Русская литература едет поездом

В Красноярск прибыл (и сейчас уже отбыл) "Литературный экспресс". 40 писателей российского калибра едут из Москвы до Владивостока. Ночь, как правило, проводят в пути. В крупных городах - выходят к народу и день проводят с народом.

Идея

Проехав страну повдоль, писатели учинят более 200 мероприятий: встреч с читателями, "круглых столов", пресс-конференций. Мало не покажется. Слоган акции: "Писатели узнают Россию, Россия узнает писателей". Правда, путешествующий писатель Евгений Попов вносит небольшую коррективу: "Надо думать, писатели уже знают Россию. Ибо если они не знают Россию, какие они, к черту, писатели? А вот что Россия узнает писателей - это хорошо..."

Как сказали устроители, "даже самый нормальный писатель, прокатившись от Москвы до Владивостока, в конце пути станет ненормальным". Поэтому все писатели поделены на 4 бригады по 10 человек, а весь путь - на 4 отрезка. Уставших забирают самолетом и самолетом же подвозят новых и свежих. На перроне две бригады успевают обняться и чего-нибудь пожелать друг другу. Красноярск - как раз место такой "смены караула", встречи второй и третьей бригад.

Десант

В воскресенье в Красноярский край десантировались: Дмитрий Быков, Захар Прилепин, Евгений Попов, Леонид Юзефович и прочие (ждали еще Михаила Веллера, но тот заболел). Первым делом писателей везут в самое писательское место Красноярского края. В Овсянку, стало быть. В дороге экскурсовод рассказывает, что когда построено, какие монголоиды жили тут раньше и какие казаки к ним пришли.

На смотровой площадке "у осетра" - выгрузка гостей и осмотр местностей. Гостей приводят в изумление десятки замков, висящих на железных оградках. Местные объясняют: так, мол, в Сибири брачуются. Обычай такой. Отметиться у осетра и прицепить замок на ограду и чтобы на замке было "Оля и Коля" (или "Миша и Маша", по обстоятельствам). Годами вязали ленточки, а в 2000-е годы население стало основательным и вешает замки. Местный обычай приводит московских гостей в небольшой восторг. Ленточки-то вся страна вяжет, а вот чтобы замки...

Вышагивающие гости смотрятся весьма литературно. Матерый и бородатый Евгений Попов, бритый налысо Захар Прилепин в чертой куртке с готическими буквами. Прямо какие-то архетипы.

Дальше - могила Астафьева, дом Астафьева, дом бабушки Астафьева.

- Учтите, - говорит любезный экскурсовод, - Астафьев просил не называть в честь него ни село, ни улицу. Так что будем скромными (гости обязательно учтут, и Тверская не будет переименована по возвращении).

В библиотеке Овсянки, она же музей Астафьева, - гостям выложили их книги на отдельном столике. Подпишитесь. Вот что значит - "всероссийские авторы": почти каждому в сельской библиотеке нашлась его книжка. То есть можно порадоваться и за библиотеку, где много чего, а за авторов - мол, "дошли до простой сельской библиотеки".

Встречи

Дальше - писатели разъезжаются по встречам с народом. Прилепин в Железногорск, Быков в Дивногорск, Евгений Попов - аж в саму Большую Мурту, и т. д. Юзефовичу выпадает отдуваться за объявленного, но не явленного Веллера - в краевой библиотеке.

Трогательно в дивногорской библиотеке - на стеллаже, посвященном Быкову, лишь его журнальные публикации и ксерокопии обложек его книг. Самих книг нет. Говорят, "все до одной на руках у читателей".

Дмитрий Львович, как известно, универсален. Поэт, прозаик, публицист, репортер, телеведущий. Вопрос зала: кем Быков себя считает в первую очередь? Поэтом, отвечает Быков без колебаний. В России почетнее всего быть именно поэтом, полагает он. А когда нет вдохновения писать поэзию, пишу прозу, добавляет он. А 5-6 работ, на которых он работает журналистом, - вообще в третью очередь. Силы есть, и деньги нужны - почему бы и нет? Ну а раз назвался поэтом - тогда что? Надо читать стихи. С них и начинается встреча. Потом... читает стихи Михаил Успенский, красноярский фантаст, друг Быкова, захваченный им на встречу с собой, - а что? Шли смотреть одного писателя, получите двоих.

Выясняется, что фантаст-иронист Успенский еще и что-то иронично рифмует. Не поэт, конечно, по жизни. Но зал аплодирует обоим друзьям. Еще одна пара, дружащая со школьной скамьи, - наш писатель Эдуард Русаков и московский красноярец Евгений Попов. Сильно рады друг другу Захар Прилепин и Вячеслав Миронов (оба воевали в Чечне).

Нечто вроде встречи старых друзей и примкнувших к ним лиц. А на следующий день - перрон. Одни уезжают, другие приезжают. Сменщики - Лукьяненко, Дашкова, критик Немзер и прочие. Начинается еще один день.

Александр Силаев, "Красноярский комсомолец", 08.10.2008

Купить книги:

               

 

Соратники и друзья
Сергей ШаргуновНовая газета в Нижнем Новгороде Нижегородская люстрация

На правах рекламы: