили по полицейским участкам в поисках сцен насилия, даже в армии не служили. Они, конечно, по жизни мужики, каждый день это доказывающие своим поступками себе и миру. А со спектаклем, во честное слово: "Все игра". Ничего личного.

Зато Прилепин поделился: мол, не шел на поводу у тренда ненависти к полиции. Его повесть - три реальных жизненных истории, собранные в одну. На самом деле, следователь, ошибившись в подозреваемом, пригласил невинно обвиненного в сауну с проститутками. И все остальное тоже было. Только вот не сказал Прилепин про то, что по обычной привычке людей, смотрящих телевизор, их интересовало. Бутылка с минеральной водой, которой был оскорблен герой без имени Николаев, - он ее в какой настоящей жизни подсмотрел? На новостях про ОВД Дальний? Или эту дичь и раньше знали, но общество было не таким озлобленным и накрученным?

"КИ"

Китча, - вот его единственного не хватило в "Допросе". Артисты и режиссер так и не довели ситуацию до полного абсурда, не вынесли окончательный и безоговорочный вердикт тому, о чем играют. Потому и танцы, и мультифункциональность актеров, успевающих переодеться, пока напарник договаривает последнюю реплику, и выйти на сцену уже то опером, то следаком, то подругой Ларкой, то бабкой, - местами напоминали капустник, а не социально-ответственную акцию.

Так что не поленитесь книгу прочитать, тем более, что "Допрос" вошел в сборник "Восьмерка", который не так давно закончили экранизировать и скоро фильм Алексея учителя выйдет в прокат. Читателям стоит самим пережить ужас даже не самого допроса, а ломки простого человека в жерновах системы.

Ксения Потеева, «Фонтанка.ру» - 30 января 2013

Купить книги:

               

 

Соратники и друзья
Сергей ШаргуновНовая газета в Нижнем Новгороде Нижегородская люстрация

На правах рекламы: