"Национальный бестселлер" довели до "Греха"

В Петербурге в зимнем саду гостиницы "Астория" прошло вручение всероссийской литературной премии "Национальный бестселлер", созданной переводчиком и публицистом Виктором Топоровым. Восьмым лауреатом "Нацбеста" стал прозаик Захар Прилепин. За публичным голосованием членов жюри наблюдал МИХАИЛ Ъ-ТРОФИМЕНКОВ.

"Нацбест" был задуман как театральное действо: недаром ведущий церемонии Артемий Троицкий несколько раз сравнил его с "Евровидением". Но театральность не синоним легковесности. Ноу-хау "Нацбеста": прозрачная процедура номинаций, прилюдное голосование жюри, отказ от деления писателей по идеологическим принципам и цехового формирования жюри. Виктор Топоров печалится, если побеждает писатель с устоявшейся репутацией: Виктор Пелевин, Дмитрий Быков, Михаил Шишкин. Но счастлив, если премия аукнется скандалом, как в 2002-м, когда победил "Господин Гексоген" Александра Проханова, и тем более если она "откроет" писателя: так, год назад победила притча "Путь Мури" преподавателя военно-морского училища историка Ильи Бояшова.

Захар Прилепин вне категорий. Хотя он и возглавлял нижегородское отделение НБП, в его победе нет политического привкуса. Хотя он пил чай с президентом Путиным и бурно выступал в "Школе злословия", он еще не примелькался. Один из лучших российских прозаиков буквально ворвался в литературу романами "Патологии", основанном на опыте двух чеченских войн, и "Санькя", жестокой и отчаянной балладой о провинциальном революционере. Оба романа выходили в финал "Нацбеста". Но победа "Греха", романа в новеллах, за который проголосовали актриса Эмилия Спивак и литагент Галина Дурстхоф, аттестованная как "виртуоз продаж русских писателей, включая Владимира Сорокина и мастериц женского детектива, в Европе", не назовешь "исправлением несправедливости". Некоторые новеллы из "Греха", суммы деревенской и военной памяти автора, опыта работы могильщиком и вышибалой,— отличная мужская проза, напоминающая новеллы Эрнеста Хемингуэя, знаменитых "Убийц" и "Ночь перед боем". Упрекнуть автора можно лишь в том, что он наслаждается тем, как владеет словом, словно купается в тексте, не скрывая счастья сочинительства, даже если пишет об очень мрачных вещах.

Четыре конкурента Захара Прилепина получили по одному голосу. Илья Бояшов признался, что был не в силах сделать выбор из двух книг. "Человек с яйцом: жизнь и мнения Александра Проханова" Льва Данилкина способен заменить, по его мнению, любой учебник новейшей истории России. "Два ларца, бирюзовый и нефритовый" философа Александра Секацкого — якобы древнекитайский сборник экзаменационных вопросов для соискателей государственных должностей — изящно эзотеричны. Пришлось кидать жребий. "Трехлетняя Дианочка" разрешила сомнения члена жюри, вытянув бумажку с именем господина Секацкого. За Льва Данилкина проголосовал Борис Федоров, экс-министр, финансист, член совета директоров "Газпрома", автор англо-русского банковского словаря. Фигурист Алексей Ягудин удивил, выбрав "Мезенцефалон" Юрия Бригадира, густую алкогольную прозу сетевого кумира сисадминов. Отсутствовавший на церемонии галерист Марат Гельман предпочел "Людей с чистой совестью" Анны Козловой, откровенно и безжалостно расписавшей страсти и страстишки молодежи, искренне считающей, что никогда так хорошо не жила, как "при Путине".

Лишь "блокадный роман" Андрея Тургенева (псевдоним Вячеслава Курицына) "Спать и верить" не получил ни одного голоса. Но поражением, закрепляющим за автором статус почти что "проклятого поэта", он вправе гордиться. Вообще-то это скандал. Вступив на заминированную почву неописуемой блокадной темы, где направо пойдешь — станешь Александром Чаковским, налево — Даниилом Граниным, Андрей Тургенев нашел свой, третий путь. Блокада для него — часть вечного мифа, морока, проклятия Петербурга. В истории безумного и влюбленного алкоголика из НКВД, шлющего Гитлеру письма в бутылках и готовящего убийство адского Марата Кирова, возглавляющего, по версии автора, ленинградский обком, прочитывается "матрица" "Петербурга" Андрея Белого. Андрей Тургенев уже выходил в финал "Нацбеста" с романом "Месяц Аркашон": можно надеяться, что он, как Захар Прилепин, еще возьмет премию с третьей попытки.

«Коммерсантъ» № 99(3916) от 10.06.2008

Купить книги:

               

 

Соратники и друзья
Сергей ШаргуновНовая газета в Нижнем Новгороде Нижегородская люстрация

На правах рекламы: