Захар Прилепин: У русских исчезло ощущение будущего

Вышла новая книга писателя Захара Прилепина «Восьмерка». Бойцы ОМОНа, преступные разборки, захватывающий сюжет и, конечно же, любовь. Любопытно, что режиссер Алексей Учитель решил экранизировать повесть еще до ее публикации. О съемках фильма, о своем актерском дебюте и предстоящих президентских выборах Прилепин рассказал WordYou.

– Захар, как получилось, что режиссер Учитель решил экранизировать вашу повесть до того, как книга была опубликована?

– Лет так десять назад я, достаточно разочарованный в отечественном кинематографе, отправился с женой на премьеру очередного дурного (как мы предполагали) российского фильма. Это был «Дневник его жены» Алексея Учителя. После просмотра весь зал поднялся и стал восторженно аплодировать. Я, кажется, громче всех.

Вот так и состоялось мое заочное знакомство с Учителем. После этого я посмотрел его «Прогулку» и «Космос как предчувствие». Ну, что могу сказать? Это одно из оправданий существования российского кинематографа.

Официальное же знакомство состоялось чуть позднее, когда Учитель начал работать над фильмом «Край». Он искал сценариста. Я к тому времени уже опубликовал какие-то книги и стал, так или иначе, известен. Вот он на меня и вышел.

Мы познакомились, встретились на Мосфильме. В итоге «Край» писал другой сценарист – я почувствовал, что это не моя работа. Но с тех пор мы стали поддерживать отношения.

Учитель попросил, чтобы я присылал ему свои новые тексты. И когда я написал «Восьмерку» – тут же отправил ему. Он перезвонил на следующий день и сказал, что будет экранизировать.

– Алексей Учитель говорил, что книга будет опубликована только после съемок, но она уже появилась в продаже…

– Да, съемки фильма только начались, сейчас отснята лишь одна сцена… Все дело в моей, иронично говоря, меркантильности. Книга написана, ждать год, пока будет отснят фильм, не выгодно. Мне, как и любому человеку, нужны деньги. И в этом нет ничего удивительного – я многодетный отец.

Поэтому я сказал Учителю: «Леш, ну давай издадим книжку, ничего ведь не изменится, если она выйдет раньше». И он согласился. Мы решили – сделаем книжку, а когда выйдет картина, мы переиздадим ее уже с фотографиями актеров и атрибутикой фильма.

Смотрите меня в кино

– А вы принимаете участие в съемках?

– Еще нет, но в ближайший месяц я смотаюсь в Питер и посмотрю, что там происходит. Еще раз пообщаюсь с актерами, объясню им специфику. Никто же из них не работал в ОМОНе, да и с бандитами, думаю, тоже дел не имел. Поэтому какие-то вещи за кружкой пива мы с ними обязательно обсудим.

Кстати, пока это не точно, но планируется, что я появлюсь в одном из эпизодов фильма. Эта наша с Алексеем придумка.

К тому же я сменил амплуа – недавно сыграл роль в сериале, возможно, вскоре он появится на одном из центральных каналов. Так что я теперь еще и актер!

– Ваши книги очень кинематографичны. Вы бы сами, по какому своему произведению сняли кино?

– Да по всем! Ко всем своим текстам я отношусь с должным уважением, и с удовольствием бы каждый экранизировал.

К тому же это обоюдно выгодный процесс. Чем известнее книга, тем больше людей захотят посмотреть фильм. «Поколение П» Пелевина, например. Очевидно, что какое-то число поклонников автора пришло посмотреть фильм, потому что им стало интересно, как экранизировали любимую книгу. С другой стороны, и фильм помогает книге. Люди, не читавшие произведение – посмотрев фильм, пойдут покупать книжку, чтобы разобраться, как там все обстояло на самом деле.

Для смены власти нужны герои, а не статисты

– Герои ваших произведений – революционно настроенные граждане начала двухтысячных. Их характер и настроения с годами изменились? Чего они сегодня хотят? Это все тот же нацбол?

– Герои не всех книг, а только одной – «Санькя». Она написана еще в 2006 году, но сегодня тоже актуальна. И в будущем, я уверен, она будет еще актуальнее, лет так через 5-6. Поскольку тот протест, что продемонстрировали наши граждане на Болотной площади и на Проспекте Сахарова был такой невинный, розовый, мягкий и дружелюбный.

В «Санькя» совершенно другой сгусток пассионарности – радикальный, агрессивный. Я думаю, что реально заинтересованные в изменении порядка вещей россияне все же придут к мысли, что власть просто так не отдают. Её забирают. И не стоянием на площадях. Для этого нужны молодые агрессивные жертвенные люди, которые и описаны в моем романе. Надо отдавать себе отчёт, что если мы будем по-прежнему тихо ходить по площадям, все такие припудренные и театральные, то никакого изменения в стране не добьемся.

– Все сейчас требуют честных выборов. Звучит немного странно, поскольку кандидат – один.

– Это не совсем странно. Худо-бедно, но я отслеживаю ситуацию в школах, университетах и государственных предприятий. Сверху прилагается все для того, чтобы людей буквально принудить, запугать и заставить голосовать за Путина. Так почему бы не бороться за честные выборы, если в стране происходит такой беспредел?

Думаю, что при реально честных выборах Зюганов смог бы вывести Владимира Владимировича во второй тур. Здесь вот какая штука - сейчас важно даже просто осознать, что вероятность поражения власти не кажется фантастической. Путин, да, безусловно, выиграет выборы, но надо людям дать понять, что его можно по-бе-дить.

Это же не Царь зверей – это всего лишь человек, управляющий определенным механизмом. Но и этот механизм может давать сбои.

–Сами вы за кого пойдете голосовать?

– А я на выборы не хожу, честно говоря. Не в силу каких-то принципов, просто живу в одном городе, а прописан в другом. И морочиться с какими-то талонами или куда-то ехать – ну зачем? Мне не из кого выбирать.

То же самое касается и сегодняшних выборов президента – если бы был Навальный в качестве кандидата, тот же Лимонов или человек, который вызывает у меня доверие, – я бы пошел.

Грядет ли Навальная эра?

– Говоря о Навальном – вместе вы организовали движение «Народ». Вы действительно думаете, что в многонациональной и многоконфессиональной стране его идеи приемлемы?

– Движение «Народ» никогда не призывало «Бей врага смуглокожего, спасай Россию!», эта организация занималась отстаиванием прав значительной части коренного населения – как известно, у нас 80% русских в стране.

У нас сейчас много разговоров о западных цивилизациях, о толерантной Европе. Но в этой самой Европе в большинстве парламентов сидят правые партии. И там это никого не пугает столь сильно, как у нас.

Вся Европа далеко не мононациональна, как, собственно, и Россия. И если в европейских парламентах люди с правыми взглядами приемлемы (хотя они там куда зачастую более радикальны), то почему этого не может быть в России?

Мой национализм – имперского толка. В России империалист – это человек, которого устраивает глобальная система совместного проживания большого количества народов. В России мононацианализм – признак пещерного сознания и, безусловно, у нас это немыслимо, потому что наша страна априори всегда была империей. Но сохранение популяции русских людей – вещь важная и о ней надо говорить.

Русские люди не должны исчезнуть как вид, иначе мы потеряем русский язык, мы потеряем культуру, мы потеряем все те составляющие, которые всегда держали на плечах вот эту Евразийскую империю. Зачем об этом молчать?

– Как вы думаете, у Навального есть будущее как у политика?

– Да, конечно. Если его, конечно, не разорвут по частям все желающие перетянуть на свою сторону. И будущее у него есть.

Навальный – политик нового типа. Это молодой человек, с блестящим европейским образованием, свободно говорящий на иностранных языках. Помимо гуманитарного склада ума, что характерно для российских политиков, он обладает математическим, юридическим мышлением.

И я очень переживаю и болею за него.

Средневековье не кончается….

– Ваши герои, например, Санька, нежно любят свой край, испытывают ностальгию по своей стране, любит ее. Но, я, например, вижу сейчас, что люди как-то без особого пиетета говорят о том месте, где живут, о своей стране. С чем это связано?

– Ситуация сложнее, чем кажется. Патриотизм в России все равно присутствует. Посмотрите, например, как люди радуются спортивным победам страны.

Если предположить, что произойдет конфликт с какой-нибудь бывшей советской республикой и будут задействованы войска, процентов 70 населения придут в восторг от этого и будут говорить, давайте обратно их всех присоединим.

Поэтому я не думаю, что это так, точнее не совсем так.

Молодежь просто перестала воспринимать себя как неотъемлемую часть государства, нации народа. Трафаретные фразы, типа ««Я ничего никому не должен», «Пора валить», «А чё здесь делать?», заменяют многим людям мышление, они впились в кровь и в плоть, это, конечно, отвратительно. Но, у нас прижилось, потому что мы стали воспринимать себя как венец творения.

Постепенно мир развивался – страны росли, империя разрасталась, люди воевали, населяли земли. Теперь, когда результаты достигнуты, мы можем расслабиться и все должно вокруг нас вертеться как карусель, а мы будем просто сидеть и отдыхать.

Многие люди перестали осознавать, что мы всего лишь звено в истории России, в истории времен. После 20 лет либеральной пропаганды люди поверили, что существует глобализация, что мир открыт и мы все едины – это все чушь собачья! Нет никакого всеединого мира, есть глобально-национальные интересы, есть новый империализм и есть земли, за которые люди готовы проливать кровь и забирать чужие земли, осваивать их.

Мир совершенно не изменился, какой он был в средние века, во времена римской империи, во времена монгольского нашествия – он такой же и остался. И люди будут по-прежнему пилить эти ресурсы, пилить почву, завоевывать чужих женщин, насиловать их и учить своему языку.

–В 21 веке население России сократилось на 5 миллионов человек. Еще через 12 лет, по прогнозу ООН в стране станет меньше людей еще на 15 млн. Что происходит? Как вы полагаете, кем и как будут восполняться эти потери, ведь при плотности 1 человек на квадратный километр страна становится неустойчивой?

– А вы спрашиваете, почему мы создали «Народ»? Поэтому и создали. К сожалению, у русских исчезло ощущение будущего, в каком-то смысле пропало желание жить.

Как выяснилось, наш человек, не способен выживать в отсутствии глобального проекта, в отсутствии атмосферы большой идеи. Когда страна осваивает земли вглубь и ввысь, от шахты до космоса, тогда у людей возникает желание плодится, и связывать свою судьбу со страной. А когда политика занимается квазиполитикой, экономика квазиэкономикой, и люди понимают, что произносимое по телевидению не соответствует происходящему в реальности, они просто теряют точки опоры.

России необходима новая глобальная идея, новая имперская идея. Иначе мы просто вымрем, через 30 лет у нас не хватит населения, чтобы сохранить свои границы.

С чем это связано? С тем, что у нас бездарная отвратительная мерзкая антирусская власть, которая в своем бытие использует исключительно финансовые категории – заработать бабла, перевести его на Запад и подготовить почву для дальнейшего своего отступа на тот же Запад.

Мешает религия или лень?

– Насколько вероисповедание влияет на развитие личности? Говорят, протестанты легко вписались в рыночные отношение, а православные хуже. И никак не могут найти себя мусульмане. Есть этому объяснение?

– Я слышал об этом. Что могу сказать? Это фантазии протестантов, что они вписались. Каждой религии хочется объяснить свою значимость, свою состоятельность и при этом винить других в том, что у них ничего не получается.

Ислам ведет себя все более и более активно в последние годы. И готов показать протестантству куда более сильную уживчивость своей религии и куда большие возможности к экспансии.

А православие в России в течение тысячи лет не помешало отстроить одну из сильнейших стран в истории человечества, а теперь спустя тысячелетие вдруг выяснилось, что у нас православие не совсем подходит, надо бы нам протестантство…. Ну, это чушь же собачья! Мы 20 лет прожили при либерализме и вдруг выяснили, что во всем виновато православие…Бред!

– Почему все братские народы русского народа живут за пределами наших границ, а внутри нет ни одного братского народа?

– Существует теория Евразийства, которая объясняет формирование империи с точки зрения географии. Россия создавалась не в силу каких-то желаний наших царей и президентов. Она создавалась с точки зрения функционирования глобальной евразийской экономики, потому что сначала были присоединены южные земли, следом, когда стало больше хлеба в стране, мы отправились за Урал. И вот эта экспансия продолжалась и когда она была ошибочная, например, в случае с Польшей или Финляндией – эти куски нельзя переварить, их можно было лишь проглотить. Поэтому Польша, Финляндия отвалились.

Или когда Россия вышла на Аляску, которая была включена в состав наших земель, но Россия уже физически не могла этой территорией пользоваться, ее укреплять и т.д. А ведь по идее, когда Аляска стала нашей, Россия могла экспансию расширить до того, чтобы взять Америку, Канаду – уж точно. Россия была мощнейшим государством, и никакая Америка ей не могла в то время противостоять. Россия развивалась, и логически стало понятно, что на дальнем Востоке надо закончить свой поход. Это нормально. Этого достаточно. Ну, вот создался определенный конгломерат народов, территорий, идей, который так или иначе работал, давал плоды, так или иначе сосуществовал и это оказалась не самая дурная империя в истории человечества.

Ну, а братские народы – ну, давайте загоним их всех в Россию. Зачем? В этом нет никакой необходимости совершенно.

– Мы стали меньше читать или просто стали меньше писать? Связано ли отторжение от книжного мира с качеством современной писательской среды?

– Да просто сами люди перестали глубоко нырять. Одна из составляющих этого – интернет-мышление, когда обыватели, по сути, не склонны осмыслять большие серьезные тексты и идеи. Они начинают мыслить в режиме одного поста, в режиме одной записи на фейсбуке – это грустно.

Люди все время думают, что опаздывают и стремятся как можно больше прочитать какой-то информации. Но можно три года читать френд-ленту и ни стать ни на грамм умнее. Не лучше вместо этого прочитать «Анну Каренину» и вдруг понять какие-то вещи в жизни, которые ты не поймешь никогда из френд-ленты?

Помимо этого на людей повлияло и исчезновение советской социальной системы – половина читателей России стала гораздо беднее, у них нет реальной возможности покупать книги, с другой стороны, те люди, которые хорошо зарабатывают, стали больше работать, они вкалывают с 8 и до 23-00.

Какие к чертям книги?

Екатерина Трифонова, "Worldyou.ru" - 2 марта 2012 г.

Купить книги:

               

 

Соратники и друзья
Сергей ШаргуновНовая газета в Нижнем Новгороде Нижегородская люстрация

На правах рекламы: