Во что верит Прилепин?

Захар ПрилепинЗахар Прилепин любит Проханова. Прилепин и Лимонова любит. Я не люблю Проханова и не потому, что он – коммунист-фашист-фрондер, и в свою очередь, любит Алика Макашова. Алик Макашов не понимает, что такое общечеловеческие ценности. Я иезуитски хладен к Лимонову, и не из-за того, что Лимонов нацбол. Но из современных росийских писак, несмотря на странное окружение троглодитского толка, мне милее всех –Прилепин, я, уж говорил вам как-то об этом. Выходит, что друг моего друга — не мой друг. Я узнал о Прилепине несколько лет назад. И прилепился! Его призвали как-то к порядку ведущие «Школы злословия» на ночное своё шоу. Писатель замечательный, почему его не “покрутить”? Мне любо творчество Татьяны Никитичны Толстой. Милы мне и фильмы Авдотьи Андреевны Смирновой. Но больше всего я люблю их «Школу злословия». Когда змейки собираются вместе, рядышком, шипят они более качественно и конъюнктурно, чем по отдельности. Но дифференцируют: ху-из-ху; селективны и чувствительны, как хороший коротковолновик, который “контрафээргэ”. Дуэт чудесен. Уж тандем, так тандем! Не то что…некоторые…

Он сразу мне очень понравился, этот Прилепин – такой же бритый налысо, как я. Такой же скинхэд. Как моя нянька про лысых говорила: “Башка блястит, як жидовские яйца”. Такой же, как я, приятный. Только он поджарый, и, немного, чуть-чуть, совсем, заикается. А может просто волнуется пред такими, блин, известными телематронами. Я подумал еще тогда – мне должна понравится его писанина. Ночные телезлыдни , Авдотья и Толстая на писателя шибко не наезжали. Понимали, видать, с кем дело имеют. Не с Жириновским! Парень воевал. Бедствовал. Вообще, человек, как говорят, с непростой судьбинушкой. Не мажор. А коли судьба ваша проста и сытна – хрен вы чего наваляете! Тут в писательстве ведь как? Поколотила жизнь человека, по своим колдоёбинам и выебинам по-растрясла, вот и хочется тому, вроде, как поделиться ощущениями, да впечатлениями с читателем, чтоб и нас отлихорадило и отодрало также, но… понарошку. В том и есть смысл всякого литературного творения. Делиться. Он — мне передал. Я — вам. Вы еще кому-то. Создается иллюзия общности. Конечно, иллюзия, она и есть иллюзия, но жить-то легче: «Вот и у него такое же было». Искусство — оно, для облегчения нашей земной участи.

Написал Прилепин не то, чтобы много, но качественно. В «Школе» его произведения активно обсуждались. Я тогда ничего ж из него не читал. Но телеразговоры вызвали в душе «милые будоражки». После передачи я все его книжки через «Озон» заказал. И прочитал тоже все. Хотя такое со мной случается не часто. Большая часть читаемого используется, как снотворное. Если сразу не «забрало», то — на боковую! У японцев, правда, наоборот. У них сначала ничегошеньки не происходит, и, лишь в конце книги сюжет начинает вертеться-извиваться. С японской литературой можно развить терпение и силу воли.

Прилепин оказался мастером и сюжета , и художественного, в самом высоком смысле, слова. Чего только стоит его «На улице мы застали дождь, и я размазал его по лицу»… Представляете, не дождь нас застал, а мы его! Или вот, еще «В сердце моем танцевала ласковая щекотка». Вам же знакомо это чувство? Его же трудно хоть как-то определить. Оно такое…это чувство…ы-ых…Захар Прилепин

Мне понравились его «Грехи» и «Патологии». Его «Санькя» навел на меня такую хмарь, что после прочтения я два дня ходил полудурком и мне не хватало воздуха. Задыхающийся имбецил! Эта сцена похорон отца… с гробом в зимнем ночном лесу! А вчера ночью я прочел его рассказ. Из довольно нового сборника. Рассказ называется «Ботинки, полные горячей водкой».

Ребята, я вас умоляю, прежде, чем читать дальше мои излияния, прочтите этот маленький рассказик. Мне очень хочется с вами о нем поговорить. Ну, пожалуйста, сходите по этой ссылочке http://magazines.russ.ru/druzhba/2008/8/pri5.html. Я же не на х…. вас, в конце-то концов, посылаю, на линк , уверяю, за сей труд вы непременно будете вознаграждены. Всё. Я жду. Не торопитесь. Сядьте поудобнее. Если сейчас не до этого, отложите на потом. Прочтите. Насладитесь прилепинском слогом.

Ну? прочитали…прочли? Как будет правильно? Захар, он на этот счет не особенно заморачивается. «…полные водки» или «полные водкой»? Какая разница! Ну, что, понравилось? Да? Не-ет? А я так после прочтения заснуть не мог. Часа четыре ворочался. И не маялся я, а всё думал…думал: о чем это он? Ну, раз «цапануло» по мозгам, значит, что-то резонирует с моими собственными заморочищами. Сюжет, конечно не «тру стори», а изобретенный Прилепиным, но «обретен» не снаружи, а из-нутри, из-обретен. Нет у него таких писателей-друзей «+7» и «-7» наяву. Живут они в его «лысом черепе». Растроен он. Не расстроен, а растроён. Три его. И меня три. Понятно, у него свои двое, кроме него, у меня — мои. И ему, бедному, приходится разрываться меж ними, спорить, мирить, даже распивать горячительные напитки со своими воображаемыми корешами.Я-то со своими не пью. Они меня раздражают. В этом и разница. Он с ними пьет – и он писатель. Я с ними не пью – я графоман. Средней злокачественности.

И пришло мне во время ночного бдения: а Белоголовый, ну, «плюс семь» – не Бог ли это? Тогда Черноголовый, младший братишка, безусловно — Дьявол. Точно. Оказывается, у писателя и у меня одинаковые поводыри, и небесный и инфернальный.

Наш бог — уставший, циничный, принимающий все, как должное. Завистливый. Честолюбивый. Похотливый, но моральный, учащий жизни, не интересующийся ничьим мнением. Мы с Захаром относимся к нему с иронией. К богу. С и-ро-ни-ей. А как-то еще можно? Не подтрунивая?

Наш Сатана — идеалист. Борец за идею. Наивняк, но красивый. В конце-концов, тоже разочарованный. К Дьяволуше ж иное отношение — любовь и сочувствие. На Дьявола у нас встает.

Ничего нет хуже неудобной обуви. Обувь — это закрытость. Обувь — это социальность (ты не один на планете!). Ботинки, красивые и неудобные — кандалы, оганичивающие свободу. На хуй тесную обувь! На хуй условности! На хуй классовую борьбу, демократию и политику. На хуй сталиниста Проханова! Проханова на мыло! Всех сталинистов – на гель для душа! Лимонова — на лимонад! Из Лимонова получится отличный советский лимонад. Вместо «пепси». Прилепин! Давайте перестанем бороться! Давай просто будем любить женщин. Без борьбы. Давай нарожаем побольше детей! Ты же так описываешь женщин! Ты так их любишь. Ты обожаешь детей. Ты любишь щенков.

Все-таки я заснул. Около трех ночи позвонил старый-старый друг Серега из Москвы. Триста лет не виделись и не слышались. Был он невменяем, в смысле пьян. Я ничего не разумел. Перезвонил ему утром. Не отвечает. Вскоре он ответил СМС-кой.

- Работаю. Оперирую. Вчера был пьян. Извини.

- Ностальгия заебала? – заслал я свою СМС.

- Все на свете заебало: ностальгия, либералы…- отвечает.

Жить стало легче. Жить стало веселей. У Сереги тоже кризис…

"Новый психологический журнал" - 8 июля, 2011

Купить книги:

               

 

Соратники и друзья
Сергей ШаргуновНовая газета в Нижнем Новгороде Нижегородская люстрация

На правах рекламы: