Учитель завел «Восьмерку»

Захар Прилепин: «Может быть, тоже сыграю одну из ролей»

Безымянный промышленный город, конец девяностых. Четверка друзей — Герман, Лыков, Грех и Шорох — служит в ОМОНе, а в свободное время колесит по округе на потрепанной «восьмерке», выискивая банду и его главаря, который из ревности пообещал одного из омоновцев «посадить на нож». Так вкратце звучит сюжет фильма Алексея Учителя «Восьмерка», съемки которого ведутся полным ходом в Петербурге. Как говорит режиссер, «каждый раз, когда спрашивают, о чем фильм, я начинаю пересказывать и с ужасом понимаю, что получается совершенно банальная, сериальная история». Небанальной ее делают две фамилии авторов: писатель Захар Прилепин, чья одноименная повесть легла в основу сценария, и выдающийся сценарист Александр Миндадзе, адаптировавший «Восьмерку» для кино.

Текст повести «Восьмерка» Алексей Ефимович получил от Захара еще в рукописи, задолго до публикации. И, заручившись его согласием на экранизацию, пригласил присутствовать на всех этапах подготовки картины. Ведь несмотря на несколько попыток экранизировать Прилепина, «Восьмерка» — первая из его книг, которая имеет все шансы добраться до кино.

— Я был на съемках в самом начале процесса, пообщался с актерами, — вспоминает Захар. — С прекрасной Дашей Урсуляк, дочкой Сергея Урсуляка, которая снималась в «Ликвидации». Познакомился с Артуром Смольяниновым и другими ребятами, которые исполняют главные роли. До этого я был на кастингах, на обсуждении сценария с Миндадзе. Я всем очень доволен. Может быть, даже сыграю одну из ролей.

— Не было страха, что сценарист все перепишет и переделает по-своему в вашей повести?

— Да мне все равно на самом деле. Потом, Миндадзе — профессионал, я всецело доверяю его видению. Он сделал все немного по-другому: была свита одна веревочка, а он ее расплел на волокна и связал новый узор. И получилось очень любопытно: те же герои, та же история, та же психология, а ключевые сцены, начало и конец связались в немного другие бантики. Да, были редкие моменты недопонимания и с моей стороны, и с его, но мы раз десять встречались и под мудрым руководством Алексея Учителя все довели до ума.

— Прилепин поступил мудро, — в очередной раз хвалит своего друга режиссер. — Потому что первый, кому я предложил написать сценарий, был, естественно, он. Но он молодец, сказал: я умею писать повести, рассказы и романы, а сценарии нет. Честно в этом признался и очень обрадовался, узнав, что его согласился написать Миндадзе.

Главаря банды играет Артур Смольянинов. Сергей Пускепалис — начальника ОМОНа. А вот четверку главных героев выбрали из молодых, пока неизвестных, артистов.

— На главную мужскую роль я утвердил Алексея Манцыгина, которого нашел в Омском драматическом театре, — рассказывает Учитель. — Мне кажется, это будет «бомба». Очень интересный Павел Ворожцов, Артем Быстров — оба из чеховского МХТ. И Александр Новин из Театра наций.

«Лыков был чернявый, невысокий, похожий на красивого татарина парень, в юниорах брал чемпиона Союза по боксу. Дрался всегда спокойно и сосредоточенно, с некоторым задумчивым интересом: оп, не упал, оп, а если так, оп, и вот еще снизу, оп.

Грех, напротив, дрался, как чистят картошку в мужской компании, — весело, с шуточками, делая издалека длинные пассы и попадая в любую кастрюлю так, что холодные брызги летели во все стороны. Если прилетало ему — то стервенел, хватал что ни попадя с земли, потом сам не помнил, как дело было.

Шорох славился беззлобностью характера, почти всегда улыбался, щурились разноцветные глаза. Лицо у него было как будто обмороженное — оттого на его щеках всегда странно смотрелась щетина: бомжа напоминал. Но ему шло, мне он казался симпатягой, только девушки не всегда разделяли мое мнение. Что с них взять, дур». (Захар Прилепин «Восьмерка».)

Дарья Урсуляк играет ту самую девушку, из-за которой произошел конфликт между бандитом Артура Смольянинова и омоновцем Алексея Манцыгина. Вот как она описана у Прилепина:

«Гланька была в черных брюках, в белой короткой рубашонке, на высоких каблуках, глазастая, с улыбкой, в которой так очевиден женский рот, язык, и эти, боже ты мой, действительно влажные зубы.

Она не то чтоб танцевала, а просто не прекращала двигаться — немножко переступала на каблуках, четко, как маятник, покачивала головой, влево-вправо, влево-вправо, чуть заметно рука с тонким голым запястьем отбивала по воздуху ритм, потом плечиком вверх-вниз, шаг назад, шаг вперед, и опять стоит напротив меня, как мина с часовым механизмом, которой не терпится взорваться».

Повесть Прилепина описывает события, происходящие в конце девяностых. Хотя в книге прошедшее время выдают только большие черные мобильники, которыми козыряют бандиты и не могут позволить себе купить омоновцы. Учитель сначала планировал перенести действие в наши дни, но позже отказался от этой идеи:

— Все, что происходит в кадре, выглядит поразительно современно. Десять—двенадцать лет, которые прошли, не то чтобы мало что изменили... Просто все актуальные проблемы того времени не решены по сей день.

Режиссер выбрал три основных места съемок. Во-первых, Кировский завод. Не только внутренние помещения, но и внешнюю инфраструктуру.

— Это не просто завод, а целый город: с улицами, памятниками. Мы планируем очень плотно использовать пространство. Оно у нас будет играть роль условного промышленного города, название которого мы не раскрываем.

Во-вторых, запланировано несколько экспедиций под Питер, в основном в Кронштадт и Сестрорецк. И наконец, группа проведет несколько ночных смен в одном из крупных клубов Петербурга, где, по сценарию, происходит первое знакомство героев Алексея Манцыгина и Дарьи Урсуляк.

— Алексей Ефимович, не так давно ваш коллега, продюсер Сергей Члиянц, в публичном пространстве жаловался, что у него несколько раз не получилось запуститься с фильмом по Прилепину. У вас не было проблем с поиском финансирования на кино по повести горячего автора?

— Сергей и правда затевал фильм по замечательной книге Захара «Санькя». И даже мне предлагал это делать. Я знаю, что и другие режиссеры пытались за него взяться. Но тот проект не состоялся по разным причинам. Я не думаю, что здесь сыграли роль только политические мотивы. Любое кино не так просто достается. Проблемы с поиском финансирования были и у меня, но, слава богу, не связанные с именем Захара Прилепина. Не знаю, посмотрим, как будет на выходе...

— Кроме прочего, Захар известен своей активной гражданской позицией, выражаемой иногда в довольно резкой форме. Вы же выступаете, как правило, не так категорично. У вас на этом поле, ну хотя бы в оценках современных реалий, не бывает споров?

— Конечно, споры встречаются, но никаких принципиальных разногласий нет, иначе мы бы просто не смогли работать вместе. Да и никогда бы Захар не дал чужому человеку свою книгу, которой он наверняка дорожит. И потом, необязательно только громко высказывать свою позицию. Можно и в разговоре с товарищем один на один обсудить, что происходит. И в этой стране, и у тебя в голове.

— Еще вчера вы были в Москве. Сегодня целый день провели на съемочной площадке в Петербурге. В каком из городов вам комфортнее?

— Если бы я жил постоянно только в Москве или только в Петербурге, наверное, я был бы совершенно другим. А переезд из одной столицы в другую дает мне какое-то равновесие — и душевное, и эмоциональное. Думаю, что это влияет и на то, что я делаю.

— Вы определились с жанром фильма?

— Если говорить современными терминами, то это криминальная мелодрама.

— То есть и постреляют, и повзрывают, и в любовь поиграют?

— Взрывать уж не будем. Постреляем только чуть-чуть. Но зато подеремся как следует. Это помимо основной драматургической линии.

"Московский комсомолец" - № 25902 от 28 марта 2012 г.

Купить книги:

               

 

Соратники и друзья
Сергей ШаргуновНовая газета в Нижнем Новгороде Нижегородская люстрация

На правах рекламы: