7 вопросов Захару Прилепину, писателю

В воскресенье в Москве вручили литературную премию «Супернацбест» с призовым фондом в 100 тыс. долларов. Лауреата выбирали из победителей «Нацбеста» с 2001-го по 2010 год. Жюри под председательством Аркадия Дворковича отдало предпочтение роману в коротких новеллах «Грех», написанному Захаром Прилепиным. Он обошел книги Дмитрия Быкова, Михаила Шишкина и даже Виктора Пелевина, которые тоже были в шорт-листе. Лауреат «Супернацбеста» Прилепин служил в ОМОНе, участвовал в обеих чеченских кампаниях и является соратником Лимонова по Национал-большевистской партии

1. Вы известны своими оппозиционными взглядами, участвовали в «маршах несогласных», при вручении премии объявили Лимонова своим учителем. При этом приз вы получили из рук советника президента Аркадия Дворковича. Не западло брать деньги у власти?

Организаторы клялись, что это деньги частных лиц, что обошлось без государственного участия. С другой стороны, государственные деньги — это ведь деньги, полученные от нас же в виде налогов или акцизов. И я не делаю секрета из того, на что их потрачу: у меня трое детей, а в июле должен родиться четвертый.

2. За вас проголосовали и Ирина Хакамада, и Эдуард Лимонов. Казалось бы, такие разные политики…

Я пишу простейшие, элементарнейшие вещи. И, видимо, эти простые вещи оказываются созвучны самым неожиданным для меня людям. Я не могу залезть в чужую голову и понять, что думали те, кто за меня проголосовал, но вроде бы я знаю, что «Грех» очень нравится женщинам. Они там видят вещи, связанные с любовью, с вежливостью, с честью. Про это сейчас почти не пишут и не говорят. Дмитрий Быков вот написал, что в «Грехе» есть витамин, которым можно подпитываться.

3. Какова главная идея книги «Грех?»

Она сформулирована в одном из рассказов: «Счастья будет все больше. Все больше и больше». Причем в рассказе человек умирает, но счастья все равно будет больше. Потому что счастье — самозадача. Это труд — знать, что жизнь трагична, а счастье будет.

4. Вы надеялись на победу в «Супернацбесте»?

Знаете, я совершенно не предполагал, что получу премию. Я думал, что получит Пелевин, а сам ехал сюда просто выпить. Теперь мне предстоит везти сто тысяч к себе домой в Нижний Новгород в плацкартном вагоне.

5. «Грех» многие критиковали за то, что вы в нем, как всегда, описываете чудовищную реальность и вокруг героя — светлого, доброго, не теряющего своего вну­треннего тепла. В новом романе «Черная обезьяна» вы хотели уйти от образа «хорошего мальчика», нравящегося и патриотам, и либералам?

Нет, я не думал уйти от какого-то там образа — просто захотелось написать «Грех» наоборот. Я не заигрываю с читателями. Знаю, что сейчас многие раздражены «Черной обезьяной», уже читал отзывы типа: «Прилепин взбесил меня новым романом». И я вполне доволен такими отзывами.

6. Вы считаете себя народным писателем?

Честно говоря, не знаю. Как это оценивать? Мой суммарный тираж меньше, чем у авторов женской литературы. Но, с другой стороны, у них по 80 книг, а у меня меньше. Зато у меня есть своя секта читателей. Это не самые худшие люди, а может, и самые лучшие. Это люди, думающие о нашей стране, для них важны вещи, о которых я пишу.

7. Но при этом вы «свой парень». И вот «свой парень» сделал тех, кого принято считать интеллектуалами: Дмитрия Быкова, Виктора Пелевина, Михаила Шишкина.

Ну, это же просто образ. На самом-то деле какой я парень из народа? Я из той же среды, что и все эти интеллектуалы. У меня два высших образования. Это то же самое, что считать Есенина наивным пастушком. А он был реформатор стиха. Один человек назвал меня «питекантропом из окопов». Конечно, я немножко играю в этот образ, но я могу не только могилы копать.

Константин Мильчин, «Русский репортер» №21 (199) - 31 май 2011

Купить книги:

               

 

Соратники и друзья
Сергей ШаргуновНовая газета в Нижнем Новгороде Нижегородская люстрация

На правах рекламы: