ЗАХАР ПРИЛЕПИН: ПАТРИОТИЗМ — КОГДА БОЛЬ ТВОЕЙ СТРАНЫ ТВОЯ БОЛЬ

1. Нам надо строить другое государство. Государство, управляющие которым всерьез верят в то, что произносят и готовы платить за свои слова.

У кровавого злодея Сталина были наркомы и генералы, и когда началась Отечественная, все подросшие дети этих наркомов отправились на войну. «Бронь» давали ученым и писателям, а генеральским детям — нет.

Про войну или даже армию сейчас и речи нет, но если бы дети многих представителей новой элиты хотя бы учились в российских школах!.. Но они и учатся не здесь.

2. Воровство — это как половой инстинкт, его не остановить. Но за изнасилование сажают в тюрьму. В России воровство — безнаказанное: кто-то сомневается в этом? Возьмите пригородный поселок в любом городе страны, где проживает бизнес-элита, представители чиновничьего класса и прочие полицейские и прокурорские чины.

Зададим один вопрос: откуда сие? Многие ли хозяева готовы легально и подетально отчитаться хотя бы за то, на какие средства они этот дом построили? Причем, допускаю, это не единственный их дом.

Странно представить себе страну, где определенный класс граждан присвоил себе право насиловать кого угодно и никак за это не отвечать, да? Но вот у нас такой класс граждан есть — они, правда, не насилуют, а пилят, но это уже детали.

3. Просто народился целый рой людей, которые хотят отлично жить за чужой счет. В свое время нам объяснили, что это наша новая нарождающаяся аристократия. Что, нужно дождаться, когда их дети отучатся в кембриджах и оксфордах, и тогда они окончательно превратятся в новое русское дворянство.

Знаете что, невозможно в это поверить. Они никогда не станут нашим дворянством, потому что дворянство сотни лет воевало за страну — это было его основной работой: умирать за Россию. А эти ею торгуют. Это два совершенно разных занятия.

Служба государевых чиновников должна быть сопряжена с опасностью — когда сегодня ты слуга государев, а завтра тебя могут за ногу повесить на Кремлевской стене.

Но вот мы смотрим на Сердюкова, а потом смотрим на государственный патриотизм, и сразу все понимаем.

А если мы чего-то еще не понимаем, то нам только врач может помочь.

4. В целом мы — вырождаемся, хотя все предпочитают говорить о частностях: а вот я знаю университет... а вот мой сосед... а вот в нашем подъезде нормальные ребята... А я считаю, вырождаемся безусловно и очень быстро.

Все очень хорошо считают миллионы сталинских репрессий, а сейчас, когда речь заходит про один миллион, живущих в моногородках и тихо там деградирующих, другой миллион — алкоголиков и наркоманов, и третий — безработных, и четвертый — сидящих в тюрьме, ответ сразу готов: пусть все отребье вымрет, нормальные останутся... Такие все щедрые стали, туши свет.

Надо заставить наше правительство вложить сверхсредства в решение демографической проблемы в регионах, населенных в основном русскими людьми. Там депопуляция серьезная!

Всех любящих рассуждать на тему: «А зачем плодить нищету?» и «...А Европа тоже вымирает!» — бить по губам, чтобы сидели и помалкивали.

Недавно российские власти отчитались в том, что демографический кризис преодолен, смертность у нас впервые с 1991 года сравнялась с рождаемостью. Все это не совсем так. На одну женщину у нас по-прежнему приходится 1,6 ребенка.

В 1985 году рождаемость в СССР составляла 2,2 ребенка на женщину. Ровно с наступлением перестройки рост сменился депопуляцией, в 1995 году мы имели 1,4 ребенка на женщину, а в 2003 году этот показатель составил 1,3 — и стал одним из самых низких в мире.

Нынешний, и так мизерный показатель в 1,6 скоро снова может поползти вниз — «советский призыв» закончится, и пойдут в дело дети 1990-х и «нулевых»: тогда и рожали относительно мало и, что говорить, во многих случаях рожали если не сплошь и рядом больных, а с отклонениями.

Да, в Европе тоже наблюдается падение рождаемости, впрочем, далеко не везде такими темпами.

Наш же демографический прогноз чудовищнее любого европейского: согласно данным ООН к середине текущего столетия численность населения России может уменьшиться до 101 миллиона человек. По другим замерам — даже до 98 миллионов, а по самым оптимистичным — нас будет 116 миллионов.

Кто-то отдает себе отчет, что мы совсем скоро не сможем поддерживать инфраструктуру половины страны? А у России ведь в наличии 42 процента мировых богатств — вы думаете, они никому больше не нужны?

Зато Индия к 2050 году, по прогнозам, обгонит Китай и займет первое место с населением, превышающим 1,6 миллиарда человек. Египет приумножится с 83 миллионов человек до 133. Китай тоже подрастет — с 1,3 миллиарда до 1,4, а то нам тут некоторые рассказывают последнее время, что даже китайцы вымирают. Население США повысится к 2050 году с нынешних 315 до 404 миллионов человек и сохранит свое третье по численности место в мире. К 2050 году вырастет население Израиля. Вырастет население Исландии. Хуже, чем в России, будут рожать в Японии и на Украине — но с каких пор именно эти страны стали для нас образцом для подражания?

В России надо срочно менять саму матрицу социального поведения.

Во-первых, надо спросить с государства. Тут пообещали, что многодетным семьям будут бесплатно предоставлять земельные участки за городом. Вы знаете, что нередки случаи, когда губернаторы саботируют этот указ? У них всегда есть в запасе более удачные способы освоения этой земли.

Идем дальше. Знаете, что обусловило очередной рост рождаемости в СССР, когда европейские страны уже изготовились вымирать?

В 1980-е годы нашим женщинам дали возможность находиться в отпуске по уходу за ребенком с сохранением зарплаты. Результат был налицо.

Можно представить подобные вещи в нынешней России? С трудом!

Вы скажете: нет, но у нас сейчас строй другой, и мы уже сделали свой выбор. Ну тогда давайте подкорректируем курс: с чего мы взяли, что такое положение вещей — незыблемо? Еще как зыблемо.

Можно еще придумать множество законов в поддержку детства и материнства — мы же вывозим из страны 10 миллиардов долларов ежемесячно — давайте попросим дорогое государство позволять вывозить хотя бы на миллиард долларов в месяц меньше.

Ну и, наконец, надо бы отдавать себе отчет, что натуральные тунеядцы — это не те, кто «наплодят нищету», а как раз те, кто выбрал «жить для себя». Потому что время пройдет, и на всех, кто жил для себя, будут работать дети тех самых «тунеядцев» — а кто же еще? Понятно, что мы в свое время платили налоги и даже, быть может, завели одно чадо. Но одно чадо будет вынуждено работать на себя, на маму и на папу, дай им бог всем здоровья, а налоги наши, к сожалению, не смогут вместо людей горбатиться в офисах, пахать землю и готовить пончики с вареньем. Без новых людей никуда не денешься! Плодящимся тунеядцам надо платить сегодня, заранее. Мы потом еще вспомним их добрым словом.

Начав с государства, неизбежно придется перейти к себе.

В России, между прочим, делают 1 миллион 200 тысяч абортов в год. Понятно, что часть их делается по медицинским показателям — но далеко не большая часть. Это же какой-то кошмар, если не с религиозной, а просто с этической точки зрения. Других методов контрацепции, что ли нет, что мы за абортарий тут развели? Между тем запрет абортов в просвещенной среде россиян странным образом считают чуть ли не варварством — и сразу отсылают к Сталину, который действительно запретил в 1937 году аборты — вследствие чего, вопреки всем репрессиям и ужасам, народ прирастал отличными темпами.

К тому же Сталин тут вовсе не обязателен. В таких странах, как Мальта и Ватикан, не разрешают прерывание беременности ни при каких обстоятельствах. Ирландия, Андорра, Сан-Марино и Монако допускают аборт только в случае угрозы жизни беременной женщины, в остальных случаях аборт запрещен. Ну и так далее. Опять скажете, что нежеланные дети не нужны родителям? А так ли вы про себя уверены, что были желанными? Может, и вас тоже надо было не рожать?

Надо все сверхмощности и просто мощности запустить на обучение, воспитание и лечение российских детей. Каждая строка бюджета, касающаяся детей, должна ломиться от денег и оплывать от щедрости, как сочинская Олимпиада. Если сделать это национальной программой, то через 20 лет мы будем реально иметь 10 миллионов элиты.

5. У нас как-то повадились на любое болезненно-критическое суждение о стране, отвечать: «А когда было хорошо?», «А на кого менять?», «А чем другие лучше?», «А ничего не поделаешь, все решено за нас!»

Эти фразы у нас выдаются за «здравый смысл». Страна большая — ее не жалко. А вот если так говорящему начать пилить пилой ногу, скажет ли он сам себе «А когда было хорошо?» или «А ничего не поделаешь!..» Или не скажет, а заорет нечеловеческим голосом? Как только дело доходит до боли личной, сразу весь «здравый смысл» летит ко всем чертям.

Патриотизм — это когда боль твоей страны так болит у тебя, как будто тебя самого пилят на части.

Мнение полемиста может не совпадать с точкой зрения редакции.

СПРАВКА

Захар Прилепин, прозаик, публицист, родился 7 июля 1975 года в деревне Ильинка Скопинского района Рязанской области. Работал разнорабочим, грузчиком, командиром отделения ОМОНа. Участник боевых действий в Чечне. Окончил филфак ННГУ им. Н.И. Лобачевского. Произведения Захара Прилепина переведены на 15 языков. Лауреат российских и международных литературных премий. Шеф-редактор сайта «Свободная пресса».

"Вечерняя Москва" - 22 августа 2012 г.

Купить книги:

               

 

Соратники и друзья
Сергей ШаргуновНовая газета в Нижнем Новгороде Нижегородская люстрация

На правах рекламы: