«Люди слова» почитали и послушали слова Прилепина

В Музее литературы Серебряного Века в Москве прошли публичные чтения романа Захара Прилепина «Обитель» — текст на разные голоса читали актеры и музыканты, слушали — самые разные люди.

Про «Обитель» сказано и написано уже столько, что и упоминать книгу не очень удобно: приходится глаза щурить, как при взгляде на солнце. Пользуясь случаем лишь, поздравляем от всего «Ридуса» Захара со столь ошеломительным, хотя и заслуженным, успехом.

Я отношусь ко всему этому иронически, я знаю себе цену, но глядя на всю эту суету куда чаще ощущаю себя Хлестаковым, чем Гоголем. Есть ценности и вещи, которыми я дорожу многократно больше, чем любым успехом, и этих вещей очень много. У меня есть место, куда мне можно вернуться. И внутри есть это место и снаружи есть такие места, Захар Прилепин о своем сегодняшнем успехе.

Поэтому сразу расскажем о самом мероприятии. «Обитель», точнее избранные места романа, читали вслух фронтмены группы 25/17 Андрей Позднухов и Антон Завьялов, актер Андрей Филиппак и Алексей Шутов. Музыкальное оформление вечера также осталось за 25/17 — Богдан Солодовник и Рустам Мунасипов выступили в непривычном для них бард-ключе, играя в две акустические гитары.

Впрочем, вряд ли в музее в этот вечер находился человек, для которого происходящее было бы привычным и знакомым. Даже автор произведения, приглашенный в качестве зрителя/гостя, причем, изрядно опоздавший из-за московских пробок, выглядел несколько растерянным — хотя уж Захару точно не привыкать к литературным событиям любого формата. Терялись и сами «чтецы-декламаторы», хотя для них выступление на публике — профессия.

Легкие «помарки» в чтении объяснялись в первую очередь тем, что вечер «Обители» был сделан почти экспромтом, на голом энтузиазме — и перед выступлением было лишь несколько прогонов. Но публика приняла заминки с понимаем — при работе со столь значительным материалом «человеческий фактор» неизбежен.

Это был большой подарок и большая радость. Я всегда немного страдаю на спектаклях по своим текстам — сразу слышу, что надо было сделать иначе, не так. Но здесь искренний и мощный актёрский заряд и музыкальная составляющая были настолько очаровательны, что я часто просто забывался — мой ли текст, не мой. Это самое главное ощущение. Значит что-то работало помимо текста, Захар Прилепин о прошедших чтениях «Обители».

Публика, кстати, собралась фантастически разнообразная. От спортсмена и продюсера Евгения Березина до банковских клерков, от светских литературных дам до панк-дипломата А. Ф. Скляра. Андрей Позднухов, он же «Бледный» из 25/17, прокомментировал такой разброс следующим образом:

У нашей группы слушатель регулярно обновляется. Были рэперы, были футбольные фанаты и прочие спортсмены, теперь вот появились интеллигентные дамы. Мы этому уже не удивляемся — только радуемся. Мы же «ловцы человеков»…

Непривычная разношерстность публики, бросающаяся в глаза, действительно радует и заставляет задуматься.

Захар Прилепин — значительный писатель, возможно — самый сильный из современных людей слова. 25/17 — значительная группа, возможно — самая сильная из современных музыкальных банд. Но до недавнего времени (может, до этого самого вечера) они оставались ребятами «только для своих». В обеих случаях это была осознанная позиция.

…Многих нам не надо, свои поймут — главное… сообщали своим слушателям 25/17.

Прилепин же отказывался от приглашений в Кремль, попадал со своим «Санькой» в разные нехорошие «списки», по-прежнему дружит с «Дедом», ездит в Новороссию, и клеймит либералов «крапивным семенем».

Если где-то появится хотя бы десяток ребят, которые начнут без материального вспоможения заниматься реальными вещами — например, составят хоть какую-то конкуренцию нацболам — собирающим тонны гуманитарки в Новороссию, занимающихся там обменом пленных и сотнями других дел — тогда я готов общаться и с ними.

Ситуацию же в масс.культуре Прилепин прокомментировал так:

…Я слушаю только их (25/17), они читают только меня…

Шутка смешная и печальная одновременно. Значительная музыка и значительная литература оставались до недавнего времени чем-то субкультурным, самозамкнутым — и не в последнюю очередь потому, что Прилепин «экстеримст» и «фашист», а 27/17 — «фашисты», да еще и «рэперы». То есть они являлись чужими для «интеллигенции». (Обилие кавычек в предыдущей фразе — умышленно. Прим. авт.)

И вдруг эта самая либеральная публика, пресловутые «белоленточники» приглашают писателя Захара и поэтов Анта с Бледным в свой круг. Более того, приглашают как своих, и ждут трепетно.

Мне происходящее сейчас понятно и приятно. Люди что-то понимают сразу, что-то потом, это живой процесс, я тоже их понимаю. Когда даже юноша и девушка влюбляются друг с другом — они потом тратят целую жизнь, чтоб понять друг друга. Чего же от нас желать.

Ну и потом — тут я уже не о себе — я всю жизнь читаю Толстого Льва, или Есенина, или Леонида Леонова — и всякий раз понимаю что-то новое.

Отталкивать никого нельзя. Вчерашний случайный слушатель завтра может стать самым верным товарищем, прокомментировал происходящее Захар Прилепин.

Марина Перелешина является профессиональным преподавателем актерского мастерства и постановщиком голосов. (С 25/17 она занималась сценической речью и готовила Антона Завьялова к роли в «телемыле», которое так и не увидело свет). Именно на ее энтузиазме и состоялся этот литературный вечер — она стала режиссером чтений.

Важным элементом культуры 19 века являлись чтения литературных произведений. Как публичное мероприятие — в салонах, так и в обыденной жизни, когда ручной домашний труд, от вышивания до плетения корзин, сопровождался чтением вслух. Коллективное прослушивание произведения позволяет услышать смыслы, вложенные автором и чтецом, сопоставить их друг с другом и со своим собственным восприятием текста и его звукового воспроизведения.

В «Обители» параллельные истории сталкиваются в совсем другом контексте, там своя реальность, а мне интересно сталкивать этот текст с тем что здесь и сейчас происходит, не только с музыкой 25/17, но и с сегодняшней реальностью. Только так что-то и рождается, Марина Перелешина о «обительском» вечере

Это очень и очень важный процесс, знаковый. Что получится из этой «смычки улицы и салонов» — пока неизвестно. Но первое событие — читка «Обители» состоялось. И возникло взаимопонимание и взамопроникновение. Совершенно разные люди собрались чтобы не только послушать роман, но и услышать друг друга. Точкой соприкосновения стали 25/17 и Захар Прилепин. Которые не рэперы и не фашисты — а писатель и поэты.

Сергей 'Спайкер' Сакин, Ridus - 20 декабря 2014 г.

Купить книги:

               

 

Соратники и друзья
Сергей ШаргуновНовая газета в Нижнем Новгороде Нижегородская люстрация

На правах рекламы: